WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Во втором параграфе «Специфика правосубъектности государства и его органов» подчеркивается, что вопреки распространенному мнению, правосубъектность в первую очередь является характеристикой субъекта правового отношения, а не субъекта права. Иными словами, правосубъектность представляет собой способность самостоятельного участия субъекта права в правовом отношении.

На основе анализа существующих представлений о правосубъектности, автор полагает, что эта категория включает в себя правоспособность и дееспособность, а деликтоспособность является лишь следствием наличия этих свойств у субъекта.

Государство обладает особой правосубъектностью, отличной от правосубъектности физических лиц и искусственно созданных идеальных субъектов. Она формируется из правоспособности, существующей ipso facto, и дееспособности, позволяющей государству реализовывать свои функции.

Обобщение подходов к исследованию правоспособности государства позволило автору сократить их количество до следующих двух: 1) государство способно обладать какими угодно правами и нести любые обязанности; 2) государство способно обладать правами и нести обязанности только в определенной сфере с учетом целей, стоящих перед государством, его функций и требований норм позитивного права. Очевидно, что стремление к максимальному расширению правоспособности государства имеет свои пределы, поскольку оно не в состоянии обладать многими субъективными правами и юридическими обязанностями в силу их специфики. Наиболее приемлемым является рассмотрение правоспособности государства как функциональной правоспособности.

Государство приобретает свою дееспособность через действующий механизм осуществления государственной власти, без которого невозможно осуществление его функций и задач в правовых отношениях. Диссертант подчеркивает, что дееспособность государства начинает складываться с момента формирования его органов, позволяющих «развертывать» государственные функции. Отсутствующая у государства фактическая дееспособность восполняется дееспособностью физических лиц, находящихся на государственной службе. Сознание, воля и иные предпосылки дееспособности, имеющиеся у государственного служащего, переходят к государству, которое консолидирует дееспособность своих служащих и обретает дееспособность в юридическом смысле.

В работе рассматривается соотношение правосубъектности государства и правосубъектности его органов. Автор отмечает, что в науке доминируют три подхода, в рамках которых по-разному разрешается эта проблема.

С позиции первого подхода самостоятельным субъектом правовых отношений является только государство, а государственные органы в связи с этим действуют исключительно от имени государства и не обладают самостоятельной правосубъектностью. Второй подход базируется на том, что самостоятельным субъектом правовых отношений могут являться только государственные органы, которые участвуют во всех правоотношениях от своего имени, при этом участие государства в каких-либо правоотношениях считается невозможным. Наконец, третий подход заключается в том, что самостоятельными субъектами правоотношений являются и государственные органы, и государство.

В результате исследований диссертант приходит к выводу, что именно государство непосредственно или опосредованно действует во всех правовых отношениях как правовой субъект, а его органы представляют государство в этих отношениях. Таким образом, государственный орган является «профессиональным представителем» государства в правовых отношениях. Помимо государственных органов, с санкции государства, правом на осуществление функций представительства интересов государства могут быть наделены и иные субъекты. Так, нотариат призван обеспечивать в соответствии с законами государства защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени государства.

В третьем параграфе «Государство в системе субъектов правовых отношений» очерчивается основной круг тех субъектов, с которым государство вступает в отношения.

В отечественной юридической литературе чаще рассматриваются различные варианты классификации субъектов права, нежели субъектов правового отношения. Автор отмечает, что во многом эти классификации совпадают, за тем исключением, что не каждый субъект права способен принять участие в некоторых правовых отношениях.

Многие ученые идут по пути лишь перечисления отдельных видов субъектов, не указывая оснований деления. Но даже тогда, когда указываются основания, классификация субъектов далеко не всегда от этого становится убедительной. Так, в качестве основания для деления субъектов, нередко используется количественный критерий, в соответствии с которым субъекты делятся на индивидуальные и коллективные. По мнению автора, классификация по этому основанию имеет свои изъяны, поскольку государственный орган, обычно называемый в качестве коллективного субъекта, в реальности может быть единоличным.

Для деления субъектов правовых отношений предлагается использовать так называемый функциональный критерий классификации. В отраслевых юридических науках подразделение субъектов на основании функционального критерия оправдано как для решения теоретических проблем, так и для создания четкой иерархии, необходимой в практической деятельности. Однако и это деление страдает отсутствием универсальности, поскольку в связи с развитием общественных отношений возрастает и количество правовых ролей, значительное число которых не позволяет провести исчерпывающую классификацию субъектов правовых отношений по этому критерию. Субъекты правовых отношений играют разные роли, примеряя на себя различные «маски» — продавца, покупателя, судьи и т.д. Любая группировка по этому признаку в итоге будет сводиться к перечислениям конкретных ролей субъектов в правовых отношениях.

Существует множество иных оснований для классификации субъектов, например, подразделение их в зависимости от той отрасли права, на основании норм которой осуществляется регулирование правовых отношений или в зависимости от наличия (либо отсутствия) властных полномочий у субъекта.

Часто критерии дифференциации субъектов правовых отношений сводятся к особенностям их функционирования в реальном мире, подчеркивая при этом, что человек в окружающем мире материален, в отличие от государства, которое является идеальным субъектом. Вопреки сложившимся представлениям, автор приходит к выводу, что в действительности право не воспринимает вообще никаких субъектов в качестве материальных, поскольку даже физическое лицо является только юридической конструкцией. Все субъекты правовых отношений идеальны (мыслимы) с точки зрения права и являются своего рода результатом юридического абстрагирования. Разница между ними заключается в лишь степени такого абстрагирования. Например, один и тот же человек может быть и гражданином с присущим ему правовым статусом, и должностным лицом, наделенным государством властными полномочиями, хотя в юридическом смысле в данном случае речь идет о разных субъектах.

Очевидно, что круг субъектов правовых отношений чрезвычайно велик. Не существует субъектов, с которыми государство в процессе своего функционирования не вступало бы правоотношения. При этом государству отводится особая роль, поскольку именно оно посредством права придает другим субъектам юридические свойства, тем самым, легитимируя их участие в правовых отношениях. На основании проведенного анализа автор полагает, что отношения государства с другими субъектами являются исключительно правовыми, тогда как, например, отношения между физическими лицами могут правом и не регулироваться.

В третьей главе «Особенности правовых отношений с участием государства» рассматриваются вопросы деления правовых отношений на частные и публичные и, соответственно, анализируются вопросы участия государства как в публичных, так и в частноправовых отношениях.

В первом параграфе «Деление правовых отношений на публичные и частные. Участие государства в публичных правоотношениях» подробно исследуются различия между публичными и частными правоотношениями. Диссертант отмечает, что истоки этих различий восходят к дуалистической правовой модели, согласно которой происходит противопоставление частного и публичного права.

В работе подчеркивается, что государство является участником разнообразных публичных правоотношений. Так, международная правосубъектность государства характеризуется способностью его полномасштабного участия в международных отношениях, способностью приобретать права, выполнять обязанности, нести ответственность в таких сферах международных отношений как международные правотворчество, экономика, безопасность, решение глобальных проблем и других. Важно иметь в виду, что правоотношения в международной сфере возникают не только между государствами. Государства активно взаимодействуют с иными субъектами международного права.

Помимо того, что государство не остается в стороне от международных отношений, оно принимает активное участие и во внутригосударственных публичных правоотношениях. В работе показана специфика участия государства в конституционных, административно-правовых, аграрных, экологических и иных публичных правоотношениях.

Во втором параграфе «Участие государства в частных правоотношениях» подчеркивается, что участие государства в правовых отношениях не ограничивается лишь публично-правовой сферой, оно не остается в стороне и от частноправовых отношений.

Автор полагает, что степень участия государства в экономических процессах во многом определяется его экономическим потенциалом. В сильном государстве с развитой экономикой собирается гораздо больше активов в виде налогов, сборов и иных платежей. Направляя средства на строительство дорог, электростанций, каналов, мостов и других объектов инфраструктуры, в которые частные компании не имеют возможности вкладывать средства или это является для них экономически нецелесообразным, государство не может отстраниться от активного участия в частноправовых отношениях.

В таких отношениях государство участвует посредством включения в них государственных органов. Это вовсе не означает, что вместо государства субъектом правоотношения становится его орган. В действительности, вне своих органов или каких-либо уполномоченных лиц, государство не сможет ни распорядиться своим имуществом, ни стать стороной гражданско-правовой сделки.

На основе анализа подходов к рассмотрению понятия «казна», автор приходит к выводу, что предлагаемое учеными закрепление этого понятия в качестве субъекта права на законодательном уровне не является оправданным. Представляется, что отсутствует сколь-нибудь существенная необходимость в исследовании государства как «двуликого» субъекта, который участвует в публичных правовых отношениях как властный субъект со всеми присущими ему чертами, а в частноправовых отношениях принимает участие в качестве казны. Государство следует считать единым субъектом, а в этом случае казна представляет собой особые активы государства, которые, несомненно, правосубъектностью обладать не могут.

Диссертант не соглашается с суждениями тех авторов, которые исходя из властной природы государства, приходят к выводу, что оно не может самостоятельно участвовать в частных правовых отношениях. По мнению автора, участие в частных или публичных правоотношениях лишь меняет модель поведения единого субъекта, а не его сущность. Известно, что в частноправовых отношениях взаимодействие государства с иными субъектами осуществляется на равных началах. Государство не лишается своих властных полномочий, оно лишь воздерживается от их использования.

Участие государства в частных правоотношениях имеет свои особенности, которые заключаются в том, что оно с одной стороны принимает участие в частном правоотношении и находится в состоянии равенства с другими субъектами, а с другой стороны — принимает законы, которыми руководствуются все частноправовые субъекты, издает административные акты, из которых возникают без учета воли сторон гражданско-правовые отношения, а в ряде случаев может даже пользоваться иммунитетом.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные теоретические выводы и практические рекомендации.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Слепнёв А.В. Соотношение субъекта права и субъекта правоотношения // История государства и права. — М.: Юрист, 2007. № 24 — 0,6 п.л.
  2. Слепнёв А.В. Правосубъектность государства // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. — М., 2009. № 2 — 0,6 п.л.

Иные публикации, тезисы докладов и выступлений на научных конференциях:

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»