WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Значимым представляется такое направление, как оптимизация правового воздействия. Принцип свободы труда позволяет выделить (обозначить, подкрепить) приоритетность правовых норм. Подобные коллизионные ситуации не единичны, даже в тех случаях, когда иерархическая соподчиненность четко и недвусмысленно установлена.

Не менее важным направлением является экономическая рационализация – достижение распределения прав и обязанностей, социальных благ и повинностей. Принцип свободы труда может «предшествовать» праву, задавать тон и ритмику правотворческих новаций, определять приоритеты законопроектной деятельности, формировать целевые ориентиры права.

Принцип свободы труда – база экономической самоорганизации. В условиях глобальной международной и внутригосударственной интеграции каждая самостоятельная структурно организованная система стремится к самоорганизации, когда процесс внутреннего и внешнего взаимодействия направлен на самосохранение и развитие.

Однако с позиции антропологии саморегуляция включает в себя и обратную, дисфункциональную сторону, ослабляющую саморегуляцию всей системы или ее приспособление к среде, а также признаки афункциональности, то есть носящие нейтральный характер (пассивная сторона свободы). Таким образом, свобода труда с точки зрения вызываемых последствий приводит к благоприятным, неблагоприятным либо нейтральным изменениям состояний субъектов. В этой связи самоорганизация направлена на минимизацию образующихся в ходе взаимодействия субъектов различий, приведение их к минимально допустимому порогу, тем самым обеспечивает последующую функциональность и возможность взаимодействия субъектов.

Вполне закономерно, что принцип свободы труда не может находиться вне путей социальной интеграции. В частности, он не может быть в отрыве или автономном состоянии от материальной и духовной областей общественной жизни. Это взаимодействие носит объективно необходимый, закономерный характер, выражающийся в том, что за пределами этого взаимодействия практически невозможно ни возникновение, ни существование свободы.

Существенным элементом целевого предназначения принципа свободы труда выступает достижение стабильности, при которой одни субъекты (в целом государство, его составные части, производственные и общественные объединения, граждане) свободно, самостоятельно и инициативно осуществляют свою деятельность, не нанося вреда другим субъектам. Одно из дополнений этой функции – достижение, установление и закрепление политического (гражданского) доверия граждан к государственным институтам и органам, реализующим меры обеспечения свободы труда.

Информационно-предупредительная роль принципа свободы труда направлена на предоставление субъектам возможности самостоятельно оценить перспективы (позитивные либо негативные) своих действий. Нередко предоставленная возможность выступает катализатором пассивности, бездействия субъектов. В таком случае активизируются меры государственного обеспечения, заменяющие (минимально, но гарантированно) упущенные ввиду бездействия выгоды для субъектов. Государство тем самым санкционирует активную или, напротив, пассивную (обоснованную и необходимую) социальную, политическую или экономическую позицию. Сопутствующее функциональное направление – противодействие теневому рынку труда.

Раздел второй «Реализация принципа свободы труда в правовом пространстве современной России» содержит две главы.

В четвертой главе «Основные факторы, снижающие эффективность реализации принципа свободы труда» выявлены социально-пра­вовые, материально-организационные дефекты и отклонения, которые являются препятствиями в ходе реализации исследуемого феномена, делают его реализацию сугубо декларативной, формальной.

Свобода труда в форме конституционного принципа требует полноты юридических гарантий прав в сфере труда и занятости. Этот принцип нацелен на обеспечение экономической свободы трудовых прав, на защиту такого обеспечения, является обобщающей, несущей конструкцией, на основе которой созданы положения ст. 34, 37 и 44 Конституции РФ. Однако, утвердив целую систему прав в указанных статьях, государство формально реализовало свою обязанность по обеспечению прав и свобод в системе общественных отношений по поводу труда.

Воплотив многие положения международных конвенций и рекомендаций, российское законодательство призвано не только регламентировать традиционные правоотношения, но и своевременно урегулировать те новации, которые вызваны, в том числе, динамикой рыночных отношений. Например, успешное развитие такой формы организации труда, как лизинг рабочего персонала, сдерживается «традиционным» дефектом отечественной правовой системы – отсутствием законодательства, регулирующего соответствующие отношения. Отсюда следует, что реализация принципа свободы труда «пробуксовывает» в отношении значительного круга потенциальных работников (студентов дневных отделений вузов, временно незанятых граждан, специалистов узкого профиля).

В методологическом ракурсе дефектом выступает отсутствие цельной и всесторонне проработанной теоретической концепции реализации принципа свободы труда в его системном, комплексном измерении. Это та идейно-мировоззренческая база, на которую в своей деятельности должен ориентироваться законодатель и правоприменитель. Между тем сегодня ни у законодателя, ни в научной среде нет четких представлений о системе принципов права17, о путях и средствах их модернизации, а возможно, и о переосмыслении. Одной из актуальных проблем на этом пути является отсутствие разработок о технико-юридическом качестве принципов права.

Пробелы концептуальной методологии приводят к разрушению системности регулирования сферы труда, что детерминирует «расцвет» лоббизма на рынке труда, деформируют многие социально важные направления трудовой деятельности. Одно из них – страховое дело. Например, «эффективность» реализации только за первый год Федерального закона от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»18 такова – страховые компании собрали 40 миллиардов рублей, а выплатили по страховке примерно 6 миллиардов19

. Закон не только не избавил автовладельцев от проблем, но и создал новые – в поле страхового бизнеса появился вид труда – провокация ДТП. В итоге доверие общества в целом к отрасли оказалось серьезно подорванным.

Неизменными остаются стратегические ориентиры экономического развития – зависимость бюджета страны от добычи углеводоводоров, которая не только не снижается, но и неуклонно растет. На этом фоне зримы просчеты государственной политики в сфере труда. Если в странах с развитой экономикой основой экономической безопасности является малый и средний бизнес, то в России эта сфера по многим параметрам не развита. В юридической и публицистической литературе уже сейчас высказываются опасения, что одного базового федерального закона о развитии малого и среднего предпринимательства в России недостаточно. По всей видимости, требуется подготовка не только крупного пакета, конкретизирующих его нормативных правовых актов, но и разработка серии специализированных программ государственной поддержки этого сектора экономики.

Разрывы во взаимосвязях принципа свободы труда и принципа равенства находят свое отражение в ходе их реализации. Дискриминация в сфере трудовой деятельности порождает феномены латентной трудовой деятельности. Теневой рынок труда «предоставляет» работодателю более широкие возможности выбора, чем легальный, позволяет гибко и оперативно реагировать на изменения экономической конъюнктуры.

Разрывы обнаруживаются и в «отношениях» с принципом справедливости. В судебной практике нередки ситуации, когда труд работников оплачивается не в соответствии с их должностью и квалификацией20

.

С позиций реалий современной России многие формы проявления свободы труда вступили в острый конфликт с историческими и культурными устоями общества, национальным менталитетом. Свобода некоторых аморальных видов трудовой деятельности активно молодеет, «ищет» оправдание на любом уровне социума, а порой и стремится к законодательной легализации.

Серьезнейшим фактором, снижающим эффективность принципа свободы труда, выступает возможность злоупотребления свободой труда. Диссертант отмечает, что в научных кругах интерес смещен исключительно к проб­леме злоупотребления субъективными правами, что не вполне оправдано.

Злоупотребление свободой труда происходит в случаях, когда свобода необоснованно ограничена либо когда ее границы чрезмерно расширены. В диссертации подробно анализируется одна из распространенных форм злоупотребления свободой труда – фиктивное трудоустройство. Злоупотребления нередки и в ходе оплаты трудовой деятельности. Речь идет как о замене денежного эквивалента предметами и продуктами в натуральной форме, так и о принуждении работников к открытию банковских счетов для получения зарплаты.

Во многом позитивный потенциал принципа свободы труда снижает низкая информационная обеспеченность данного процесса. Наличие пробельности в знаниях относительно существа данного феномена порождает безразличие граждан к вопросам его совершенствования. Результаты опросов общественного мнения показывают, что граждане России негативно оценивают состояние на рынке труда. Одной из причин респонденты называют низкий уровень гарантий стабильности того или иного вида деятельности. Таким образом, в обществе укореняется стереотип, когда ценность и роль данного принципа признается минимальной, не оказывающей заметного воздействия на жизнь обычных граждан. Свобода выбора трудовой деятельности в массовой сознании заменяется протекционизмом, корпоративностью, национальной ментальностью. Этнические противоречия проявляются и в трудовой сфере, вызывают квазиординарные явления ксенофобии, человеческой нетерпимости, агрессивности21. В современных условиях все больше оснований говорить о формировании и укоренении нового феномена – этнической свободы труда – явлении, базирующемся на признании наличия у субъектов врожденных и при этом сугубо национальных качеств (навыков, знаний, умений) для осуществления определенной профессиональной деятельности.

Укоренению создавшейся ситуации способствует бездействие государства. Российская политика занятости претерпевает кардинальные изменения, и государственная концепция занятости еще не сложилась. При этом государство не только не активизирует работу в этом направлении, но и не ведет борьбу с наличествующими преградами, например, с принудительными формами занятости. В ходе проведенного исследования «Принудительный труд в современной России»22 в рамках проекта Международной организации труда выяснилось, что формы принудительного труда обладают чрезвычайным разнообразием: физическое насилие или угроза насилия (включая сексуальное); ограничение свободы передвижения вплоть до удержания работника взаперти; изъятие документов; долговая кабала; психологическое насилие в виде шантажа, обмана, угрозы; невыплата заработанных денег; неправомерный запрет на увольнение; перепродажа.

В пятой главе «Пути повышения эффективности реализации принципа свободы труда в Российской государстве» намечены и проанализированы ведущие направления повышения эффективности исследуемого феномена, выявлены концептуальные составляющие осмысления и реализации ряда перспективных тенденций.

Повышение эффективности реализации принципа свободы труда зависит от множества факторов и избранных направлений.

Один из путей – поиск правовых и иных дефектов, изъянов в содержании и форме рассматриваемого принципа. Их фиксация и анализ позволят предложить пути повышения эффективности реализации принципа свободы труда посредством устранения выявленных дефектов. Поскольку не все из них могут быть сразу устранены, то потребуется промежуточный этап – снижение вредных последствий от отдельных изъянов.

Стратегическая задача на этом направлении – устранение коллизий реализации принципа свободы труда. Это длительный процесс, требующий постоянного внимания со стороны государства и общества. Снижение конт­роля за данным направлением приводит к реанимации ранее существовавших противоречий, позволяет развиваться новым формам коллизий.

Позитивно отразится на эффективности смещение регулятивной нагрузки ряда вопросов с локального на законодательный уровень. В частности, это актуально в отношении гарантий трудовых прав, которые ныне в значительной мере являются предметом локального регулирования (коллективные и индивидуальные трудовые споры) в расчете на «добросовестность» работодателей23

. Аналогичный подход следует избрать и в отношении ведомственного нормотворчества, где наиболее часто появляются нормы, нарушающие трудовые права и отступающие от принципа свободы труда. Диссертант выдвигает гипотезу, что в целом реализация принципа свободы труда обретет более стабильный характер в случае, если дозволения и ограничения в сферах его реализации будут регламентироваться исключительно на законодательном уровне.

Крайне важным видится приостановление действия актов федеральных или региональных органов власти, вводящих дифференцированные ограничения (прямые либо косвенные) свободы труда. Например, в сфере уличной торговли распространенной стала практика произвольного и частого повышения платы за торговое место, перенос мест торговли, коммуникационной инфраструктуры и т. п. Среди мотивов ограничения свободы труда по-прежнему встречается отсутствие регистрации по месту жительства.

Другой путь – обнаружение скрытых «резервов» правовой регуляции, новых «катализаторов», стимулирующих эффективность реализации принципа свободы труда. В этом ключе один из стратегических резервов – реанимация системы средних специальных учебных заведений. Сегодня число таковых в России мизерно, на их развитие выделено 0,05% фонда оплаты труда (в Европе этот показатель достигает 15%), а техническая база износилась на 72%24. Вызывает озабоченность и то, что школьная программа профориентации заметной ценности для разрешения проблем трудовой занятости не играет.

Еще один резерв повышения эффективности принципа свободы труда – государственная поддержка отечественного производителя. Рынок труда и рынок продаж не просто взаимосвязаны – они взаимообусловлены. В настоящее время галопирующими темпами снижается рынок отечественного автопрома. Согласно экспертным оценкам, по итогам 2007 года за отечественными марками останется лишь 30% авторынка25.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»