WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

Во второй главе «Становление и развитие системы управления казачества юга России» показаны организационные и правовые изменения в системе управления казачьих войск.

В первом параграфе «Развитие системы управления казачества в XVIII – первой половине XIX в.» дана характеристика процесса развития системы управления казачества, которая определялась в этот период особенностями развития государства. По мнению автора, данные особенности заключались в том, что казачьи войска были расположены на окраинах империи и отличались от населения центральной России специфичностью культуры, менталитета, правового статуса.

Приоритет в административных преобразованиях принадлежал донскому казачеству, что выражалось в устойчивой практике принятия властями Империи нормативных актов первоначально для Донского войска с последующим распространением на другие войска юга России. Первоначально в решении внутренних вопросов донское казачество было полностью самостоятельным. Высшим органом власти являлся войсковой круг, совмещавший функции законодательной, исполнительной и судебной власти. Однако, к середине XVIII в. войсковой круг заменяется новым органом — Войсковой Канцелярией, которая хотя и была коллегиальным учреждением, но подчинялась войсковому атаману, назначаемому центральным правительством. Главнейшей задачей всех дальнейших изменений, проводимых в войсковых структурах управления в конце ХVIII – начале ХIX в., было ограничение самостоятельности Войска Донского.

Терское казачество располагалось, в отличие от донского, в наиболее удаленном, конфликтоопасном и нестабильном в социально-политическом отношении регионе юга России, что явилось причиной установления такой организации управления, которая определялась в очень значительной степени опытом военных действий. Изменения организационно-правовых основ управления терским казачеством были направлены на укрепление единоначалия и ликвидацию выборности должностных лиц.

Основной тенденцией развития системы управления кубанского (черноморского) казачества являлось усиление регламентации со стороны имперских органов власти.

Преобразования управления донского, терского и кубанского казачества до середины XIX в. затрагивали только структуры высшего войскового управления, не касаясь станичного, которое по-прежнему регламентировалось главным образом нормами обычного права.

Одним из самых важных фактов в истории развития административного управления казачьих войск юга России в первой половине XIX в. было принятие Положения об управлении Войском Донским 1835 г. Этот нормативный акт существенно изменил порядок управления войском и послужил образцом при составлении положений для других казачьих войск. В диссертации сделан вывод об использовании центральной властью в определении организационно-правовых основ деятельности казачества юга России среди прочих такой методики, как апробирование новых нормативных актов на Донском войске с последующим распространением данных актов на другие казачьи войска с учетом местных особенностей.

Принципы организации управления казачьими войсками юга страны менялись под воздействием политики российского государства. От полного невмешательства в структуру управления центральная власть перешла в XVIII в. к контролю за деятельностью войсковых органов управления, постоянная реорганизация которых свидетельствует о поиске правительством эффективной системы управления.

Во втором параграфе «Реорганизация системы управления казачества во второй половине XIX – начале ХХ в.» выявлены направленность и особенности реорганизации системы управления казачества после реформ 60-х гг. XIX в. Основные изменения системы управления были связаны со сближением законодательства и практики управления казачьими войсками с общеимперскими и уравниванием, насколько это возможно, казаков в правах с другим гражданским населением. Исследование показало, что в этот период при разработке нормативных актов, регламентирующих управление и самоуправление казачества, законодатель стремился к тому, чтобы включить все население казачьих территорий в складывающуюся систему управления, исходя из принципов российских законов о местном управлении, принятых в 60-е годы XIX в. Составными элементами политики государства по унификации управления явились следующие меры: преобразование войскового правления в областное с правами губернского учреждения; предоставление управлениям округов и отделов прав уездных учреждений; введение на территории Войска Донского земских учреждений; упразднение войсковых дежурств и замена их войсковыми штабами со структурой и полномочиями военно-окружного управления. Установленная организация управления не лишена была значительных недостатков. К их числу следует отнести подчинение казачьего населения одновременно двум властям: военной и гражданской, с преобладающим влиянием последней и устранение войсковой администрации от контроля за деятельностью станичных сходов. Анализ преобразований управления казачеством, проводимых с начала 60-х до середины 80-х гг. XIX в., показал, что, несмотря на сближение системы управления казачьего и остального населения империи, добиться их полной идентичности не удалось. Это объясняется трудностью согласования общегражданских интересов с теми требованиями, которые предъявлялись к казачеству, как к военному сословию.

С целью сохранения казачества как государственной военно-охранной силы и устранения названных выше недостатков были проведены новые преобразования местного управления казачьих войск: местное население, как казачье, так и не казачье, было подчинено в административном отношении Военному министерству; гражданское и военное управление округами объединено в одно учреждение подчиненное окружному атаману; высшее управление Кавказских казачьих войск сосредоточено в лице войскового наказного атамана Кавказских казачьих войск, с присвоением этого звания командующему войсками Кавказского военного округа; введены значительные ограничения местного самоуправления.

Таким образом, проводя реорганизацию системы управления с середины 80-х гг. XIX в. до 1917 г., центральное правительство пыталось сохранить сословную замкнутость и усилить военную организацию казачества с целью усиления подготовленности казачьих войск для выполнения ими функций защиты государства и государственного режима. Однако, в целом, во второй половине XIX – начале XX вв. не сложилось законченной системы управления казачьими войсками, в полной мере отвечающей потребностям времени и интересам центрального правительства. Постоянные изменения в государстве требовали поиска адекватных мер по сохранению либо изменению существующего порядка управления казачеством. Необходимо отметить, что правительству через реорганизацию системы управления и самоуправ­ления удалось найти способы к сохранению в казачьей среде своей социальной опоры. Однако эти меры не могли полностью нейтрализовать стремление к ликвидации сословной замкнутости и законодательных ограничений в условиях развития капиталистических отношений.

Ряд правовых механизмов, регулировавших процесс управления на поселенческом уровне в казачьих войсках, представляют интерес с точки зрения использования опыта их применения в ходе корректировки современной административной реформы и реформы местного самоуправления. Так, например, в соответствии с Положением об управлении Войском Донским 1835 года станичное правление, находясь под контролем станичного общества, в то же время фактически получало возможность влиять на приговор станичного сбора. По мнению автора, в данном случае имперской властью был использован механизм взаимного сдерживания уполномоченной структуры и населения какой-либо территории в форме станичного сбора. Административная реформа в современной России предусматривает усиление механизмов общественного контроля, и в ходе ее реализации может быть использован исторический опыт времен Империи.

Третья глава «Судопроизводство и местные суды казачества» посвящена особенностям формирования судебных органов казачьих войск юга России и раскрытию роли судебной системы в организации управления казачьими областями. В первом параграфе «Правовая регламентация судоустройства и судопроизводства в казачьих войсках юга России в XVIII – середине XIX вв.» проанализировано законодательство, регламентирующее судебную систему южнороссийского казачества до реформы 1864 г. и основные тенденции его развития в области судоустройства и судопроизводства. Степень автономности и специфичности судебной системы казачества характеризовала уровень его зависимости от центральной власти, поскольку суды были важным институтом государственного контроля. Специфика судебной системы донского и терского казачества с момента возникновения до второй половины XVIII в. состояла в том, что основная роль в ней принадлежала институту казачьей демократии — войсковому кругу. На протяжении этого периода в судебном процессе участвовало все общество полноправных казаков, принимая решения на основе норм обычного права. Войсковой круг не только принимал решения по гражданским делам и приговоры по уголовным, но и приводил их в исполнение.

В отличие от донского и терского казачества, приоритет в решении судебных вопросов черноморского казачества принадлежал войсковому атаману, второй по своей значимости была должность войскового судьи.

Нижнюю судебную инстанцию во всех казачьих войсках представлял станичный круг. Каждая станица в делах своего поселения пользовалась автономией. Если войсковой круг мог осудить каждого войскового жителя, из какой бы он ни был станицы, то станичный круг был вправе сделать то же с каждым из членов станичного общества. Привлекая к реальному участию значительное число казаков, утверждая решение конфликтных вопросов через гласное разбирательство при учете всех обстоятельств дела, суд станичного круга имел большое значение в утверждении элементарных правовых знаний в казачьей среде, казачество обретало социальный опыт, изменялись его юридические обычаи.

Признание центральным правительством целесообразности традиционных институтов и форм судебного разбирательства способствовало их сохранению вплоть до конца XVIII в. Анализ статуса местной юстиции с конца XVIII до середины XIX в. позволяет говорить о том, что, с одной стороны, в указанный период станичный суд был обособлен от войсковой судебной системы, а с другой — подчинен жесткому контролю властей.

Первое значительное вмешательство центрального правительства в судебную систему донского и черноморского казачества связано с введением в войсковую канцелярию должности войскового прокурора, что означало введение общеимперского органа надзора. Присутствие представителя центральной власти в войсковой администрации имело целью контроль за деятельность последней, информирование государственной власти, а при необходимости и вмешательство в дела войска.

Законодательные изменения, введенные положениями о казачьих войсках, были направлены на унификацию войсковых судебных учреждений с общероссийскими и на приведение войскового судопроизводства в соответствие с законодательными нормами, существующими для государственных судебных институтов. Несмотря на явную тенденцию к унификации, сохранялась нормативная дифференциация населения территорий казачьих войск, подтверждаемая, в частности, существованием специального калмыцкого правления. Эта дифференциация сосуществовала с традиционными нормами судопроизводства и, по мнению автора, во многом определялась сохранением таких норм.

Во втором параграфе «Реорганизация судебной системы казачьих войск во второй половине XIX в. и ее интеграция в общероссийскую судебную систему» определены особенности реформирования судебных учреждений казачества в середине XIX в. и их пореформенного функционирования.

По своему содержанию судебная реформа 1864 г., вводившая прогрессивные механизмы осуществления российского судопроизводства, основанные на новых принципах судебного разбирательства, была наиболее последовательной из всех реформ 60 – 70 гг. XIX в. Введение новых судебных уставов имело целью создание единой судебной системы на территории Российской империи. С конца 60-х г. XIX в. вместе с административными преобразованиями начинается реформирование судебной системы Донского, Кубанского и Терского казачьих войск с целью приближения к общеимперской. Вместо многочисленных судебно-административных учреждений в казачьих войсках создаются общие и местные судебные учреждения, аналогичные судебным органам российского государства. Однако, в силу географических, исторических и этносоциальных особенностей территорий, занимаемых донским, кубанским и терским казачеством, уставы судебной реформы вводились в казачьих войсках не единовременно и не единообразно. Различия в развитии этих регионов предопределили специфику судебных систем донского с одной стороны, и кавказского (кубанского и терского) казачества с другой стороны.

Наиболее унифицированной с общеимперской была судебная система Войска Донского. В соответствии с новым законодательством судебная власть в войске принадлежала мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, войсковой палате уголовного и гражданского суда. Выборность института мирового судьи донское казачество смогло отстоять даже после того, как она была отменена по всей России, за исключением столиц.

На территории Кубанского и Терского казачьих войск судебная реформа была проведена с некоторыми изменениями. Из деятельности окружного суда был изъят институт присяжных заседателей. Мировые судьи назначались Сенатом по представлению наместника Кавказского, а впоследствии и самим наместником, хотя реформой было предусмотрено выборность данного института.

В связи с тем, что территории Кубанской и Терской областей, помимо казачества, населяли также горские народы, жившие по своим обычаям, вместе с общероссийскими судебными органами в Кубанском и Терском казачьих войсках были введены судебные органы, отражающие местную специфику — сельские (аульные) и горские словесные суды, подчиненные войсковой администрации. Горские словесные суды как элемент системы судопроизводства специфичны исключительно для Терской и Кубанской областей. В нормах, которыми руководствовались эти суды, соединяются традиции адатов горских этносов и новации общеимперского законодательства, что давало возможность власти более эффективно контролировать недавно присоединенные территории.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»