WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

- каждый российский гражданин, вступивший в сферу правоохрани­тельной деятельности, также должен быть действительным субъчктом воз­никших правоотношений; он должен чувствовать и осознавать себя равно правным участником этих правоотношений, т.е человеком, обладающим псе дусмотреннымм законом правами и свободами, которые ему должны быть обеспечены и которые должны соблюдать все участники правоохранитель­ной деятельности; он должен быть убежден в неотчуждавмости своих прав, предоставленных ему законом и иметь реальную возможность защитись э"''1;' права с помощью предоставленных ему законом средств; он должен быть убе­жден, что все проблемы будут решаться только на основе и в рамках закона.

Только при наличии этих условий может сформироваться за' чопоспуш-ный гражданин, правовая личность, правопорядок и правовое государево Пока этих условий нет, закон будет для человека внешней и чуждоР: силой, ко торой он может и будет подчиняться, но которую он никогда не будет уважать и тем более, сознательно поддерживать и защищать.

3. Право, правовое государство, правопорядок, правоохранительная дея­тельность, в конечном счете, не самоцель. Они лишь специфические социаль­ные формы и средства упорядочивания и регулирования совместной жизнеде­ятельности людей. Их конечная цель состоит в том, чтобы добиться от каж­дого члена сообществе такого поведения, которое способствовало бы нор­мальному функционированию и развитии как социального сообщества а це­лом, так и каждого его члене в отдельности. В атом состоит главная социаль­ная функция права, правового государства, правопорядка и прввоохранитель ной деятельности. Эту сторону Права выделяет и фиксирует социопоеическая концепция права.

Любые отношения, в том числе и правовые, - это всегда некое взаимодей­ствие двух или более сторон. Их взаимодействие вызывает в них определен­ные изменения. Следовательно, влияя на содержание и характер какого-либо взаимодействия (отношения) между людьми путем регулирования их прав и свобод, право может тем самым вызывать желательные для него социальные последствия и изменения в этих отношениях. Однако эти изменения, вызыва­емые правом, зависят не столько от самого права, сколько от характера и при­роды тех объективных процессов, которые регулируются с помощью права. Общественные отношения, регулируемые правом, существуют не в самом праве, а вне его. Следовательно, социальные функции и цели права (закона)

40

задаются, прежде всего, той объективной социально- экономической реально­стью, в которой оно формируется, функционирует и развивается. Значит пра­во, если оно.хочет быть действенным, должно исходить из реальности и чутко реагировать на ее потребности. Право, правоотношения, правоохранитель­ная деятельность всегда детерминированы определенными социальными по­требностями и определенными социальными задачами. Отсюда и вытекает основная идея социологической концепции права, что право - это "инстру­мент", с помощью которого надо решать конкретные жизненные проблемы Право надо искать в самой действительности, наполняя формальные нормы закона реальным правом, исходя из конкретной ситуации. Спора нет, что пра­во должно решать конкретные жизненные проблемы и исходить из реальных жизненных условий. Спорным остается вопрос - кто и чем будет "наполнять" эти нормы

Истина, заложенная в социологической концепции права, применительно к правоохранительной деятельности означает, что для ее целенаправленного и эффективного проведения необходимо четко, ясно и однозначно сформулиро­вать ее основные социальные функции, цели и задачи.

4. Каждая из рассмотренных концепций, на своем уровне и под своим уг лом зрения, выделяет и анализирует различные стороны и характеристики права как сложнейшего социального феномена. Очсюда не только их теорети­ческая правомерность, но и практическая необходимость.

Но выяснив форму существования права, закономерности его социально-психологического существования и функционирования, его социальные фун­кции, мы, тем не менее, должны ответить на главный вопрос. Что представ­ляет собой само право В чем состоит его собственная сущность как единого, целостного социального феномена Только ответив на эти вопросы, можно понять глубинную, сущностную природу права, правового государства, право­порядка и правоохранительной деятельности.

Основой понимания права в данной работе является положение о том, что право и правоотношения возможны и существуют только при наличии свобо­ды. Право и свобода неразрывно взаимосвязаны. Там, где нет свободы, там нет и не может быть никаких прав. Обладать правами может только свобод­ный человек. Человек несвободный, по определению - человек бесправный. Неразрывная связь свободы и права достаточно очевидна, поэтому идея о том, что право есть мера и способ существования свободы, была высказана очень давно. Классической в этом плане является формулировка Гегеля. Пра-

41

во есть "наличное бытие свободы"'. Это предельно широкое понимание права. Для целей нашей работы более предпочтительной представляется определе­ние Б.Н. Чичерина. Право - это "свобода, определенная законом"2. По сущест­ву она совпадает с формулировкой Гегеля, но она более конкретна, так как связывает право только с одной формой его существования - с законом. Для наших целей это методологически более удобно, поскольку освобождает от необходимости анализа других форм существования права.

Право неразрывно связано со свободой, следовательно, только те отноше­ния являются правовыми, в которых участвуют свободные и равные стороны. Участие в этих отношениях свободных и равных сторон предполагает, что ре­шения, принятые сторонами свободно и добровольно, будут тем самым и справедливыми. Таким образом, сущностная характеристика права состоит в том, что право - это конкретно-историческая мера и форма существования свободы, равенства и справедливости.

Проблема однако состоит в том, что все эти совершенно правильные сущ-ностные характеристики права, как социального феномена, очень сложно ис­пользовать для разработки и оценки конкретного законодательства и конкрет­ной правоохранительной деятельности. Что есть свобода Что есть справед­ливость" Что есть равенство Однозначных и общепринятых ответов на эти вопросы нет, напротив, они зачастую прямо противоположны. Отсюда нас­тойчивые попытки найти более конкретные характеристики и качества права, раскрывающие его природу и сущность. Наиболее популярными были кон­цепции, объясняющие природу И сущность права с помощью и через нравст­венность.

Поскольку в России традиционно предпочитали разрешение спорных про­блем не не по "суду", а по "совести" и поскольку эта тенденция явно преобла­дает, и теперь особенно, при оценке правоохранительной деятельности, то рассмотрению этой концепции в работе удепено особое внимание.

За основу анализа взята концепция В.С.Соловьева, который считал, что "право есть принудительное требование реализации определенного мини­мального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла"3. Раскрывая содержание этого "минимального добра или порядка", он утверж-

1 Гегель. Философия права. М,- Л., 1934. С.54.

2 Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900, С.84.

3 Соловьев В.С. Сочинения. В 2-х Т. Т.1. М., 1990. С. 450.

42

дал, что "право есть низший предел или определенный минимум нравствен ности"'.

Выбор нравственности для характеристики права был далеко не случаен Нравственность обладает большой степенью определенности и конкретности Она обладает мощным организационным и регулятивным потенциалом Она гораздо более доступна для объяснения и оценки. Ее требования сформули­рованы в определенных нормах И требованиях, которые всем извесгны и что самое главное, признаются большинством членов данного сообщества как необходимые и справедливые. Все это, казалось, делает нравственность тем самодостаточным критерием, с помощью которого можно как разрабатыьэгь. так и оценивать конкретные юридические акты и действия. Законы и действия. соответствующие требованиям нравственности, по определению становятся правовыми, не соответствующие неправовыми.

Однако оказалось, что реализовать на практике это. вроде бы, простое и очевидное понимание права крайне сложно. Больше того, практическое прев­ращение права в "принудительный минимум нравственности" влечет за собой самые неожиданные и крайне опасные последствия

Суть проблемы состоит в том, как найти и установить границы "минимума" нравственности и кто их будет устанавливать Какие нравственные требова­ния должны войти в этот минимум Дело в том, что нравственность по самои своей природе, не делится на части. Она или есть, или ее нет. Нельзя быть нравственным человеком, соблюдая лишь часть нравственных требований и не соблюдая другую. В силу этого, в "минимум" нравственности, закреплен­ный в праве, по существу, должна войти вся нравственность, т.е. право стано­вится тождественным нравственности.

Казалось бы, желаемый результат достигнут. Но к чему он приводит Ото­ждествление права и нравственности чревато самыми тяжелыми последстви­ями, поскольку, по существу, ведет к разрушению и гибели как нравственнос­ти, так и права.

Право исчезает потому, что ясные, четкие, конкретные требования зако- на подменяются ничем не ограниченными и крайне неопределенными нравст­венными требованиями, которые по самой своей природе не имеют четких и определенных границ. Напротив, они всегда направлены на достижение неко­его нравственного идеала, нравственного абсолюта, достижение которых и со ставляет цель нравственности. Замена правовых норм нравственными приво-

' Соловьев В.С. Указ. работа. С. 448.

43

дит к разрушению и гибели права, основой которого являются конкретные. строго определенные общеизвестные нормы.

Нравственность разрушается и исчезает, поскольку меняется ее природа и сущность. Нравственность - это сугубо внутреннее, индивидуальное качество человека, определяемое его душой, сердцем и совестью. Замена нравственности, как сугубо внутреннего, личностного качества и регулятора поведения человека неким внешним, принудительным, государственным требованием, снимает саму проблему нравственности, нравственного выбора и нравственной ответственности человека, превращая нравственность в принудительное исполнение предписаний государства.

Право - это не просто минимум нравственности, это "принудительный" ми­нимум нравственности. Но поскольку никаких объективных границ этого мини­мума нет и быть не может, то реально их будет устанавливать государство, а так как требования нравственности по существу безграничны, то государство под предлогом защиты и обеспечения нравственности получает безграничные возможности для произвола и тотального контроля над личностью. Иными словами, отождествление права и нравственности создает своеобразные тео­ретические и практические предпосылки для установлению абсолютной, ни­чем не ограниченной тирании.

Кроме того, в современном, социально Неоднородном обществе, вообще нет единой, общепринятой нравственности, которую можно было бы поло-. жить в основу всеобщего законодательства. Нравственные системы ценнос­тей и оценок также противоречивы и неопределенны, как и понимание свобо­ды, справедливости и равенства. Так чей же "минимум нравственности" будет положен в основу реального законодательства Понятно, что нравственность тех, кто реально участвует е создании этого законодательства. Но в таком случае мы опять получаем некое частное основание для всеобщего законода­тельства, тогда как задача состояла как раз в том, чтобы с помощью нравст­венности найти всеобщее основание для права.

Смешение права и нравственности приводит также к тому, что противоре­чия между людьми, носящие, по сути своей, нравственный характер, разреша­ются теперь не с помощью нравственных способов и средств, а с помощью го­сударственной принудительной силы. В результате любые мысли или дейст­вия, признанные безнравственными, автоматически становятся незаконными и противоправными.

Рассмотренная проблема имеет исключительно важное значение для ра­боты правоохранительных органов. Основой их деятельности могут и должны

44

быть только ясные и четкие правовые законы. Если их деятельность основа­на на каких- либо нравственных постулатах, пусть самых благородных, то эта деятельность теряет свой нормативный и всеобщий характер и приобретает ярко выраженный субъективный характер, ибо нравственный выбор и нравст­венная оценка - это дело всегда сугубо личное. Они не имеют однозначных объективных критериев и потому не поддаются однозначной оценке. В резуль­тате разрушается сама правовая основа правоохранительной деятельности, суть которой как раз и состоит в том, что она носит строго нормативный, все­общий и обязательный характер. Она приобретает совершенно иную природу, становится деятельностью частной, основанной на субъективных нравствен­ных воззрениях данной личности. Отсюда возникает опасность подмены тре­бований и норм закона (всеобщая воля) требованиями нравственными (част­ная воля). Больше того, убеждение, что данный нравственный постулат есть непосредственное воплощение некоего "блага" или "добра" приводит к мысли, что их достижение оправдывает любые средства, в том числе и противоправ­ные. Нравственность превращается в средство оправдания беззакония.

Подводя общий итог, можно сказать, что отождествление права с нравст­венностью таит в себе опасность:

а) в теоретической области - стать фундаментом обоснования и оправда­ния самых крайних форм тоталитаризма, полного подчинения человека (час­ти) государству, партии, нации и т.д. (целому);

б) на практике прямо ведет к разрушению и права, и нравственности, под­меняя их произволом, опирающимся на государственную силу и откровенную демагогию.

Положение о недопустимости смешения права и нравственности ни в коем случае не означает отрицания их теснейшей связи. Чтобы понять это, доста­точно поставить вопрос: а может ли быть безнравственное право Ответ оче­виден: право, не учитывающее и не включающее в себя общечеловеческие нравственные нормы и ценности, невозможно. Следовательно, сама идея В. С. Соловьева, что нравственность - неотъемлемый элемент права и его сущ-ностная характеристика представляется абсолютно верной. Проблема, следо­вательно, заключается в том, чтобы выяснить, в чем состоит и как проявляет­ся нравственная природа права и правоохранительной деятельности

Вернемся к определению права В.Соловьевым. Первую его половину, право как "принудительный" "минимум нравственности" или "добра", мы уже рассмотрели и выяснили, что вводить нравственность "принудительно" до­статочно рискоранно. Не менее рискованно "принудительно" творить "добро".

45

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»