WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

С учетом этого автор полагает, что объектами гражданского контроля за деятельностью УИС выступают отношения, складывающиеся в процессе обеспечения: неотвратимости наказания; безопасности общества; исправления осужденных; прав и свобод лиц, содержащихся в исправительных учреждениях и следственных изоляторах.

Предметами общественного контроля за деятельностью УИС являются: качество материально-бытового, жилищно-бытового, социально-культурного, медицинского, воспитательного обеспечения осужденных, их безопасность, организация и условия труда осужденных, условия и режим содержания в следственных изоляторах, в исправительных учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания, не связанные с лишением свободы.

С предметом контроля связаны и его определенные ограничения, очерчивающие его объективно необходимые пределы. Предметом контроля со стороны субъектов гражданского общества не могут быть организация охраны учреждений, оперативно-разыскные мероприятия, проводимые в отношении осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, юрисдикционные решения администрации исправительных учреждений о применении мер дисциплинарных взысканий и иных правоограничений, поскольку в данном случае эти вопросы, связанные с контролем за законностью, находятся в компетенции органов, осуществляющих государственный контроль (ведомственный и надведомственный). В связи с этим общественный контроль за деятельностью УИС, полагает автор, должен быть обоснованным, дозированным и адресным.

Во втором параграфе «Правовые и институциональные основы общественного контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы» исследуются правовые и институциональные основы общественного контроля за деятельностью УИС. Автор отмечает, что в настоящее время при осознанности обществом и государством необходимости общественного контроля за деятельностью УИС его субъектная структура и правовые основы четко не оформились.

Правовые основы общественного контроля за деятельностью УИС выявляются логическим путем, посредством применения приемов герменевтического анализа содержания отдельных нормативных правовых актов. Прежде всего, речь идет о ч. 1 ст. 3 Конституции РФ, устанавливающей, что народ есть носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации, а также о положениях действующего законодательства, предусматривающего возможность осуществления контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, органами местного самоуправления и общественными объединениями, непосредственно гражданами и представителями средств массовой информации (ч. 1 ст. 23 и ст. 24 УИК РФ, ФЗ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г., ст. 28 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г., ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 2 мая 2006 г., ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» от 4 апреля 2005 г., ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г., указов Президента РФ: «О некоторых мерах государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации» от 13 июня 1996 г., «Об утверждении Положения о Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации» от 18 октября 1996 г., «О комиссиях по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации» от 28 декабря 2001 г. и др.).

Диссертант отмечает, несмотря на то, что законодательство предусматривает возможность общественного контроля за деятельностью УИС, нормы, регламентирующие его, распылены по различным нормативным правовым актам, а его объем, пределы и порядок реализации на законодательном уровне не урегулированы. Причины этой неурегулированности различны, но среди них не последнее место занимают нежелание государства находиться под контролем, который так или иначе подразумевает вмешательство в его деятельность, а также низкая правовая активность самого общества, выражающаяся в известном отчуждении от государства.

Недостаточная правовая регламентированность и пока еще недостаточно высокая правовая активность гражданского общества, в свою очередь, порождают другую проблему – отсутствие четких институциональных основ общественного контроля гражданского общества за деятельностью УИС. В связи с этим автор считает необходимым принятие федерального закона «Об общественном контроле за деятельностью правоохранительных органов», одним их компонентов которого должна стать нормативно-правовая регламентация общественного контроля за учреждениями и органами, исполняющими уголовные наказания.

Автор констатирует, что в настоящее время в России общественный контроль за деятельностью УИС в институциональном плане осуществляется во многом произвольно и ситуативно. Отсутствует согласованность в действиях его субъектов, при этом нередко под видом общественного контроля предпринимаются попытки оказания давления на администрацию органов и учреждений УИС с привлечением представителей некоторых деструктивно настроенных членов общественных организаций, именуемых себя правозащитными, родственников осужденных, адвокатов, распространения недостоверной информации через средства массовой информации. Как отмечает Ю. И. Калинин, в настоящее время криминальный мир стремится активизировать свое влияние на органы власти, в том числе на правоохранительные органы и в первую очередь учреждения ФСИН России. Он полагает, что на территории России набирает обороты сила, способная в период проведения ответственных политических процессов кардинально повлиять на ситуацию и стать «революционной»8. В связи с этим необходимость правовой регламентации общественного контроля за деятельностью УИС, его субъектов и пределов очевидна.

Анализ структуры гражданского общества в России позволяет выделить потенциальных субъектов общественного контроля за деятельностью УИС. К их числу автор считает возможным отнести органы местного самоуправления, общественные объединения, отдельных граждан (осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах) и средства массовой информации.

Органы местного самоуправления могут осуществлять контроль за находящимися на их территории органами и учреждениями, исполняющими уголовные наказания, в пределах своих полномочий.

Общественные объединения в зависимости от организационно-правовой формы также могут и должны контролировать деятельность УИС в пределах, очерченных законодательством. Общественные, в том числе правозащитные, организации могут и должны осуществлять контроль в сфере обеспечения прав и свобод лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, а также лиц, содержащихся под стражей в следственных изоляторах. Вполне допустимым следует считать и контроль за материальным, медицинским, санитарным, социально-бытовым обеспечением осужденных и содержащихся под стражей лиц.

Являясь членом общества, его первичной ячейкой, отдельно взятая личность также может выступать в качестве субъекта общественного контроля. Вполне очевидно, что если целое обладает правом контроля, то и его часть также может в известных пределах осуществлять контроль. К числу таковых в полной мере могут быть отнесены и родственники осужденных и содержащихся под стражей.

Особая социальная миссия в деле контроля за деятельностью УИС возложена на средства массовой информации. Они обладают возможностью не только получить из различных источников информацию о тех или иных нарушениях, допущенных администрацией исправительного учреждения, но и обнародовать ее, создав тем самым предпосылки для оперативного устранения выявленных нарушений компетентными субъектами.

Третий параграф «Формы, методы и принципы общественного контроля в уголовно-исполнительной системе» характеризуется конкретной практической направленностью на поиск форм, средств и методов контроля, осуществляемого формальными и неформальными общественными организациями, органами местного самоуправления за исполнением уголовных наказаний и соблюдением в его процессе прав и свобод осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах.

Развивая идею о необходимости правовой регламентации общественного контроля за деятельностью УИС, его форм, методов и пределов, диссертант пытается создать теоретическую модель общественного контроля за деятельностью УИС. В основу этой модели положен логический анализ возможностей общества по контролю за деятельностью УИС: поиск правовых оснований; определение субъектов, способных осуществлять контроль; выявление наиболее оптимальных форм и методов, позволяющих достигать цели контроля, не дестабилизируя при этом деятельность органов и учреждений УИС.

Относительно правовых оснований общественного контроля диссертант считает, что их следует искать в общедозволительном типе правового регулирования. Он распространяется не только на саму деятельность гражданского общества, на взаимоотношения между его членами, но и на взаимоотношения гражданского общества с государством. Отсутствие четкой правовой регламентации общественного контроля в известном смысле можно считать умышленным пробелом, допущенным законодателем, учетом им требований международно-правовых актов, закрепляющих права и свободы человека и гражданина, и прежде всего Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах человека 1966 г., Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.

Вместе с тем необходимо принимать во внимание особенности российского правового менталитета (своеобразное понимание свободы, роли права в жизни общества и традиционно сложившихся отношений к государству и др.) и то, что гражданское общество в России пока находится в стадии формирования. В связи с этим вполне возможны подмена целей общественного контроля, его использование в качестве инструмента давления на власть и дискредитация самой идеи общественного контроля. Поэтому, полагает диссертант, есть основания для отграничения общественного контроля от той формы деятельности общественных объединений, главным образом неформальных, которую можно охарактеризовать как псевдоконтроль, поскольку цели, преследуемые в процессе этой деятельности, весьма далеки от социально полезных и социально необходимых. Напротив, псевдоконтроль, противодействуя нормальному функционированию органов государства, препятствует и исполнению государством своих обязанностей перед гражданским обществом.

Оценивая ситуацию, сложившуюся сегодня в сфере осуществления обществом контроля за деятельностью УИС, диссертант полагает, что есть основания выделить в общественном контроле два относительно самостоятельных течения. Первое – это спонтанно сформировавшаяся деятельность отдельных лиц и общественных объединений по защите нарушенных прав. Эта часть правозащитного движения складывается в качестве стихийного противовеса деятельности государства, и она от него автономна (например, Международный фонд защиты от дискриминации, за соблюдение конституционных прав и основных свобод человека и др.).

Второе течение – это деятельность объединений, создаваемых при органах государственной власти: Общественная палата РФ, Комиссия по правам человека при Президенте РФ, аналогичные комиссии при главах субъектов РФ и др. Близость субъектов общественного контроля, представителей этого течения, к власти, к органам государства дает основания говорить о том, что контроль, ими осуществляемый, не является общественным в чистом виде, а представляет собой скорее квазиобщественный.

Рассматривая формы общественного контроля за деятельностью УИС, диссертант отмечает их вариативность, однако основными и наиболее целесообразными считает: посещение учреждений и органов УИС с целью выявления отклонений в режиме содержания осужденных, в их материально-бытовом, жилищно-бытовом, санитарном, медицинском, социально-культур­ном и ином обеспечении; проведение мониторинга за деятельностью пенитенциарных учреждений; обращения в органы власти и др.; публикации в средствах массовой информации; телевизионные репортажи.

Под принципами общественного контроля за деятельностью УИС автор понимает общие руководящие начала общественного контроля за деятельностью УИС, обеспечивающие его результативность и легитимность. Диссертант предлагает различать общие и специальные принципы общественного контроля. К числу общих могут быть отнесены: справедливость, гуманизм, законность, демократизм, гласность. К числу специальных: приоритет коррекции (помощи) при осуществлении контроля, оперативность, адресность.

В заключении диссертантом подведены итоги проведенного исследования и сформулированы основные теоретические и практические выводы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК
Министерства образования и науки РФ

1. Федоров, В. В. Общественная палата Российской Федерации в системе субъектов общественного (гражданского) контроля / В. В. Федоров // Вестн. Костром. гос. ун-та им. Н. А. Некрасова. – 2006. – Т. 12. – № 3.
– 0,18 п.л.

Другие статьи, лекции

2. Федоров, В. В. Сущность общественного контроля / В. В. Федоров // Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. науч. ст. / ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2005. – 0,32 п.л.

3. Федоров, В. В. Деятельность уголовно-исполнительной системы как объект общественного контроля: проблемы и перспективы / В. В. Федоров // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития : сб. науч. тр. / Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2006. – 0,5 п.л.

4. Федоров, В. В. Контроль в системе взаимоотношений гражданского общества и государства (на примере уголовно-исполнительной системы) : лекция / В. В. Федоров ; Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2006.
– 1,36 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет 2,36 п.л.

ФЕДОРОВ Владимир Владимирович

ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
КАК ФОРМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА С ГОСУДАРСТВОМ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Усл. печ. л. 1,39. Уч.-изд. л. 1,15.

Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»