WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

1. В целях совершенствования теории и практики правотворчества нецелесообразно жестко противопоставлять различные подходы в правопонимании. Необходимо использовать различные методологические приемы для эффективного познания закономерностей развития и совершенствования механизма правотворчества.

Исходя из концепции интегративного правопонимания, правотворчество выступает не только фактором закрепления сложившихся общественных отношений, но и их проектирования, трансформации, эволюционирования или нивелирования. Отсюда правотворчество определяется как элемент механизма правового регулирования, целенаправленная деятельность уполномоченных субъектов по созданию, изменению и отмене правовых предписаний в соответствии с назревшими потребностями социума в целях его дальнейшего государственно-правового развития.

2. Обоснована терминологическая нагрузка категорий «нормотворчество органов внутренних дел» и «правотворчество органов внутренних дел». Под нормотворчеством органов внутренних дел понимается деятельность уполномоченных субъектов в системе министерства внутренних дел России, осуществляемая на делегированной или компетенционной основе, направленная на создание, изменение или отмену ведомственных нормативно-правовых актов, как внутреннего, так и внешнего действия.

Категория «правотворчество органов внутренних дел» включает в себя не только нормотворчество в собственном смысле, но и весь спектр полномочий, связанных с правотворческой сферой и проявляющихся в различных формах. Это деятельность по созданию (проектированию), изменению, отмене, толкованию и систематизации нормативных правовых актов уполномоченными субъектами органов внутренних дел, а так же заключение ими нормативных соглашений (договоров) на делегированной и компетенционной основе. При этом особенности правотворческой деятельности органов внутренних дел России проявляются в специфике их статуса, субъектов нормотворчества, характера нормотворческих полномочий и юридической природе принимаемых актов.

3. Процедура правотворческой деятельности органов внутренних дел урегулирована, в большинстве своем, различными подзаконными нормативными актами. К сожалению, в Конституции Российской Федерации не указаны виды нормативно-правовых актов, издаваемых федеральными органами исполнительной власти, в том числе – органами внутренних дел, что препятствует унификации и классификации этих документов. Положение усугубляется тем обстоятельством, что до настоящего времени не приняты Федеральные законы «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», «О федеральных органах исполнительной власти Российской Федерации».

4. Предлагается четко определить алгоритм подготовки нормативных правовых актов и указать их отличительные особенности в ходе собственного нормотворчества органов внутренних дел и в ходе совместного правотворчества органов внутренних дел с другими субъектами правотворческой деятельности.

5. Анализ юридической природы нормативных правовых актов органов внутренних дел требует однозначного и юридически выраженного определения перечня их видов. Предлагается зафиксировать следующие виды ведомственных актов, принимаемых в системе МВД России: международные договоры (соглашения) межведомственного характера с участием органов внутренних дел, приказы, решения коллегии, положения, уставы и инструкции. Определены различия между данными актами и обозначены критерии предмета их регулирования.

6. Разработаны рекомендации и предложения в Правила подготовки нормативных правовых актов в центральном аппарате МВД России.

Содержание этих и других положений автор конкретизировал в тексте диссертации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что основные ее положения развивают такие разделы общей теории права и государства как «Теория правотворчества», «Законность и правопорядок», «Правосознание и правовая культура» и др. Введение в научный оборот понятий «правотворчество органов внутренних дел», «нормотворчество органов внутренних дел», «нормативно-правовой акт органов внутренних дел», предложенных автором диссертации, позволяет уточнить стратегию ведомственного правотворчества органов внутренних дел и по-новому взглянуть на природу этого правового явления. Полученные в ходе исследования выводы и теоретические обобщения существенно расширяют представления о правотворческой деятельности органов внутренних дел и устраняют отдельные пробелы в ее правовом регулировании, формируют современную парадигму ведомственного правотворчества, обогащают теоретико-методологическую базу исследования данного правового явления. Диссертационная работа может также стать основой для соответствующих отраслевых исследований.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности их использования для:

- осуществления ряда конкретных мер, направленных на формирование современной концепции ведомственного правотворчества в целях повышения эффективности регулирования общественных отношений органами внутренних дел;

- модернизации технологии разработки проектов нормативно-правовых актов органов внутренних дел, межведомственных соглашений, международных и межведомственных договоров;

- совершенствования форм и методов правотворческой деятельности, систематизации и толкования нормативных правовых актов органами внутренних дел;

- преподавания курсов «Теория государства и права», «Административное право», спецкурсов «Административная деятельность органов внутренних дел», «Нормотворческая деятельность органов внутренних дел» в юридических вузах системы МВД России, а также при подготовке учебных и учебно-методических пособий по соответствующим дисциплинам;

- повышения правовой культуры сотрудников юридической службы системы органов внутренних дел и уровня профессиональной подготовки и переподготовки кадров в учебных заведениях МВД России;

- дальнейшей научно-исследовательской деятельности по соответствующей проблематике.

Структура диссертации определена целями, задачами исследования, спецификой избранной темы, ее теоретической и практической значимостью. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, библиографического списка литературы и приложения.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование обсуждено и одобрено на кафедре теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД РФ, кафедре теории права и прав человека Волгоградской академии МВД РФ. Основные положения диссертационного исследования докладывались автором на всероссийских, региональных и межвузовских научно-практических конференциях. Они нашли отражение в двенадцати опубликованных научных статьях, а также в учебном пособии. Материалы исследования внедрены в учебный процесс Краснодарского университета МВД России и в организационно-методическую деятельность отдела правового обеспечения МВД Кабардино-Балкарской Республики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показаны актуальность и степень разработанность темы, определены объект, предмет, цели и основные задачи исследования, охарактеризованы методологическая основа и нормативно-правовая база исследования, сформулированы научная новизна и выносимые на защиту основные положения и выводы, обоснована их теоретическая и практическая значимость, указаны направления апробации исследования и внедрения полученных результатов.

Первая глава - «Правотворчество как форма деятельности органов внутренних дел России» посвящена исследованию общетеоретических проблем правотворчества, обоснованию влияния правопонимания на эволюционирование понятия и сущности правотворчества, а также особенностям правотворческой деятельности ОВД России.

В первом параграфе «Правотворчество в аспекте правопонимания» рассмотрены различные подходы к определению понятия «правотворчество». Прослеживая зависимость определения правотворчества от того или иного типа правопонимания, автор приходит к мнению, что, в конечном итоге, научная позиция по отношению к правотворчеству зависит от поиска смысла права, имеющего множество интерпретаций. Либо сущность права придается тому властному решению, которое формируется в процессе следования установленным процедурам правотворческой деятельности, либо право рассматривается в качестве феномена, существующего до и вне рамок правотворческого процесса, где субъекты правотворчества отыскивают право и формируют нормы права. Причем, для отечественного правоведения сегодня характерен отход от жестких этатистских позиций и обращение к иным аспектам природы правотворчества.

Анализ правотворчества в аспекте интегративного правопонимания позволяет увидеть не только многомерность права, но и сложносоставную природу правотворчества как одного из составляющих этого феномена. Исходя из данного подхода правотворчество может рассматриваться как в широком так и узком ракурсе. Широкое понимание правотворчества основано на содержательном, социально-юридическом подходе. В этом случае правотворчество понимается как творческий процесс, в ходе которого субъекты правотворчества не только выявляют потребности в нормативном правовом регулировании общественных отношений, но и стремятся повлиять на их развитие, прекратить или нивелировать. При таком отношении правотворчество выступает творческим, созидательным процессом управляемого развития права, является как бы «инструментом правовой инженерии». Узкое понимание правотворчества зиждется на формальном, процедурно-процессуальном подходе, где оно воспринимается как четко налаженный алгоритм, технологический процесс закрепления воли, либо перевода социальных потребностей и ценностей в плоскость правовых предписаний.

Автор предлагает комплексный поход к исследованию проблем правотворчества, который позволил бы сориентировать правоведение на создание подлинно научной, но в то же время и практичной теории. Чрезвычайно важным в нем является требование методологического плюрализма, при котором, отдавая дань традиционному формально-юридическому методу, необходимо активнее использовать философский, социально-политический, экономический, культурный, психологический анализ правотворческих процессов и их результатов. Комплексный подход к правотворчеству должен включать и требование межпредметности. По мнению автора, теория правотворчества не просто связывает юридическую теорию и практику, не только рассматривает право как отражение и оформление действительности, но возвышает право, утверждая его активную роль. Автор разделяет высказываемое в науке мнение о том, что категория «правотворчества» может стать основополагающей и при раскрытии самого феномена права3. Выполняя интегративную роль в правовой науке, модель «правотворчества» сможет воплотить в себе единство теоретического и эмпирического уровней, системно-структурного и историко-генетического подходов. Данная категория может занять доминирующее положение в ряду других теоретико-правовых понятий и категорий, позволяя целостно, многоаспектно представить всю теоретическую конструкцию существования права как социального феномена.

Рассматривая проблему соотношения правообразования и правотворчества, автор отмечает социально-интерактивную природу этих процессов. Причем основой правообразования могут выступать как микросоциальная, медиосоциальная, так и макросоциальная системы. На микросоциальном уровне социальная интеракция происходит между индивидами. На медиосоциальном уровне социальное взаимодействие происходит между локальными социальными группами (коммерческими и некоммерческими организациями, предприятиями, компаниями и т.д.). Наконец, на макросоциальном уровне интеракция происходит между социумами (этносами, нациями-государствами, транснациональными структурами, международным сообществом).

Отмечается, что теоретические аспекты правотворчества связаны с решением таких проблем, как определение начала процесса правообразования, установление соотношения между правообразованием и правотворчеством, выявление путей анализа и отражения в нормативном акте общенародной воли и т.д. Автор обосновывает следующую схематичную модель процесса правообразования - от возникновения в социуме новых общественных отношений до их оформления в правовую форму:

На первом этапе происходят объективные изменения действительности в виде появления новых средств производства, технологий, предметов потребления, статусных позиций, услуг и т.д. На втором этапе идет стихийное структурирование общественных отношений, возникающих в связи со стремлением удовлетворить новые потребности и интересы. Для третьего этапа характерна локализация зон социальных дисфункции в рамках новых отношений (происходит кристаллизация наиболее распространенных напряжений, затруднений, противоречий, возникающих в ходе общественных отношений между их субъектами). На этой стадии вслед за осознанием несоответствия существующих правовых норм социальным ожиданиям происходит формирование осознанной потребности в адекватном правовом регулировании. Именно на основе восприятия существующего или возможного конфликта формируется осознанно (либо неосознанно) так называемое «желаемое право», исходящее из социокультурных факторов. С «желаемым правом» связано возникновение в недрах общественного сознания юридически не оформленных правовых идей. На четвертом этапе возникают в достаточной мере осознанные, структурированные правотворческие идеи, направленные на устранение социальных противоречий (точнее – на их регулирование) путем изменения или совершенствования правовой реальности в нужном направлении через те или иные акты правотворческой инициативы. Именно с данным этапом правообразования значительная часть ученых-юристов (сторонники широкого понимания правотворчества) ассоциирует начало правотворческого процесса. На данном этапе происходит формирование воли, нуждающейся в закреплении правовыми актами. Далее с появлением правотворческой инициативы уполномоченного субъекта возникают правовые отношения, что является началом процесса правотворчества.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»