WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Понятие добра также крайне неопределенно. То, что для одних - добро, для других может быть злом. Диапазон делания добра тоже достаточно широк и крайне неопределенен. Оно может состоять как в реальной помощи человеку, так и в попытке навязать ему "добро" вопреки его воле и желанию. Предель­ный случай такого "добра", когда все "глупое" человечество принудительно ведут к тому или иному "добру", "благу" или "светлому будущему". Иными словами, поскольку представления людей о добре очень различны, то все из­вестные попытки ввести добро принудительно, кончались печально, если не сказать больше.

Но в определении В.Соловьева есть и вторая часть. Право "как порядок, не допускающий известных проявлений зла". Похоже, что на эту часть опреде­ления современники не обратили особого внимания. (Продолжил и развил эту идею В.Соловьева, уже исходя из опыта революции С.Л.Франк1). Им, веро­ятно, казалось, что эти части тождественны между собой и лишь сформулиро­ваны в разных формах. Первая - в позитивной, право как утверждение добра, вторая - в негативной, право как недопущение зла. Казалось, что это одно и то же, что сущность права остается одной и той же - осуществление добра на основе некоторого нравственного минимума. Однако, как показал трагический опыт XX века, это далеко не так. Больше того, эти два подхода не только не тождественны, но в определенном смысле противоположны. Одно дело - на­вязывать людям добро, благо, счастье с помощью принудительной силы госу­дарства, и при этом выводить право на такое насилие и принуждение из неко­его нравственного абсолюта или блага, и совсем Другое - использовать право, а следовательно, силу государства для недопущения "известных проявлений зла", и в такой форме осуществлять добро и нравственность на практике. При втором подходе право приобретает нравственный характер не потому, что оно принудительно навязывает какой - либо "минимум нравственности" человеку, а потому, что право не допускает известных проявлений зла, в чем и проявля­ется его нравственная сущность и природа. Соответственно, нравственный ха­рактер правоохранительной деятельности состоит не в том, что она "принуди­тельно" навязывает людям какую-либо нравственность. Нравственность - это сугубо личное дело человека. Нравственная сущность правоохранительной деятельности состоит в том, что, базируясь строго на законе, она способству­ет недопущению "известного зла" и тем самым способствует сохранению доб­ра. Говоря словами С.Л.Франка, повторившего идею В.Соловьева: "Государст-

' См.: Франк С.Л. Смысл жизни // Вопросы философии. 1990. № 6. С.127- 128.

46

во... существует не для того, чтобы осуществить рай на земле, оно бессильно совершить это; но оно существует, чтобы предупредить осуществление ада на 1вмла"1.

Такой подход представляется более предпочтительным из следующих соображений.

1. Существование ала, в отличие от добра, намного более очевидно, наг­лядно и конкретно. Оно в гораздо 1»еньшей степени нуждается в подтвержде­нии своего наличия, чем добро. Скажем, мы не можем однозначно сказать что есть человек и каким должен быть совершенный человек. Но мы достаточно однозначно можем сказать, каким человек быть пэ должен Наши представ пения о том, чего человек не должен делать, несомненно яснее, чем предста­вления о том, что он должен делать Это обстоятельство и выступает той объ­ективной, реальной основой, которая позволяет большим массам людей прид­ти к однозначному пониманию зла, а следовательно создает реальную базу их объединения для борьбы с этим злом Одним из важнейших социальных инструментов борьбы со злом и является право, выраженное в законе Право как социально организованная сила и средство борьбы со злом.

2. Право не ставит перед собой абсолютную задачу - устранение зла во­обще. Речь идет об устранении с помощью права только "известных проявле­ний зла". Это Понятие "известных" чрезвычайно важно и несет на себе огром нуге нагрузку, С помощью права мы можем и должны устранить то "известное" людям зло, знание о котором они получили из своей непосредственной жиз­ненной практики, оплатили дорогой ценой, и разрушительную, деструктивную силу которого они уже осознали и поняли. Социальными средствами борьбы с известным людям злом и выступают демократия, права человека, правопоря­док, правовое государство и т. д. Конечно, они не представляют собой формы существования и реализации некоего абсолютного добра или абсолютного блага. Но в них добро представлено в той мере, в какой эти средства пре­пятствуют распространению зла, уже пережитого и хорошо известного людям. Гуманизм прямо противостоит бесчеловечности, демократия - диктатуре, пра­во - бесправию, правопорядок - анархии, правоохранительная деятельность -произволу и беззаконию. Добро становится реальным настолько, насколько реальны гуманизм, демократия, право, правопорядок, правоохранительная деятельность.

Франк С.Л. Указ. работа. С. 128.

47

3. Добро и зло принципиально различаются как по своей природе, тек и по своим социальным последствиям. Добро - это всегда некое благо, превышаю­щее обычный, нормальный уровень человеческих отношений. Именно это ка­чественное отличие добра от нормы и позволяет квалифицировать то или иное действие, то или иное явление как добро. В силу •того, отсутствие добра, хотя этот момент, безусловно социально негативный, не ведет к дестабилиза­ции, разрушению устойчивых и наиболее важных социальных связей. В то же время зло - это всегда разрушение, дестабилизация существующих социаль­ных отношений, в силу чего зло имманентно содержит В себе угрозу самому существованию человека и человечества. Поэтому если добро может быть ос­тавлено на усмотрение самого человека, то предоставить такую же автономию злу в принципе невозможно, ибо это может привести к уничтожению самих ос­нов человеческого существования и общежития. Отсюда понятно, что если добро может и должно регулироваться в рамках нравственности, то зло долж­но подавляться и контролироваться четкими, ясными и, что неизбежно, прину­дительными нормами права, ибо только право, обладающее реальной силой, может пресечь и остановить зло.

Отсюда "нравственная задача права - смирять злые наклонности, обузды­вать упорный эгоизм лиц, бороться с несправедливостью и произволом силь­ных, обеспечивать общее равенство и свободу".

Надо ясно и однозначно сказать, что наличие права совсем не означает неизбежности применений силы и принуждения. Сила и принуждение исполь­зуются правом тогда, когда сам человек, действуя противоправно, выходит за рамки существующего права и том самым отрицает само его существование. Он нарушает всеобщую волю, выраженную в законе, и делает свою частную волю волей всеобщей. Но если он свои противоправные действия делает все­общим законом, то тем самым он сам устанавливает закон, по которому его действия по отношению К Другим становятся нормой по отношению к нему. Делая свою волю всеобщим законом, он тем самым признает Правомерным. чтобы с ним поступали так, как он поступает с другими. Вот почему: "Грабя другого, ты грабишь себя! Убивая кого-нибудь, ты убиваешь всех и самого се­бя! Поступок - это закон, который ты устанавливаешь и который именно своим поведением ты признал в себе и для себя, Поступающего так можно поэтому вместо себя подвести под тот самый-способ действия, который он установил,и

Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991. С. 538.

48

тем самым восстановить нарушенное им равенство: }из (аНошв (право воз­мездия)'". Око - за око, зуб - за зуб. Это равенство и есть справедливость.

Однако право и сила используются не только для защиты прав постра­давшего, но и для того, чтобы вернуть нарушителя в рамки собственно чело­веческих (правовых) отношений, в рамки всеобщей воли, в рамки закона, т.е. в рамки таких отношений, при которых один человек видит в другом человеке такого же человека, как он сам, с такими же правами, как у него, а не рассмат­ривает его лишь как средство, "вещь" для достижения своих целей, лишая его тем самым его естественных человеческих прав.

Все вышеизложенное ясно показывает, что нравственность права и пра­воохранительной деятельности состоит не в том, что они есть средство дости­жения каких-либо нравственных целей или идеалов. Это крайне опасно. Нра­вственная природа и сущность права и правоохранительной деятельности со­стоит в том, что они прямо противостоят злу и открыто направлены против зла. Одна из социальных функций права в целом и правоохранительной дея­тельности в частности, как раз и состоит в том, чтобы организовать борьбу со злом в Определенных социальных (правовых) рамках, и не допустить, чтобы борьба со злом сама превратилась в еще большее зло.

Концепции, раскрывающие природу и сущность права, с помощью таких фундаментальных понятий как свобода, справедливость, нравственность впо­лне правомерны и плодотворны. Свобода, справедливость, нравственность, безусловно являются фундаментальными, сущностными характеристиками пр;1ва. Именно они должны быть положены в основу построения действитель­но цивилизованного, демократического правового государства, правопорядка, правоохранительной деятельности.

Трудность их практического использования при создании конкретных пра­вовых законов состоит в том, что нет их единого и общепринятого понимания и оценки. То, что для одних свобода, для других - анархия; то, что для одних ра­венство - для других "уравниловка", что для одних справедливо, для других -верх несправедливости и т.д.

Поэтому, признавая, что право есть мера и форма существования свобо­ды, нравственности, равенства и справедливости, приходится искать какие-то более конкретные критерии правовой оценки конкретного законодательства, правопорядка, правоохранительной деятельности и т.д. Стремясь найти эти более реальные и конкретные критерии правовой оценки наличной

Гегель Г. Работы разных лет. В 2-х Т. Т.2. М., 1971. С. 47.

49

юридической действительности, мыслители обращаются к непосредственной, реальной жизни человека. Так возникла концепция, объяс- нятащая природу и сущность права, как право человека на "достойное сущест- вование."

Выдвинутое в России В. Соловьевым такое понимание права и прав чело­века, прямо вытекающих из его природы и способа жизнедеятельности, оказа­лось наиболее плодотворным. Именно по пути дальнейшей разработки и кон­кретизации этого положения пошли такие крупные русские юристы как П.Нов­городцев, Л. Петражицкий, Б.Кистяковский, С. Гессен и Др. Они приняли идею о праве человека на достойное существование, но разрабатывали и обосновы­вали ее в более широком контексте либеральной системы ценностей в целом. Не менее важно и то обстоятельство, что именно в этом направлении, в на­правлении обеспечения человеку прав на достойное существование, пошло развитие всех передовых демократических стран мира.

При всей правомерности выдвижения на передний план "права на достой­ное существование", сам по себе этот критерий не снимает практических труд­ностей при его применении для оценки правового характера конкретной юри­дической практики. Все упирается в неопределенность и противоречивость такого критерия как "достойное" существование. Какое существование считать достойным Какие здесь могут и должны быть критерии Кто и как их будет определять Сам человек, коллектив, общество, государство Как нам пред­ставляется, чтобы ответить на эти вопросы, надо верную по существу мысль о праве как праве на достойное существование развить И конкретизировать.

Понятно, что когда говорят о достойном существовании, речь идет о до­стойном существовании человека, о достойном человеческом существовании. Но коль скоро речь идет о человеческих условиях жизни и существования че­ловека, то следовательно, речь идет о степени и мере гуманизации жизни данного социального сообщества. Но в таком случае, в философском плане, сущность права состоит в том, что право представляет собой исторически обу­словленную форму и меру существования и проявления гуманизма (человеч­ности) в конкретном социальном сообществе. Формой существования и реа­лизации этого реального гуманизма является правовой закон, право в целом.

Поскольку право - это особая, специфическая форма существования и проявления гуманизма (человечности), то такие сугубо человеческие качества как свобода, справедливость, нравственность естественным образом входят в содержание понятия гуманизм. В силу этого определение сущности права с помощью гуманизма не только не исключает из этого определения свободы, равенства, справедливости и нравственности, а напротив, предполагает их,

50

причем в их неразрывном единстве. Свобода дает равенство, свобода и ра­венство - справедливость. Все вместе они предполагают признание и уваже­ние человека, как свободного, равноправого субъекта права, правовых отно­шений, в чем и состоит сущность самого права. Такое понимание гуманизма позволяет рассматривать его как самодостаточный критерий, с помощью ко­торого можно раскрыть и оценить правовую природу и правовую сущность лю­бого реального юридического действия, любого нормативно-правового доку­мента. Если закон, юридическое действие реализуют, воплощают в себе гума­нистическую сущность права, то такой закон, такие действия, по сути своей, являются правовыми, если не реализуют - то неправовыми, несмотря на свою юридическую форму.

Однако понятие "гуманизм" также понимается и употребляется далеко не однозначно. Определяя в этом плане свою позицию, автор считает, что гуман­ными являются все те действия и мысли, которые способствуют объединению людей, ведут к увеличению добра и любви в нашем мире. Гуманно все, что способствует объединению человечества. Говоря словами П.Тейярд де Шар-дена: "Существовать полнее - ето все больше объединяться..."'. И напротив, все. что ведет к разъединению людей, к распространению злобы и ненависти, носит негуманный характер, в каких бы блестящих обертках это все ни пода­валось.

Такое понимание природы и сущности права естественным образом пред­определяет понимание автором природы и сущности правового государства, правопорядка и правоохранительной деятельности. Их природа и сущность состоит в том, что оии представляют собой специфические социальные фор­мы поддержания и обеспечения уровня гуманизации, достигнутого данным социальным сообществом. Отсюда вжнейшая задача права - способствовать дальнейшей гуманизации жизни человека и человечества. Но отсюда следует и другой, не менее важный вывод. Уровень гуманизации права, правопорядка, правоохранительной деятельности прямо зависит от уровня гуманизации дан­ного социального сообщества в целом.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»