WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы при разработке нормативных актов, регулирующих деятельность современных казачьих формирований, осуществлении административной реформы и реформы местного самоуправления на территориях традиционного проживания казачества. Обобщенный опыт осуществления реформ организационно-правовых основ деятельности казачества в исследуемый период целесообразно использовать при разработке программных документов, направленных на социально-экономическую модернизацию. Целевые программы являются инструментом ускорения развития государства и общества и становятся все более востребованным элементом системы управления современной России. Их разработка, по мнению автора, должна основываться не только на успешной практике высокоразвитых современных государств, но и на российском опыте реформирования экономических и социальных отношений, в том числе в казачьих войсках. Динамичное развитие нормативной базы, регламентирующей деятельность казачества юга России, дает достаточно много примеров реформ разной степени эффективности, которые могут быть использованы при разработке современных целевых программ.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации были апробированы в публикациях по теме исследования, а также в выступлениях автора на международных симпозиумах «Кавказ как регион конфликтов. Правовые и политические аспекты» (Гамбург, 2004 г.), «Государственное управление и местное самоуправление в полиэтнической социокультурной среде» (Ростов-на-Дону, 1999 г.), международных научно-практических конференциях «Миграция и толерантность» (Краснодар 2004 г.), «Гражданское общество и обеспечение прав человека» (Краснодар 2005 г.), «Право и правосудие в современном мире» (Краснодар 2006 г.), «Конфликты и сотрудничество на Северном Кавказе: управление, экономика, общество» (Ростов-на-Дону, 2006 г.), «Актуальные проблемы безопасности в условиях конфликтогенной ситуации на Юге России» (Краснодар 2006 г.), «Социально-гуманитарное знание: междисциплинарный аспект» (Ростов-на-Дону, 2006 г.), всероссийских научно-практических конференциях: «Местное самоуправление в России: проблемы становления, развития и функционирования» (Пермь, 1999 г.), «Становление нового социального порядка в России» (Краснодар 2000 г.), «Проблемы становления правового государства в современной России» (Краснодар 2005 г.), «Актуальные проблемы деятельности органов государственной власти в особых условиях» (Москва, 2005 г.), «Современное российское общество: проблемы, безопасности, преступности, терроризма» (Краснодар 2005 г.), «Власть и общество в России: опыт истории и современность. 1906 – 2006» (Адлер, 2006 г.), «Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на Северном Кавказе» (Новороссийск, 2006 г.), региональных и других научных конференциях и семинарах.

Ряд положений диссертации внедрен автором при разработке лекций по теории и истории государства и права в Краснодарском университете МВД России.

Структура диссертации. Поставленная проблема, объект, предмет и цель диссертации определили внутреннюю логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы выбор темы диссертации, ее актуальность, рассмотрена степень научной разработанности проблемы, определены объект и предмет, цель и задачи исследования, его хронологические и географические рамки, охарактеризованы методологические основы и источниковая база, раскрыта новизна исследования, приведены положения, выносимые на защиту, имеющие теоретическую и практическую значимость, представлены сведе­ния об апробации результатов исследования.

В первой главе «Правовое оформление статуса казачьих войск юга России» изучается сущность и особенности формирования правового статуса Донского, Терского и Кубанского казачьих войск. Автор выделяет и анализирует компоненты правового статуса этих войсковых формирований и факторы, определяющие их правовой статус.

Первый параграф «Правовое оформление статуса Войска Донского» посвящен наиболее многочисленному и занимавшему самую большую территорию среди казачьих войск юга России в исследуемый период — Войску Донскому. С момента установления официальных дипломатических отношений с Московским государством в 1570 г. и до принятия донскими казаками присяги на верность русскому царю в 1671 г. отношения между ними и Московским государством строились на основе договора о сотрудничестве в военно-политической сфере. Правовое положение войска в этот период определяло наличие собственной территории, институтов власти, функционировавших в форме общинной демократии, политического суверенитета и обычного права как регулятора общественных отношений. К правам донского казачества, регламентируемым обычным правом и царскими грамотами, относились: право собственности на земли, приобретенное путем захвата территории, находившейся вне юрисдикции какого-либо государства; право на пользование в пределах войсковой территории земельными, водными, лесными и другими ресурсами; право создавать новые поселения; право на самоуправление; право записывать в казаки лиц не казачьего происхождения; право на получение царского жалования; право самостоятельно осуществлять военные походы и международные взаимосвязи.

Наличие у Войска Донского прав предполагало и обязанности, которые также регламентировались названными источниками. К основным обязанностям донского казачества относились: защита населения Войска Донского от захватнических нападений; осуществление разъездов по дорогам и получение информации о передвижении неприятеля; обеспечение передвижения по территории края российских и иностранных послов.

Политика Московского государства была направлена на ограничение независимости Войска Донского. Принимая присягу, донские казаки признали свое подданство российскому монарху и верховенство российского законодательства над обычным правом. С потерей суверенитета казаки были лишены права принимать в состав казачьих обществ новых членов и права самостоятельно осуществлять взаимосвязи с иностранными государствами, им запрещалось занимать пустующие земли и основывать новые городки без правительственного распоряжения. В конце ХVII – начале ХVIII в. изменяется статус войсковых институтов власти: властные полномочия казачьего круга, представлявшего интересы всего казачества, ограничиваются, власть сосредотачивается в руках войскового атамана, назначаемого центральным правительством.

Включение Войска Донского в состав Российского государства привело к расширению обязанностей донского казачества. Теперь оно обязано было: соблюдать присягу, данную на верность русскому царю; исполнять законодательство российского правительства; в составе русской армии нести воинскую повинность.

Таким образом, статус суверенного военно-политического образования Войска Донского в результате политики, направленной на распространение влияния российской власти на территории донского края к концу ХVII – началу ХVIII в. был трансформирован в статус ограниченной автономии в составе российского государства.

Во втором параграфе «Формирование правового статуса терского казачества» выявляются особенности формирования правового статуса терского казачества, который возникал и изменялся в ходе сложных процессов формирования терского казачества из разнородных групп населения на протяжении длительного периода времени. По своему правовому положению и функциям терское казачество во многом было сходно с донским. Вместе с тем в организационно-правовых основах деятельности терского казачества присутствовала некоторая специфика.

Первоначально терское казачество по отношению к российскому государству сохраняло суверенитет, характерными чертами которого являлись демократические институты власти и право самостоятельно решать вопросы внутреннего управления и внешних связей. В течение практически всего ХVII в. казачье войско было относительно независимым от власти российского государства самоуправляющимся сообществом и сотрудничало с Московской властью по мере своих интересов.

Соседство и различные виды взаимодействия с автохтонными этносами Северного Кавказа, у которых существовали собственные системы традиционного права во многом определяло специфику норм права, бытовавших у терских казаков.

В конце ХVI – начале XVIII в. терское казачество представляло собой автономное союзное российскому государству военно-политическое образование. К правам терского казачества относились: право собственности на земли, приобретенные путем занятия пустующей территории, право на использование в пределах территории земельных, водных и лесных ресурсов, право на осуществление хозяйственной деятельности, право вести военные действия против представителей враждебных нехристианских народов, право на получение царского жалования, право записывать лиц не казачьего происхождения в казаки. К основным обязанностям терских казаков относилось: следование предписаниям, содержащимся в нормах обычного права, защита от захватнических нападений, сопровождение и охрана посольств.

Включение терского казачества в систему российского государства осуществлялось постепенно под влиянием двух основных факторов: активизации российского государства на Северном Кавказе и усилением военного давления на терских казаков со стороны вассалов соседних государств. Качественно новый этап становления правового статуса терского казачества начинается с подчинением в 1721 г. терского казачества российской Военной коллегии. Это событие меняет весь порядок отношений между центральным правительством и казачьим войском, которое включается в государственную военную структуру. Полное подчинение терского казачества происходит во второй половине XVIII в. в связи с изменениями в политике России на Кавказе.

В диссертации отмечается, что процесс формирования правового статуса терского казачества достаточно близок аналогичному процессу донского казачества. Главным фактором сходства стало то, что обе эти группы российского казачества формировались стихийно, длительный период времени, в процессе «народной колонизации».

В третьем параграфе «Оформление правового статуса кубанского казачества» анализируются факторы, определяющие правовой статус кубанского казачества. Его особенности определялись как способом включения в состав Российской империи, так и характером государственной политики на Кавказе в конце XVIII в. Основной принцип формирования кубанского казачества не совпадал с принципами формирования других казачьих войск юга России. Кубанское войско своим образованием всецело обязано государству. Составными частями созданного правительственным решением Кубанского казачьего войска стали Черноморское и Кавказское линейное казачьи войска со своими традициями, особенностями организации и несения государственной службы. Поэтому на формирование правового статуса кубанского казачества значительное влияние оказало происхождение этих войск и их правовой статус. Важнейшим фактором специфики кубанского казачества стало его образование в результате организованной государством миграции. В истории кубанского казачества на территории его расселения в изучаемый период отсутствовал этап «общинной вольности» и полной автономии от Российского государства. Для кубанского казачества не были характерны такие этапы становления правового статуса, как суверенное военно-политическое образование и ограниченная автономия.

Переселенное на Кубань в конце XVIII в. в результате решения центральной власти и предназначенное для охраны военно-пограничной линии и экономического освоения края, Черноморское казачье войско представляло собой не общину вольных казаков, как донское и терское казачество в первые годы своего существования, а государственную военную структуру. Поэтому отношения между центральным правительством и Черноморским войском сразу после его образования регулировались, наряду с обычным правом, также российским законодательством. Вместе с тем, в первые годы вмешательство во внутреннюю жизнь войска со стороны российского правительства было минимальным. К правам черноморского казачества относились: право собственности на земли, дарованные Екатериной II при переселении, право на использовании в пределах войсковой территории земельных, водных и лесных ресурсов, право на получение царского жалования, право заниматься внутренней торговлей. К основным обязанностям черноморских казаков относились: охрана границ присоединенных земель, соблюдение российского законодательства, участие в военных компаниях российского государства.

Линейное казачество, образованное из донских, екатеринославских, хоперских казаков, практически не имело традиционных институтов казачьего самоуправления. В Кавказском линейном казачьем войске, в состав которого вошли казачьи полки, размещенные на Кавказской линии, сразу сложилась полковая система управления, основными чертами которой были централизация и единоначалие. Выборное начало в войске фактически отсутствовало. Подобное различие в существовавших одновременно Черноморском и Кавказском войсках можно объяснить, среди прочих факторов, отличиями в уровне интегрированности в общеимперскую правовую систему. Являясь хотя и нерегулярной, но составной частью вооруженных сил, Кавказское линейное войско, как организационная структура сразу же оказалась под юрисдикцией Военного ведомства. Практически все функциональные обязанности казачества регламентировались общегосударственными военными уставами и инструкциями. Общественная и хозяйственная жизнь казаков выступала в качестве производного элемента, подчиненного осуществлению военной доктрины государства.

Как показало сравнительно-правовое исследование, для периода формирования правового статуса кубанского казачества характерно его существенное отличие от донского и терского. История кубанского казачества определила меньшее значение норм традиционного права в его правовой системе, и большее значение общеимперских правовых актов. Относительно краткий период соседства с горскими этносами Северного Кавказа на этапе, когда еще были возможны заимствования норм традиционного права, определили незначительность влияния обычного права горцев (главным образом адыгов) на систему обычного права кубанского казачества, что существенно отличало его от терского казачества. В результате унификации двух составных элементов правового статуса Кубанского казачьего войска – правовых норм, регламентирующих функционирование Черноморского и Линейного войск, центральная власть несколько приблизила правовой статус Кубанского войска к некоему общеимперскому стандарту, в качестве которого выступал правовой статус Донского войска.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»