WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Например, в отличие от российского законодателя, создатели Модельного закона, определяя понятие «террористический акт», избрали наиболее простой методологический путь, наметившийся в международных структурах: они сконструировали бланкетную норму, связавшую квалификацию террористического акта с деяниями, которые перечислены в международных договорах, включенных в текст приложения.

Рекомендации ФАТФ – результат исследований экспертов европейских государств, которые пришли к выводу, что на стадии помещения криминальных доходов в финансовые учреждения преступник наиболее уязвим. Первоначальные Сорок рекомендаций выработаны в 1990 году в качестве инициативы по противодействию использованию финансовых систем лицами, отмывающими доходы от наркотиков. В 1996 году Рекомендации пересмотрены первый раз с целью учета развивающейся типологии отмывания доходов и одобрены более чем 130 странами. В октябре 2001 года ФАТФ вновь расширила свой мандат, включив в него вопросы, касающиеся финансирования терроризма.

В результате Сорок рекомендаций дополнены Восемью специальными рекомендациями по борьбе с финансированием терроризма и Девятой специальной рекомендацией, названной «Курьеры наличных средств, выявление и предупреждение трансграничного перемещения наличных денег террористами и другими преступниками. Лучшая международная практика».

Первые восемь рекомендаций разработаны с учетом опыта, закрепленного в уже существующих правовых актах ФАТФ. Иным образом дело обстоит с Девятой рекомендацией. Она разработана и принята потому, что в результате принятых мер использование курьеров наличных денег признано основным способом перемещения средств для террористов. В результате Девятая рекомендация представляет собой комплекс специальных мер, которые подробно анализируются в диссертации.

Анализ Рекомендаций ФАТФ так же, как и при рассмотрении Модельного закона относительно финансирования терроризма, свидетельствует о некотором несовпадении правовых позиций международного и российского законодателей.

Например, эксперты этой организации исходили из того, что уголовная ответственность за легализацию преступных доходов должна предусматриваться, если основное преступление является «серьезным». Российский законодатель, по убеждению диссертанта, пошел по пути чрезмерного расширения сферы криминализации отмывания денежных и иных преступных доходов. В диссертации обосновываются предложения по преодолению существующих в этой сфере юридических коллизий.

В параграфе четвертом исследуются юридические нормативы противодействия терроризму в иных «лучших практиках» ООН.

Они, в частности, обязывают государства:

– осуществить криминализацию деяний лиц, осуществляющих сбор средств, сознавая, что они могут быть использованы террористами;

– замораживать без промедления фонды и другие финансовые активы или экономические ресурсы лиц, которые совершают или пытаются совершить террористические действия или намереваются участвовать в облегчении совершения террористических действий;

– подавлять вербовку членов террористических групп и пресекать поставки оружия террористам;

– осуществлять законодательный контроль за вооружениями и взрывчатыми веществами;

– предпринимать необходимые меры для предотвращения террористических актов, включая раннее предупреждение других государств;

– не предоставлять убежище тем, кто финансирует, планирует, поддерживает или совершает террористические действия, или обеспечивает террористам и их пособникам зоны безопасности;

– чтобы любое лицо, которое участвует в финансировании, планировании, подготовке или совершении террористических действий или в поддержке террористических действий, предстало перед судом, в дополнение к любым другим мерам против таких лиц, чтобы подобные террористические действия рассматривались как серьезные преступления во внутренних правовых системах, а наказание должным образом отражало реальную опасность такого рода террористических действий;

– предоставлять друг другу максимальную помощь в связи с уголовными расследованиями и судебными разбирательствами, касающимися финансирования террористических действий, включая помощь в получении доказательств;

– предотвращать передвижение террористов и террористических групп посредством эффективного пограничного контроля, проверки удостоверяющих личность документов и транспортных документов;

– максимально быстро присоединиться к международным соглашениям и протоколам, касающимся терроризма (названо 13 контртеррористических конвенций);

– предпринять необходимые меры в соответствии с положениями национального и международного права, включая международные стандарты в области прав человека, к тому, чтобы перед предоставлением лицу статуса беженца убедиться, что оно не планировало, не содействовало, не участвовало в совершении террористических актов.

Каждый раздел сопровождается ссылками на многочисленные правовые акты как на источники дополнительной информации о правовых средствах противодействия терроризму.

В результате комплексного анализа «лучших практик» ООН диссертант пришел к выводу о том, что содержание Справочника должно быть внимательно изучено учеными различных специальностей и практиками, работающими по различным направлениям противодействия терроризму. В работе предлагаются варианты использования этого опыта правоохранительной системой России.

Острая необходимость, как уже отмечалось, имеется во внесении дополнений в Федеральный закон «О беженцах»: требуется возложить на органы, компетентные принимать решения о предоставлении лицу соответствующего статуса, обязанность проводить специальную проверку на предмет его причастности к терроризму, определить механизм экстрадиции претендента на такой статус.

Не менее важно нормативно закрепить технологию изготовления машиночитаемых заграничных паспортов, технологию обмена информацией с Интерполом, формы взаимодействия полиции и администрации аэропортов. Это задача может быть решена на уровне ведомственного нормотворчества посредством издания правовых актов ограниченного пользования.

В параграфе пятом рассматриваются нормативные средства противодействия терроризму в международных актах регионального характера с участием Российской Федерации.

Региональные правовые акты в сфере противодействия терроризму с участием Российской Федерации представлены двумя группами: акты юридически-обязательного и акты рекомендательного характера.

Концептуально насыщенными являются: Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 года, Протокол, вносящий изменения в Европейскую конвенцию о пресечении терроризма от 15 мая 2003 года, Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 года. В диссертации показано, что эти договоры соответствуют «лучшим практикам» ООН.

Россия участвует в Шанхайской Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 15 июня 2001 года, которая предусматривает более доверительные механизмы сотрудничества сторон.

В этой связи любопытно отметить фиксацию теснейшей связи терроризма и экстремизма в Указе Президента Российской Федерации от 6 сентября 2008 года № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации»5. Произведенные в Центральном аппарате МВД России организационно-штатные изменения свидетельствуют о тенденции официального признания терроризма в качестве опаснейшей формы экстремизма, своего рода «потолка» этого вида противоправной деятельности.

Из числа актов рекомендательного характера наибольший теоретический интерес представляют Руководящие принципы в области прав человека и борьбы с терроризмом, Руководящие принципы защиты жертв террористических актов (приняты в рамках Совета Европы), а также Модельный закон СНГ о борьбе с терроризмом.

В диссертации аргументируется вывод: из международно-правовых актов регионального характера российскому законодателю следует в первую очередь ориентироваться на акты Совета Европы, ибо они содержат наиболее достоверные, подтвержденные «правом ООН» положения.

Вторая глава «Нормативно-правовая основа противодействия терроризму США и России: сравнительно-правовой анализ» состоит из четырех параграфов.

Первый параграф посвящен исследованию социально-правовой сущности и роли Закона США о борьбе с терроризмом. Примечательно, что он принят в рекордный срок – через шесть недель после террористических атак в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года. На юридическом сленге он чаще всего обозначается как «Акт патриота США 2001 года» (USA Patriot Act of 2001).

Закон содержит 1016 статей, распределенных по десяти разделам. В нем регулируются такие вопросы, как укрепление внутренней безопасности страны при противостоянии терроризму; усовершенствованный порядок электронных и иных форм наблюдения; пресечение международного отмывания денег и меры в финансовой сфере для предупреждения и выявления терроризма; поправки к Акту о банковской тайне и связанные с ними усовершенствования законодательства; преступления в сфере валютного обращения и меры по охране этой сферы; охрана границ; введение более строгих норм иммиграционного законодательства; сохранение иммиграционных льгот для жертв терроризма; устранение препятствий в расследовании терроризма; материальное обеспечение жертв терроризма, сотрудников правоохранительных органов и их семей; помощь семьям сотрудников правоохранительных органов; поправки к Акту 1984 года о потерпевших от преступлений; расширение обмена информацией и обеспечение безопасности систем обмена информацией между правоохранительными органами; ужесточение уголовных законов по борьбе с терроризмом; совершенствование разведывательной системы.

В диссертации констатируется, что названный закон представляет собой систему всесторонних, междисциплинарных действий противодействия терроризму и по основным позициям соответствует «лучшим практикам» ООН.

В параграфе втором рассматривается Национальная стратегии борьбы с терроризмом США как особый организующий политико-юридический документ.

Акцентируется внимание на центральном положении Стратегии: война с террором – особый вид войн. Вначале это была война оружия. Теперь следует сражаться с террористическим врагом не только на поле битвы, но и продвигая свободу и человеческое достоинство в качестве альтернативы извращенному видению террористами притеснения и тоталитарного управления. Необходимо вовлечение в эту войну всех элементов национальной мощи и влияния. Надо развеять устоявшееся мнение, ограничивающее борьбу с террором в основном сферой уголовного правосудия.

Исходя из этого необходимо:

– продвигать эффективные демократии как долгосрочное противоядие идеологии терроризма;

– предотвращать террористические атаки;

– исключить возможность попадания оружия массового уничтожения к «государствам-мошенникам» и их террористическим союзникам;

– не допускать поддержку террористов;

– заложить основы и создать институты и структуры, которые нужны для содействия борьбе против террора и которые могут гарантировать окончательный успех.

Среди причин терроризма названы: политическое отчуждение, обиды, за которые можно возложить ответственность на других, субкультуры заговора и дезинформации, идеология, которая оправдывает убийство.

Общеправовой анализ позволил диссертанту прийти к выводу: при всей неоднозначности оценок реальной политики США в научном отношении американская «Национальная стратегия борьбы с терроризмом», а также «USA Patriot Act of 2001» – акты реализованных на практике теоретических идей не только представителей научных кругов, политиков, представителей спецслужб этого государства, но и мирового сообщества в целом.

Параграф третий посвящен противодействию терроризму по актам системообразующего характера законодательства Российской Федерации

Отмечено, правовым актом, подобным американской Национальной стратегии борьбы с терроризмом, Россия пока не располагает. В таких условиях организующую роль в системе отечественного контртеррористического законодательства выполняют Конституция Российской Федерации, Концепция национальной безопасности, Военная доктрина РФ, Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», Федеральный закон от 6 марта 2006 года «О противодействии терроризму», некоторые другие, взаимосвязанные с перечисленными, правовые акты.

В целом нормативная правовая основа противодействия терроризму России соответствует накопленному мировому опыту.

Вместе с тем, такой оценки не заслуживают правовые акты прикладного характера.

Во-первых, пакет такого рода правовых актов формировался недопустимо медленно.

Начиная с 1995 года на территории России совершена серия терактов, но только 25 июля 1998 года принят Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» датируется 25 июля 2002 года. Террористический акт в городе Беслане Республики Северная Осетия – Алания 1–3 сентября 2004 года стал самым трагическим событием в новейшей истории России, но только 6 марта 2006 года принимается ныне действующий Федеральный закон «О противодействии терроризму» (американский законодатель ответил комплексным правовым актом на события 11 сентября 2001 года спустя 6 месяцев с даты трагедии).

Во-вторых, вышеназванные базовые законы, призванные противодействовать терроризму, страдают существенными содержательными и технико-юридическими дефектами.

В диссертации подробно рассматриваются наиболее крупные правотворческие ошибки, типичные просчеты и недоработки законодателей федерального и регионального уровней.

Концептуальную основу Федерального закона «О противодействии экст­ремистской деятельности» составляют определения исходных понятий «экст­ремистская деятельность (экстремизм)», «экстремистская организация», «экст­ремистские материалы».

Экстремистская деятельность (экстремизм) определяется как «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии» и т. д.

В законодательном словосочетании «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации» после слова «нарушение» пропущено прилагательное «территориальная», ибо в ином случае непонятно, о какой целостности идет речь – идеологической, религиозной, этнической.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»