WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Итак, если в национальном законе зафиксировано правило о том, что при рас­хождении норм национального права и норм международного права применяются нормы международного договора, то речь идет об отсылке к международным дого­ворам. Так, п. 4 ст. 15 Конституции РФ гласит, что если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются пра­вила международного договора. Это формула общей (генеральной) отсылки. Обыч­ные отсылки к международным договорам, будучи весьма распространенным сред­ством взаимодействия международного и внутригосударственного права, часто применяются в специальных актах по отдельным вопросам.

При отсылке особенно заметно различие между правом государства и его зако­нодательством. Отсылка составляет содержание специально принятой внутригосу­дарственной нормы, при этом правила и установки, являющиеся международно-правовыми, в определенных случаях начинают рассматриваться как внутригосудар­ственные. Практически отсылка к международно-правовому акту есть не что иное, как отсылка к содержащимся в них правилам. В настоящее время все чаще встреча­ются отсылки к не правовым актам, резолюциям конференций международных ор­ганизаций, в результате чего такие акты приобретают юридическую силу. Например, в ст. 16 Конституции Португалии говорится, что предписания, содержащиеся в Кон­ституции и законах и касающиеся основных прав граждан, должны толковаться и находиться в соответствии с Всеобщей Декларацией прав человека.

Следовательно, национальное право с помощью отсылки обогащается новыми нормами, но при этом законодательство не изменяется, для этого нужно принять

" См.: Лукашук И.И. Цит. раб. С. 225.

24

внутригосударственный правовой акт, содержащий отсылочную норму. Возникаю-шая в результате имплементации норма внутригосударственного права фактически никогда не может быть полностью (во всех элементах) идентичной «копируемой» международно-правовой норме. В частности, санкции международно-правовой нор­мы не будут воспроизведены во внутригосударственном праве, меры ответственно­сти субъектов внутригосударственного права за нарушение правил, формально идентичных нормам международного договора, не могут совпадать (даже внешне) с мерами ответственности субъектов международного права.20

Рассматривая проблему имплементации, следует специально подчеркнуть то обстоятельство, что сам факт того, что в отношении нормы международного права было выражено согласие на ее обязательность для Российской Федерации, еще не означает, что она подлежит применению, так как в ч. 3 ст. 15 Конституции РФ уста­новлено, что законы подлежат официальному опубликованию, неопубликованные законы не применяются, а любые нормативные правовые акты, затрагивающие пра­ва, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы для всеобщего сведения. Это положение Конституции РФ в пол­ной мере относится и к нормам международного права обязательным для РФ. Сле­дует согласиться с тем, что требование обнародования (опубликования) договоров вытекает из важнейших принципов права, в соответствии с которыми человек обя­зан соблюдать лишь те нормы права, которые опубликованы в общедоступной фор­ме, ибо «закон не обязывает, если он не опубликован». Если договор является непо­средственно применимым, то он подлежит опубликованию, как и закон.

Одним из способов трансформации норм международного права является ре­цепция - точное воспроизведение во внутригосударственных правовых актах фор­мулировок международно-правовых актов и их перенос путем принятия государст­вом норм национального права с учетом особенностей нашей системы права.

В некоторых случаях для реализации норм международного права применяют­ся уже существующие нормы национального права. Их принятие до определенного времени не было обусловлено необходимостью обеспечения выполнения междуна­родных обязательств государства. Такой способ трансформации называют адапта­цией, т.е. приспособлением действующих внутригосударственных правовых норм к международным обязательствам государства без внесения каких-либо изменений в его законодательство. Подобный способ имплементации вполне приемлем для рос­сийского права, так как официальное опубликование текстов международных доку­ментов в России обеспечивает ее гражданам право в случае ущемления их прав пря­мо ссылаться на конкретные международные нормы, при этом государственные ор­ганы обязаны рассмотреть жалобу и принять соответствующее решение на основе нормы международного права и национального законодательства.

В настоящее время Россия прилагает все усилия для дальнейшей интеграции в мировое сообщество, наметилась устойчивая тенденция к приведению законода­тельства РФ и ее субъектов в соответствие с нормами международного права. Дого­воры (соглашения, пакты, декларации) оказывают как прямое, так и косвенное воз­действие на правотворческий процесс, правоприменительную практику в России. В связи со вступлением России в Совет Европы европейские правовые стандарты прав человека становятся внутригосударственным правообразующим фактором.

20 См., подробнее: Трунцевский Ю.В. Транснациональные преступления: Международный и уго­ловно-правовой аспект. М.: Академия налоговой полиции ФСНП РФ, 1999. С. 16-17.

25

Комиссия по правам человека при Президенте Российской Федерации изучила и провела специальные расследования некоторых массовых и серьезных наруше­ний прав человека в стране. Из ее заключения следует, что наиболее общими причи­нами складывающейся обстановки, являются спад общественного производства и ухудшение материального положения широких слоев населения, а также недоста­точная разработанность правовой базы по регулированию и защите прав и свобод человека на федеральном и местном уровнях.

Принимаемые нормативные акты не всегда учитывают приоритет прав челове­ка, подчас не соответствуют новым экономическим отношениям, не обеспечиваются финансовыми средствами, в результате чего остаются нереализованными. Россий­ской Федерацией не ратифицированы некоторые необходимые международные кон­венции в области социально-экономических прав, немало национальных законов расходятся с общепринятыми международными стандартами. Недостаточно четко в законодательных актах прописываются предусмотренные Конституцией обязанно­сти и ответственность государства по обеспечению прав граждан, особенно в вопро­сах защиты собственности, финансовых обязательств, контроля за соблюдением правоохранительного законодательства. В правоприменительной практике не отра­ботан механизм прямого действия конституционных и международных норм о пра­вах человека, не изжиты рецидивы издания закрытых нормативных актов, касаю­щихся прав и свобод.

Медленно и непоследовательно проводится реформа существующей системы правоохранительных органов, не формируются новые национальные структуры го­сударственных и неправительственных органов по контролю, надзору и защите прав человека. В настоящее время органы прокуратуры, адвокатуры и суды имеют огра­ниченные возможности для более эффективной защиты прав личности.

Можно констатировать тот факт, что права и свободы в России не стали в пол­ной мере высшей целью функционирования российской государственности. Этот факт закономерный и определяется он предшествующей историей и сложной ситуа­цией, создавшейся в стране. Она сохранила живучие, сформировавшиеся веками традиции недооценки человека, его прав и свобод.

В диссертации утверждается, что самая большая ошибка российских демокра­тов заключалась в том, что в их представлении, будто свобода разрушения, плавно перейдет в свободу созидания. Общество не может жить без идеологии, а шаг от плюрализма к единству, свободе, праву, на основе которых и решаются общенацио­нальные задачи, можно сделать лишь в результате последовательной и упорной идеологической работы. По этой причине приобретенная свобода с мгновенной лег­костью перешагнула закон и превратилась в свободу бесправия. Российское общест­во в настоящий момент переживает самый тяжкий кризис - распад трудовой нравст­венности.

В «постперестроечный» период в нашей стране особую значимость приобрела защита и обеспечение социально-экономических прав человека. В условиях отказа от социалистических ценностей и перехода к рыночным отношениям общество ока­залось не готово к резким переменам, наметился глубокий кризис во всех сферах общественной жизни.

Государство лихорадит политическая нестабильность, нарастает эскалация на­циональных конфликтов, сопровождающаяся локальными войнами, быстрыми тем­пами идет процесс падения производства, в социальной сфере продолжается резкое

26

социальное расслоение общества, увеличивается имущественное неравенство, что приводит к социальной напряженности.

Международное право не было инкорпорировано в советскую юридическую систему, хотя ряд кодексов предусматривал, что в случае противоречий между нор­мами кодекса и международным правом, последнее имеет преимущественную силу. То есть в определенных сферах юридического регулирования предусматривалось формальное признание международных обязательств над внутренним законом. Но международные договоры не рассматривались государственными органами как са­моисполнимые и поэтому не применялись до тех пор, пока не трансформировались в национальное законодательство. В подходе к вопросам обеспечения и защиты прав человека и основных свобод, признанных мировым сообществом, стремление Рос­сии построить свободное демократическое общество, потребовались значительные перемены. Правовая защищенность личности характерна для демократического об­раза жизни, составляет неотъемлемую черту гражданского общества, правового го­сударства, а личность чувствует себя под надежной защитой тогда, когда имеет ре­альные возможности противостоять насилию в любых его формах. Одной из форм такого «цивилизованного насилия», законного принуждения выступает юридическая ответственность правонарушителей.21

Положения гл. 2 Конституции Российской Федерации (ст.ст. 17-64) в целом со­ответствуют международным стандартам и международным обязательствам нашего государства в области прав человека, закрепляют практически весь перечень граж­данских, политических, экономических и социальных прав, которые содержатся во Всеобщей декларации прав человека и Пактах, причем даже в наиболее демократи­ческих конституциях западных стран не содержится такого объема экономических, социальных и культурных прав.

Между тем, общепризнанные принципы и нормы международного права и ме­ждународные договоры Российской Федерации являются 'составной частью ее пра­вовой системы. Все ли эти договоры попадают под действие ст.15 Конституции Российской Федерации Закон о международных договорах не содержит прямого ответа на вопрос. Однако.Постановление Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. исходит из того, что иные правила договора подлежат применению лишь в том случае, если согласие на их обязательность «было принято в форме федерально­го закона» (п.5). Такая позиция вполне логична.22

Следует учитывать, что ни один государственный орган, включая Президента Российской Федерации, не может подписывать по собственному усмотрению и, тем более, вводить в качестве действующего права на территорию Российской Федера­ции международный договор, устанавливающий иные правила, чем предусмотрен­ные законом. Такой договор подлежит обязательной ратификации (ст.15 Федераль­ного закона о международных договорах), а сама ратификация, в соответствие с Конституцией Российской Федерации, осуществляется в форме федерального закона (ст. 14 Федерального закона о международных договорах). Федеральный же закон о

21 См.: Заднепровская М.В. О праве на защиту при осуществлении юридической ответственности /В сб.: Права человека в России: проблемы гарантий на современном этапе. Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. С.ЗЗ.

22 Лукашук И.И. Норма международного права в международной нормативной системе. М.: Спарк, 1997. С. 43; см., также: Бусурманов Ж. К вопросу о соотношении норм международно­го и национального права Республики Казахстан /http://www.law-n-life.ru/numbers /st 50 2.7.htm.

27

ратификации принимается высшим представительным органом Российской Феде­рации - Федеральным Собранием, то есть тем же органом, который издает государ­ственные федеральные законы. Таким образом, противоречие между национальным законом и международным договором возникает не само по себе и не разрешается в соответствии с постулатом верховенства международного права над национальным. Его разрешение становится возможным потому, что в каждом конкретном случае для отступления от национального закона, в частности, при заключении междуна­родных договоров, требуется законодательное подтверждение этого права.

Законодателям удалось в целом сконструировать отвечающую мировым образ­цам «российскую модель» конституционного статуса личности, во многом даже превосходящую, скажем, американскую. Но наивно было бы полагать, что с момен­та принятия Конституции она будет воплощаться в реальную жизнь.

Защита прав человека и гражданина неотделима от всего комплекса их взаимо­отношений с властными структурами и возможна лишь в контексте принципов пра­вового и социального государства, развивающих и дополняющих друг друга. Эти принципы распространяются на защиту всей системы прав и свобод человека и гра­жданина: личных (гражданских), политических, социально-экономических, куль­турных. Переход провозглашенных прав от декларации к реалиям, осуществлять контроль за соблюдением прав и свобод человека призваны обеспечить соответст­вующие механизмы. Они в равной мере значимы для индивида, стремящегося к за­щите своих прав, и для властных структур, для которых соблюдение и защита прав человека - конституционная обязанность. Такие механизмы вступают как юридиче­ские гарантии, обеспечивающие охрану и защиту прав граждан.

Некоторые права человека не нуждаются в специальном механизме их реализа­ции. Для фактического пользования ими вполне достаточно, чтобы в стране под­держивался твердый и эффективный общественный порядок, незыблемая законность (т.е. верховенство закона). А потребность в правозащитном механизме возникает лишь тогда, когда они нарушаются. Большинство же основных прав и свобод не мо­гут обойтись без специального правореализующего механизма, который сложился в целом в нашей стране на основе использования международного опыта (конститу­ционно-судебная защита (Конституционный Суд, система международных правовых органов), судебная защита (суды общей юрисдикции, арбитражные суды), админи­стративная защита (действия органов исполнительной власти).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»