WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Второй параграф первой главы «Принципы осуществления адвокатами профессиональной деятельности» выделяет основные принципы адвокатской деятельности, предусмотренные Законом об адвокатуре. Вопросам соблюдения этих принципов посвящены труды А.Г. Кучерены, Р.Г. Мельниченко, Т.М. Нинциевой А.В. Воробьева, А.В. Полякова, Ю.В. Тихонравова. Автором анализируется и обосновывается положение о том, что помещение законодателем принципов, на основе которых действует адвокатура, в статью, озаглавленную «Адвокатура и государство», со всей очевидностью свидетельствует о том, что государство не только установило в Законе об адвокатуре «специальные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии» деятельности адвокатов, но и четко обозначило принципы своих взаимоотношений с адвокатским сообществом. Диссертантом аргументируется необходимость дополнения Кодекса профессиональной этики адвоката разделом под названием «Общепризнанные международные принципы и нормы этики адвокатов в российской адвокатской практике».

Автором обосновывается положение о том, что российские адвокаты, осуществляя свои полномочия, не могут замыкаться исключительно на российском законодательстве. Для полноценной реализации своих полномочий серьезной аргументации своих позиций современному адвокату необходимо ориентироваться на принципы международного права.

Третий параграф первой главы «Решения Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам деятельности адвокатов» посвящен особому статусу и значению решений Конституционного Суда РФ по вопросам адвокатской деятельности. Важнейшая роль постановлений и решений Конституционного Суда РФ в отношении процессуального положения адвоката подтверждена многими авторами (А.Г. Кучереной, К.А. Москаленко, А.В. Макарцевым, Е.Г. Тарло и другими учеными).

Совершенствующееся в последние годы законодательство об адвокатуре, а также кодексы, регламентирующие нормы процессуального права и определяющие полномочия адвоката во всех видах судопроизводства (УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ), нуждаются в разъяснительных актах Конституционного Суда. Диссертантом проведен комплексный анализ важнейших решений Конституционного Суда РФ по вопросам участия адвоката в уголовном, арбитражном и гражданском процессах. Выделены проблемы, затрагивающие права и гарантии независимости адвокатов. Анализируя законодательно закрепленные полномочия адвоката-защитника в уголовном процессе и адвоката-представителя в гражданском процессе, диссертант приходит к обобщающему выводу о необходимости добавить в адвокатские с соглашения об оказании юридической помощи следующую формулировку: «Адвокат обязуется максимально полно использовать в своей деятельности полномочия, предоставленные Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Глава вторая «Права адвокатов, предусмотренные Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» посвящена комплексному анализу каждого адвокатского полномочия, закрепленного в указанном Законе. При этом во взаимной связи рассматриваются проблемы злоупотреблений адвокатами своими полномочиями, вопросы недостаточно эффективного использования полномочий, сложности реализации полномочий в гражданском и уголовном процессе из-за противодействий и нарушений адвокатских полномочий со стороны суда и следствия. Отмечается недостаточное внимание к проблемам адвокатских полномочий со стороны Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

Первый параграф второй главы «Сбор сведений, необходимых адвокату для оказания юридической помощи» раскрывает содержание вопросов, касающихся правовых возможностей адвокатов по сбору сведений и необходимой информации. На первом месте в перечне полномочий адвоката стоит его право «собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Вопросами сбора адвокатами сведений занимались Л.Н. Бардин, В.И. Федоров, Н.М. Кипнис, И.В. Бондарь, Г.М. Резник, В.В. Варфоломеев, Е.Э. Макушина. Магистральный путь усиления роли защитника в уголовно-процессуальном доказывании пролегает не через декларативное наделение его правами самому собирать сведения, а через всемерное совершенствование правового механизма его воздействия на процесс собирания доказательств. В связи этим представляется совершенно очевидным, что полноценная реализация данного адвокатского полномочия возможна лишь при наличии системы мер, обязывающих государственные и иные органы сотрудничать с адвокатами. Поэтому диссертант считает необходимым пп. 1 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» дополнить следующей формулировкой: «В случае незаконного отказа в выдаче адвокату запрошенных сведений и документов указанные органы и должностные лица несут административную ответственность». Также диссертанту представляется целесообразным в Кодекс РФ об административных правонарушениях внести корреспондирующую статью об административной ответственности должностных лиц за непредоставление сведений адвокатам.

С проблемой сбора адвокатом сведений и информации тесно связан режим охраняемой законом врачебной и банковской тайны. В данных правоотношениях существует определенная правовая коллизия, при которой адвокатское полномочие по сбору сведений из банковских и медицинских учреждений является нереализуемым. Так, только 3% опрошенных адвокатов ответили, что им удавалось получить информацию из медицинских учреждений по адвокатскому запросу. Разрешить этот сложный правовой вопрос представляется возможным в пользу адвокатов по следующим основаниям: переход действующего процессуального законодательства от обвинительной направленности к состязательности сторон в судебном процессе предполагает их равные возможности по сбору сведений, поэтому адвокат должен быть наделен в рассматриваемой сфере такими же полномочиями, как органы дознания и следствия.

Второй параграф второй главы «Опрос адвокатом лиц с их согласия, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу» посвящен реальной возможности адвоката в рамках гарантированного Законом об адвокатуре права самостоятельно опрашивать любых лиц. Анализом данного общепрофессионального полномочия адвоката занимались В.А. Вайпан, Л.В. Карякин, В.В. Паршуткин, С.Ю. Макаров и др.

Диссертантом отмечается, что в Законе об адвокатуре не дается указаний ни по поводу понятия опроса, ни по поводу порядка его проведения и способа фиксации его результатов. Данный вопрос в настоящее время находится на рассмотрении Федеральной палаты адвокатов РФ. Представляется важным определение опроса адвокатом лица с его согласия, данное С.Ю. Макаровым, как беседы адвоката с лицом, которое, по мнению адвоката или имеющейся у него информации, может сообщить ему какие-либо фактические сведения, необходимые для оказания квалифицированной юридической помощи его доверителю.

По мнению диссертанта, очевидная сложность при осуществлении данного полномочия заключается и в том, что Закон об адвокатуре не содержит никаких положений относительно того, в какой форме должно быть выражено согласие опрашиваемого лица. Также наиболее трудным моментом осуществления данного полномочия является закрепление результатов опроса. (Данное обстоятельство отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2006 г. № 100-О). Представляется, что закрепление результатов возможно в следующих формах:

– протокол опроса (беседы адвоката с лицом);

– заполнение лицом, согласившимся на беседу опросного листа;

– изложение адвокатом содержания беседы в письменной форме;

– изложение лицом, согласившимся на беседу с адвокатом, известных ему сведений в письменной форме.

Диссертантом делается вывод о том, что на данном этапе адвокатской практики полномочие адвоката по опросу лиц можно условно назвать «фильтром потенциальных свидетелей».

В этой связи практическое исследование порядка и особенностей применения данного общепрофессионального полномочия нуждается в дальнейшем изучении.

Третий параграф второй главы «Право адвоката собирать и представлять предметы и документы» охватывает теоретические и практические аспекты работы адвоката по самостоятельному сбору и представлению предметов и документов. Данное полномочие адвоката представляется логическим развитием права на сбор сведений и является одним из самых важных в практической деятельности адвоката. Как верно отмечает П.А. Лупинская, «в УПК РФ предусмотрен ряд гарантий обеспечения прав защитника на собирание и представление доказательств и равенство его прав с правами обвинителя на исследование доказательств в суде8».

Диссертант уделяет особое внимание тому, что в законодательной норме о полномочиях адвоката впервые делается акцент на праве адвоката не только собирать, но и представлять доказательства, тем самым подчеркивается самостоятельный характер данного права. Проблемами сбора адвокатами доказательств занимались также: Г.З. Анашкин, Б.Т. Безлепкин, А.И. Мещерин, С.А. Шейфер, Н.И. Макаров, А.П. Рыжаков, Ю.К. Орлов.

Наиболее распространенной и трудной является деятельность адвоката-защитника и адвоката-представителя по приобщению полученных доказательств к материалам дела. Диссертант соглашается с мнением Б.Т. Безлепкина о том, что защитник вправе собирать доказательства, а затем распоряжаться ими по своему усмотрению. Методом сравнительного анализа проводится исследование сбора и приобщения полученных адвокатом доказательств как в уголовном, так и в гражданском процессе.

На основании данных анкетирования адвокатов делается вывод о недостаточно разработанном механизме реализации данного полномочия. Так, 75% опрошенных адвокатов указали на нерезультативность данного полномочия, поскольку представленные адвокатом документы и предметы редко признаются судом и органами следствия вещественными и иными доказательствами.

В этой связи диссертантом предлагается изменить название ст. 166 УПК РФ на следующее: «Протокол следственного и иного процессуального действия» и дополнить содержание ч. 1–3 данной статьи словами «протокол следственного или иного процессуального действия». Тем самым право адвоката совершать иные процессуальные действия по сбору доказательств обретет форму, в которую эта деятельность должна быть облечена.

При рассмотрении в качестве отдельной проблемы вопроса о подготовке и составлении адвокатами ходатайств для приобщения собранных доказательств автором разделяется позиция о классификациях и видах процессуальных документов, сформулированная Д.П. Ватманом, Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой, О.А. Максимовым, М.В. Стольниковой, Е.С. Шугриной и др.

Диссертант поддерживает точку зрения Н.К. Горя и В.Т. Томина, которые еще на заре демократических реформ считали, что «защитнику необходимо предоставить право производить параллельное расследование, а по делам общественно-публичного обвинения права представителя потерпевшего должны быть особенно велики, «вплоть до допущения адвокатского расследования, смыкавшегося с расследованием служебным»9. В этой связи представляется возможным внести в Закон об адвокатуре и в Уголовно-процессуальный кодекс РФ понятие «адвокатское расследование», которое в полной мере отражало бы возможности адвоката самостоятельно подготавливать необходимую аналитическую и доказательственную базу по уголовному делу, начиная с момента возбуждения уголовного дела. Основные понятия, сформулированные и закрепленные в ст. 5 УПК РФ, представляется необходимым дополнить термином «адвокатское расследование».

Четвертый параграф второй главы «Привлечение на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи» раскрывает сложный комплекс проблем по использованию адвокатом в профессиональной деятельности услуг специалиста. Диссертантом подчеркивается, что данное полномочие является одной из существенных новелл законодательства об адвокатуре, закрепившей фактически сложившую практику. Проведенное анкетирование адвокатов выявило, что 72% опрошенных адвокатов считают данное полномочие одним из самых эффективных. Однако закрепление в Законе об адвокатуре таких прав на привлечение и использование услуг специалиста само по себе не гарантирует защиту от возможных нарушений и сложностей применения.

Вопросами использования специальных знаний при осуществлении защиты по уголовным делам и представительстве по гражданским делам занимались многие ученые, среди них – В.П. Божьев, Е.А. Доля, Г.Г. Зуйков, П.П. Ищенко, Л.М. Исаев, Е.Р. Россинская. Опираясь на позицию вышеуказанных ученых, диссертант приходит к выводу о том, что заключение специалиста как в уголовном, так и в гражданском процессе может быть использовано прежде всего для обоснования необходимости назначения и проведения экспертизы, а в случае отказа в ее назначении – как довод в подтверждение тезиса о неполноте проведенного расследования (например, в кассационной жалобе на решение суда первой инстанции). Привлечение на договорной основе специалиста может быть использовано адвокатом-защитником и адвокатом-представителем для реализации своей позиции по делу, для выработки собственной линии поведения при оказании юридической помощи, ее содержания и тактики, а также заключение специалиста крайне важно для доказывания определенных обстоятельств, имеющих значение по делу. Диссертантом обосновывается необходимость обращения к специалисту на договорной основе для получения не только заключений, но и консультаций. Теория доказательств однозначно исходит из того, что любые высказывания специалиста по ходу его участия в процессуальной деятельности не только по уголовному, но и по гражданскому делу по своей природе являются ни чем иным, как консультацией. Автор обращает особое внимание на то, что закон ни коим образом не определяет, как должна быть оформлена консультативная деятельность специалиста. Следовательно, данный законодательный пробел оказывает существенное негативное влияние на реализацию адвокатского полномочия по привлечению специалиста. На основе исследования статистических данных архивов районных судов по Северному административному округу г. Москвы диссертантом выявлена следующая закономерность: c 2005 по 2007 г. на 50% выросла динамика использования адвокатами данного полномочия (при этом в гражданском процессе она растет быстрее, чем в уголовном).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»