WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

К числу наиболее распространенных средств экономического ограничения относятся эмбарго, разрыв экономических отношений, экономическая блокада.

Особое место в ряду принудительно-ограничительных форм реализации Российским государством функции охраны международного правопорядка занимает право вето при принятии решений Советом Безопасности ООН.

Организационно-идеологические формы – это меры политического убеждения, представляющие собой различные приемы установления и поддержания политического диалога, переговорного процесса, консультаций между государствами, декларации, совместные и односторонних заявления, обращения, публичные выступления глав и официальных представителей государства.

Поощрительные формы – акции Российского государства, осуществляемые на односторонней безвозмездной основе.

В зависимости от характера внешнего проявления деятельности государства различаются пассивные (статические) и активные (динамические) формы охраны международного правопорядка.

Говоря об активной охране международного правопорядка, следует учитывать степень интенсивности ее внешнего проявления, в зависимости от чего выделяется следующие разновидности: плановая, оперативная, первоочередная, чрезвычайная, экстренная.

Пассивная охрана международного правопорядка обладает непременным атрибутом, выражающимся в воздержании государства от совершения определенных действий. В этом главная ценность пассивной охраны – меньшая затратность в сравнении с активными формами, которые порой требуют не только материальных затрат, но и влекут человеческие потери.

Пассивной формой охраны мирового порядка является введение временного либо неограниченного по сроку действия моратория на тот или иной вид деятельности. К пассивным формам охраны международного правопорядка относится, например, сокращение источников ядерного конфликта.

В зависимости от характера воздействия на субъектов межгосударственного общения различаются прямая (непосредственная) и косвенная (опосредованная) формы реализации охраны международного правопорядка.

Вторая глава «Реализация функции охраны международного правопорядка современным Российским государством» включает два параграфа.

В первом параграфе «Дефекты реализации функции охраны международного правопорядка современным Российским государством» аргументируется тезис о том, что для каждого периода развития государства дефекты реализации его функций имеют свой специфический характер.

Преобладающая часть существующих дефектов в реализации Российским государством функции охраны международного правопорядка связана с наличием пробелов, просчетов, ошибок в правовом и организационном регулировании соответствующей деятельности. Весомое воздействие оказывают негативные факторы и явления межгосударственного характера.

Особую роль играют факторы социально-политического характера, препятствующие осуществлению возложенных на государство функций, возникающие вследствие причин внеправового свойства в различных сферах жизнедеятельности общества (национальные, этнические, культурные, межгосударственные и другие условия и обстоятельства).

Главным дефектом правового характера выступает отсутствие четкой, законодательно зафиксированной в едином акте, всесторонне проработанной в научно-методологическом ракурсе, наполненной опытом практической реализации национальной концепции охраны международного правопорядка.

В данном контексте не верно полагать, что роль таковой может играть Концепция национальной безопасности или Концепция внешней политики Российской Федерации, в которых имеются нестыковки терминологического и содержательного характера.

Роль научной доктрины в обеспечении расстраиваемой функции остается на низком уровне. Отсутствие общетеоретических методик и разработок, а вместе с ними цельного, развернутого представления о том, какова юридическая природа охраны международного правопорядка, в чем его специфика применительно к актам российского и международного права, каковы переплетения властных полномочий в этой сфере, каковы меры ответственности за предпринимаемые действия, – все это объективно создает дополнительные преграды на пути совершенствования данной деятельности.

Дефицит доктринальных разработок нередко восполняется поверхностным отношением к проблеме, идеями самоуспокоенности.

В докладе рабочей группы Отделения проблем мировой экономики и международных отношений РАН и Института мировой экономики и международных отношений РАН «Концепция военной реформы Российской Федерации» отмечено, что «... ближайшие 10 лет России не предстоит участвовать в крупных войнах: непосредственных угроз ядерного конфликта или широкомасштабной агрессии с применением только обычных вооружений с чьей-либо стороны не предвидится»23. «Таким образом, – заключает Р.В. Нигматуллин, – с точки зрения международного аспекта, реальной остается угроза со стороны международной уголовной преступности»24.

Как всякое положительное явление простота и доступность нормативного материала может быть доведена и до крайности, когда она теряет свои положительные свойства. В частности, в последние годы в доктрине и практике неоднократно отмечается такой дефект современного российского законодательства, как его декларативность. Как справедливо отмечает Д.С. Новиков, недостаточная эффективность и полнота правовой регламентации осуществления Российским государством миротворческих операций «в известной степени обусловлены понятийной неопределенностью и терминологической неадекватностью в вопросе о содержании понятий «миротворчество» и «миротворческие операции» (миссии)»25.

Бессистемность, разрозненность нормативной правовой базы регламентации охраны международного порядка проявляется в отсутствии стройной иерархии правовых источников, что порождает между ними противоречия и «конкуренцию».

Серьезной проблемой остается неопределенность, а нередко абстрактность юридических характеристик охраны международного правопорядка. Например, в такой важнейшей для международного правопорядка сфере, как торговля оружием, по-прежнему отсутствуют согласованные внутригосударственные и международные контрольные механизмы. Нередко меж­дународные договоры военного характера не имеют четко обозначенной цели охраны международного правопорядка.

В межгосударственной сфере сохраняется ряд препятствий, не позволяющих своевременно корректировать устаревшие правоположения. Существующая международная система охраны международного правопорядка отличается высокой степенью «износа». В силу определенной консервативности существующего международного права некоторые формы охраны меж­дународного правопорядка не выполняют своего предназначения.

Абстрактность международно-правовых актов, как основы охраны международного правопорядка, является важнейшей причиной снижения эффективности деятельности Российского государства. Речь в данном случае идет и о тех актах, которые подписаны либо ратифицированы Россией и которые тем самым являются для нее обязательными. В этом смысле «вина» за качество международных актов лежит и на Российском государстве.

Абстрактность относится как к материальной, так и процессуальной составляющей охраны международного правопорядка.

В данном ключе важно обратить внимание на отсутствие концептуальности и последовательности как в принятии нормативных правовых актов, так и в последующих процессах охраны международного правопорядка. В этой связи Генеральный Секретарь ООН К. Аннан констатировал: «Мир опаздывает. Если мы будет продолжать в том же духе, то большинство обещаний не будет выполнено»26

.

Другой дефект – невозможность оперативного принятия необходимой нормативно-правовой базы ввиду обострения имевшихся либо формирования новых угроз миропорядку.

Безынициативность Российского государства по глобальным аспектам международного нормотворчества в сфере охраны международного правопорядка в полной мере отражается на всем государственном механизме. «Пробуксовки» обнаруживаются в деятельности его отдельных звеньев, имеются примеры сдерживания инициатив отдельных органов государства в связи с осуществлением конкретных задач по охране международного правопорядка.

Отсутствие необходимого уровня системы прогнозирования угроз меж­дународному правопорядку приводит к тому, что порой функция охраны международного правопорядка реализуется в авральном порядке.

Различные темпы применения различными государствами мер по охране международного правопорядка – первое свидетельство отсутствия надлежащей координации и согласованности действий.

Одной из важных проблем концептуального осмысления функции охраны международного правопорядка является разработка механизма ограничения деятельности государства в данном направлении. Вполне понятно, что Российская Федерация не должна брать на себя общемировую функцию охраны международного правопорядка. Это потребует колоссальных материальных и человеческих ресурсов.

Поэтому должна существовать четкая линия, за пределы которой государство не должно вмешиваться.

Неопределенность темпоральных параметров операций по восстановлению международного правопорядка служит источником серьезного снижения эффективности деятельности государства.

Отсюда «произрастают» функциональные противоречия направлений государственной деятельности, когда функция охраны международного правопорядка вступает в конфликт с другой функций Российского государства, например, экономической.

Отсутствие ответственности за принимаемые решения в сфере охраны международного правопорядка стало обыденным, рядовым явлением. Пробельность российской нормативной правовой базы, регламентирующей деятельность государства по охране международного правопорядка, заключается в отсутствии четкой фиксация прав, обязанностей, льгот, компенсаций – всех тех необходимых компонентов, которыми отличается любая юридически значимая деятельность.

Одним из серьезнейших недостатков является реализация функции охраны международного правопорядка без должных правовых оснований. Импульсивность действий отдельных государственных деятелей наносит существенный вред международному престижу России. При этом непосредственная цель – охрана международного правопорядка, не достигается, например, разрыв дипломатических отношений, прекращение переговоров, экстрадиция дипломатов, резкие, необдуманные заявления политиков. Рассогласованность ветвей власти, принятие отдельными государственными органами популистских действий – серьезный порок современной государственной конструкции.

Существенный изъян рассматриваемой деятельности Российского государства – дисбаланс активности отдельных государственных звеньев в охране международного правопорядка. Дефектом является не только недостаток активности, но и ее избыточность – псевдоактвиность.

Отсюда следующая серьезная проблема на пути реализации функции охраны международного правопорядка – отсутствие определенности во внешней политике Российского государства. Россия пока не смогла выработать четкий внешнеполитический курс, соответствующий изменившимся внутренним и международным реалиям.

В современном общественном сознании не сформировалось еще системное понятие международного правопорядка, что затрудняет комплексный подход к законотворчеству в этой области.

Сопутствующая этому проблема – отсутствие гласности, публичности действий Российского государства в сфере укрепления международного правопорядка. Следующий организационно-материальный дефект – отсутствие законодательно зафиксированного минимально необходимого уровня расходов на данный вид государственной деятельности. В настоящее время, например, отсутствуют обоснованные нормативы обеспечения гуманитарных акций, проводимых Российским государством.

Во втором параграфе «Пути повышения эффективности реализации функции охраны международного правопорядка современным Российским государством» проанализированы и намечены ведущие направления повышения государственной деятельности в исследуемой сфере.

Преодоление дефектов реализации функции охраны международного правопорядка современным Российским государством возможно только при учете комплексности решаемой проблемы. Необходимо не только устранять пробелы и изъяны формально-юридического и организационного характера (объективный срез), но и устранять недостатки субъективного, социального, политического, экономического и иного плана.

Повышение эффективности деятельности государства по охране международного правопорядка во многом зависит от верного определения сфер ее реализации. Главный приоритет реализации исследуемой функции – охрана межгосударственных связей Российской Федерации, то есть той части международного общепланетарного правопорядка, непосредственным участником которого является Россия.

Стратегическим направлением для Российского государства должно стать укрепление взаимоотношений с государствами бывшего СССР. Опыт Европейского Союза показывает, что экономическое сотрудничество эффективно осуществляется в рамках сообщества тех государств, которые территориально связаны друг с другом.

В рамках сотрудничества на постсоветском пространстве выделяются прежде всего такие межгосударственные образования, как СНГ, Евразийское экономическое сообщество и Союзное государство России и Беларуси. В отношении правопорядка в Азиатско-Тихоокеанском и Среднеазиатском регионах первостепенное значение для России имеет укрепление сотрудничества в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

Для Российского государства превалирующей формой сотрудничества должны стать не только разработка и принятие согласованных мер по предупреждению, выявлению и пресечению терроризма, сепаратизма и экстремизма, но и, в первую очередь, устранение причин, определяющих мотивацию субъектов противоправной деятельности. В этом контексте важнейшее условие эффективной охраны международного правопорядка – обеспечение и защита территориальной целостности и единства Российского государства.

Исключение внутренних причин государственной дестабилизации немыслимо без повышения уровня экономического положения России. В связи с этим региональная экономическая интеграция Российского государства должна сопровождаться установлением и поддержанием прочных взаимовыгодных связей с международным экономическим сообществом.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»