WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Токарев Василий Алексеевич

ИДЕЯ ЗАКОНОДАТЕЛЯ ВО ФРАНЦУЗСКОМ ПРОСВЕЩЕНИИ (Ш.-Л. МОНТЕСКЬЕ, Д. ДИДРО, Ж.-Ж. РУССО)

12.00.01 -теория и история права и государства; история учений о праве и

государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2008

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Муниципального образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский муниципальный университет Наяновой»

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор

Исаев Игорь Андреевич, МГЮА

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Корнев Аркадий Викторович, АТиСО кандидат юридических наук, доцент Березовский Денис Валерьевич, МИР

Ведущая организация Российский государственный торгово-экономический университет

Защита состоится 27 февраля 2008 года в 12-00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02 при Московской государственной юридической академии, г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, 9, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии.

Автореферат разослан 24 января 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук

профессор Н.А. Михалева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Реформирование любой правовой системы, в том числе и российской, предполагает постановку вопроса о роли и месте законодателя, призванного осуществлять необходимые преобразования. Между тем ответ на него рискует остаться неудовлетворительным, если не обратиться при этом к анализу содержания и теоретическому обоснованию самой идеи законодателя. В эпоху Нового времени ее первое концептуальное осмысление, положившее начало формированию и развитию континентальной западноевропейской традиции законотворчества, воспринятой впоследствии отечественным законодателем, приходится на период, предшествовавший правовым реформам конца XVIII - начала XIX вв.

Тогда из-под пера Ш.-Л. Монтескье, а затем и физиократов, маркиза Мирабо, С.-Н.-А. Ленге, аббата Мабли, Г. Филанджиери, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо один за другим в свет выходят трактаты, касающиеся различных аспектов законодательной политики. Отдельная статья «Энциклопедии», как и глава VII «Общественного договора» Руссо, посвящены законодателю. Постепенно обсуждение законотворчества переходит границы круга философов, завоевывая салоны и журналистские клубы, такие, как созданный в 1790 г. депутатом Национального собрания Роммом, автором республиканского календаря, и размещавшийся в Сент-Антуанском предместье Парижа. Дебаты выносятся на страницы «Журнала Клуба кордильеров», официального печатного органа Общества Прав Человека и Гражданина, «Часового», развешенного на всех улицах столицы и крупных французских городов в ноябре 1792 г., «Публициста Республики без Марата», «Народного просвещения» Кондорсе и Сиейеса. Это явление исследовательница политических и правовых учений Нового времени С.Гояр-Фабр определяет удачным, на наш взгляд, термином «номофилия»1.

Активное участие, которое депутаты Национального собрания принимали в обсуждении концептуальных основ законотворчества, обнаруживает важную сторону этого процесса — самосознание законодателя. Наделенный властью и становящийся, по образному выражению Ж. Бенрекасса, «над временем и пространством»2, он последовательно создает адекватную реальности модель правовой системы, искусно сообразуя ее с разнообразными факторами, как физическими, так и моральными, определяющими формирование и развитие социального организма. От того, насколько грамотно законодателю удается справиться с данной задачей, вписав бытие социума в рамку этих факторов, зависит, на что обращают внимание французские просветители, результат проводимых реформ. Согласно этому, свобода законодателя заключается в осознании им границ, необходимо положенных его деятельности «природой вещей». Последовательно познавая и осознавая характер и содержание ее объективных требований, он, пропуская их через свое сознание, переводит эти требования на язык правовых понятий и категорий.

Тем самым сущность процесса закона - (познанные закономерности возникновения и развития социальных отношений) творчества (относительно свободный акт их осознания и преобразования в правовые нормы) предстает как сложная диалектическая взаимосвязь субъективного и объективного, или, в терминологии Просвещения, «индивидуальной» воли законодателя и «природы вещей»3.

____________________________________________________

1 См. подробнее: Goyard-Fabre S. Philosophic polittque. XVIe-XXe siecles. Modernite et humanisme. - Paris, 1987. Pp. 267-270.

2 Benrekassa G. Montesquieu. - Paris, 1968. P. 57.

3Подобная трактовка сущности законотворческого процесса, положенная нами в основание настоящего исследования, оставаясь вполне традиционной для отечественной и зарубежной социальной, политической и правовой науки (назовем, в частности, известные работы Д.А Керимова по философии и методологии права, а также законодательной технике), в то же время предоставляет широкую возможность ее разнообразных интерпретаций и творческого подхода к ее осмыслению, что, к примеру, наглядно продемонстрировали Теодор А. Адорно и Макс Хоркхаймер в «Диалектике Просвещения». См. подробнее: Хоркхаймер М., Адорно Т.В. Диалектика Просвещения. Философские.фрагиенты. - М. -СПБ., 1997. С. 16-61.

Иными словами, идея законодателя как реформатора, преобразующего уже существующую до него реальность и свободно формирующего ее новую модель, наполняется конкретным содержанием, анализ которого позволяет и сегодня избежать утилитарного и чисто технического подхода к ее восприятию, сводящегося исключительно к отдельным вопросам юридической техники, как в теории, так и на практике.Стремление политиков конца XVIII - начала XIX вв. к осмыслению своего статуса как творцов нового позитивного права, адекватного социальной реальности, само по себе представляет несомненный интерес для историков права и политико-правовых учений, о чем свидетельствует значительной объем зарубежной, а с недавних пор и отечественной литературы4. Вместе с тем за этим процессом стоит непрерывающийся на всем протяжении XVIII столетия диалог, который просветители, открыто или в завуалированной форме, ведут между собой по поводу идеи законодателя, вовлекая в круг обсуждаемых ими проблем все новые вопросы: о взаимосвязи естественного и позитивного права, о сущности, содержании и гарантиях политической свободы индивида, об индивидуальной и общей воле, о физической и моральной природе человека, о становлении и бытии субъекта права.

Их рассмотрение в контексте темы настоящего исследования помогает конкретизировать и уточнить на материале истории политической и правовой мысли содержание таких основополагающих для юридической науки понятий и категорий, как сущность, содержание и форма права, отдельное, особенное и общее в праве, его системность и систематизация, субъект права. Обращение к историческому материалу становится необходимой предпосылкой обнаружения методологии решения проблем, остающихся актуальными для современной теории государства и права и философии права, вскрывая преемственность в их постановке и последующем осмыслении.

Отечественная юридическая наука, постепенно освобождаясь от догм признаваемого ранее «единственно верным» подхода к познанию правовой реальности, оказывается в настоящее время перед необходимостью обретения

собственной идентичности, на что указывают теоретики и философы права5. От исследователя требуется поиск новых парадигм и переосмысление уже ставших классическими, но до сих пор не утративших своей актуальности, концепций правопонимания. В диссертации предпринята попытка интерпретации именно такого, классического наследия истории политической и правовой мысли, а именно концепций законодательной политики трех ведущих французских просветителей (Ш.-Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо) в контексте проблем теории государства и права, рассматриваемого в единстве онтологического, гносеологического и аксиологического аспектов.

________________________________________________

4 Следует отметить исследования С. Гояр-Фабр, Ж. Карбонье, Д. Реми. В российской правовой науке особое внимание этому периоду в истории права и государства, а также политических и правовых учений уделяется в работах В.Г. Графского, И.А. Исаева, А.В. Чудинова. См. подробнее: Carbonnier J. La passion des !ois au siecle des Lumieres // Bulletin de Г Academic royale de Belgique. 5° serie. T. XLII. 1976. 12. Pp. 540-554; Goyard-Fabre S. Op.cit.; Remy D. Legistique. L'art de faire les lois. - Paris, 1994; Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. - М., 2005; Исаев И.A. Politica hermetica:cKpbiTbie аспекты власти. - М.( 2003. Его же. Власть и закон в контексте иррационального. - М., 2006; Чудинов А.В. На облаке утопии: жизнь и мечты Жоржа Кутона //Ж. Кутон, Речи. -М., 1994.

s См., к примеру: Басик В.П. Эволюция правового статуса личности и его отражение в российской правовой науке // Правоведение. - 2005. - № 1; Васильев А.В, Предмет, объект и метод теории государства и права // Право и государство: теория и практика. - 2007. - № 9; Закомлистов А.Ф. Концептуальная сущность юриспруденции // Государство и право. - 2003. - № !3; Козлихин И.Ю. О нетрадиционных подходах к праву // Правоведение. - 2006. - № 1; Неважжай И.Д. О соотношении естественного и позитивного права // Правоведение. - 1997. - № 4: Его же. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. - 2002. -№2.

Таким образом, на наш взгляд, обеспечивается взаимосвязь исторического и логического, которая имманентно присуща научному познанию, в том числе и познанию правовой реальности, что позволяет выявить в законотворческом процессе не только совокупность конкретных приемов и способов создания системы позитивного права, но и саму идею законодателя, определив ее содержание, очевидно, не сводящееся только к набору этих способов и приемов.

Степень научной разработанности темы исследования. Политические и правовые учения эпохи Просвещения достаточно подробно исследовались и анализируются в настоящий момент представителями как отечественной, так и зарубежной науки. В диссертации широко используются труды А.С. Алексеева, МП. Баскина, В.П. Волгина, Т.Б. Длугач, В.М. Гессена, М.М. Ковалевского, И.К. Луппола, А.Н. Медушевского, П.И. Новгородцева, Ж. Бенрекасса, Б. Бернарди, В. Гольдшмидта, С. Гояр-Фабр, Р. Дерате, М. Дюше, Э. Кассирера, Ж. Пруста, К. Шмитта, Л. Штрауса, Ж. Шуйе, Ж. Эрара и ряда других. В то же время в этих фундаментальных работах по истории политико-правовой мысли идея законодателя самостоятельно практически не рассматривается, выступая либо, как, к примеру, у К. Шмитта, лишь одним из структурных элементов его собственной оригинальной концепции суверенитета, либо растворяясь в общей картине интеллектуального движения XVIII столетия, как это происходит, в частности, в «Философии Просвещения» Э. Кассирера, либо оказываясь в поле зрения исследователя наравне с другими концептами в качестве своеобразного фона, на котором рельефно выступает определенная идея - природы, свободы или счастья.

Именно устоявшаяся в западной науке традиция вычленения из общей проблематики конкретной эпохи отдельной проблемы и ее последующего изучения на материале наиболее значительных первоисточников и памятников права того времени послужила основанием для подхода к анализу идеи законодателя, представленного в настоящей диссертации. Так, Ж. Эраром была написана работа «Идея природы во Франции в первой половине XVIII в.»,' Р. Мози - «Идея счастья в XVIII столетии»6. В современной российской науке необходимость обращения к анализу идеи законодателя как одного из важнейших концептов в истории политико-правовых учений была обоснована в работах И.А. Исаева «Politica hermetica: скрытые аспекты власти» и «Власть и закон в контексте иррационального»7. Следует заметить, что в сравнительно недавно вышедшем учебнике И.Ю. Козлихина по истории политических и правовых учений один из параграфов главы об интеллектуальном наследии Ж,-Ж. Руссо посвящен его взглядам на место и роль законодателя в процессе заключения и реализации в жизни социума и государства положений «общественного договора», хотя и без достаточной критической оценки идей французского просветителя.

В диссертации идея законодателя анализируется в единстве историко-правового и теоретико-правового подходов к ее осмыслению, что предполагает обращение не только к литературе по истории политико-правовой мысли эпохи Просвещения, но и к работам теоретиков и философов права.

_______________________________________

' См. подробнее: Ehrard J. L'idee de nature en France dans la premiere moitie du XVIII-e siecle. - Paris, 1994 (1963); Mauzi R. L'idee du bonheur au XVIIl-e siecle. -Paris, 1960.

7 См. подробнее: Исаев И.А. Politica Ьеппейса:скрытые аспекты власти. - М., 2003. Его же. Власть и закон в контексте иррационального. - М., 2006.

8 Козлихин И.Ю. История политических и правовых учений. - СПб., 2006.

Среди таких исследований назовем, прежде всего, работы Д.А. Керимова «Философские проблемы права», «Законодательная техника», «Методология права (предмет, функции, проблемы философии права)», А. Нашиц «Правотворчество. Теория и законодательная техника», зарубежных авторов Д. Реми «Легистика. Искусство создания законов» и Ж.-Л. Бержеля «Общая теория права».

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»