WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

На правах рукописи

САВЧЕНКО МАРИНА СТАНИСЛАВОВНА

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАЗАЧЕСТВА ЮГА РОССИИ

(середина XVI начало ХХ вв.)

Специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

КРАСНОДАР – 2007

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кубанский государственный аграрный университет»

Научный консультант:

доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор

Рассказов Леонид Павлович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Курдюк Петр Михайлович

доктор юридических наук, профессор

Чердаков Олег Иванович

доктор юридических наук, профессор

Цечоев Валерий Кулиевич

Ведущая организация:

Южный федеральный университет

Защита диссертации состоится 25 мая 2007 г. в 10 час, в ауд. 215 на заседании диссертационного совета по присуждению ученой степени доктора юридических наук ДМ 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калини­на, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского госу­дарственного аграрного университета (350044 Краснодар, ул. Калинина, 13).

Автореферат разослан « ___ » ___________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор Камышанский В.П.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Казачество как уникальный в мировом масштабе социально-политический институт играло важную роль в истории России на протяжении нескольких столетий. Высокая значимость роли казачества в структуре государства была связана в нашей истории последовательно с необходимостью установления контроля со стороны государства над казачеством как дестабилизирующим политическим фактором, государственным освоением занимаемых казачеством окраинных земель, с развитием имперских органов власти и вооруженных сил.

В Российской империи казачество, имевшее статус сословия, выполняло в течение практически всего имперского периода военные, пограничные, экономические и иные обязанности, определенные государством. После Февральской революции 1917 г. на основе областей казачьих войск создавались республиканские формы государственности, ставшие на какое-то время предпосылкой для дальнейшего этногенеза казачества. Однако в ходе гражданской войны и социалистического строительства органы советской власти ликвидировали казачество и как сословие, и как социально-политический институт. Политическая либерализация российского общества 1980-х – 1990-х годов создала условия для восстановления в его структуре особой социальной общности, претендующей на признание ее правопреемником казачества, существовавшего в России до 1917 г.

Актуальность изучения организационно-правовых основ формирования и деятельности казачьих войск в дореволюционной России определяется несколькими факторами. Современное казачество представляет собой новое социальное явление, избравшее для своей реализации традиционную форму. Возникла проблема поиска неоказачеством1 своих места и роли в системе новой российской государственности. Для эффективного решения данной проблемы и для предотвращения конфликтов, связанных с претензиями современного казачества, необходимо проанализировать правовое положение казачества на разных этапах развития нашего государства. Это поможет ввести в конструктивные рамки деятельность казачества, имеющего созидательный потенциал. Как отметил Президент России В.В. Путин: «…российское казачество, сочетая исторические, традиционные формы самоуправления с современными демократическими нормами, с особым укладом жизни и своими обычаями, внесет весомый вклад в строительство новой России»2.

Совершенствование нормативной базы становления казачества требует изучения исторического опыта казачьего сословия, определения элементов, способных интегрироваться в современную структуру общества, выявления и закрепления конкретных форм сотрудничества казачьих обществ с органами власти и органами внутренних дел в обеспечении правопорядка и общественной безопасности. Далеко не все из исторического опыта может быть использовано в настоящее время, но для выявления элементов исторического наследия, которые стоит возрождать, необходимо с помощью научного анализа реконструировать модели социально-политической системы казачьих войск максимально точно. Глубокое и всестороннее изучение государственно-правовой истории казачьих войск юга России поможет избежать возможных ошибок в определении тактики развития современного казачьего движения и применить на практике накопленный опыт в несении государственной службы.

Актуальность данного исследования определяется также процессами, идущими в ходе всестороннего реформирования системы публичной власти современной России. Изучение системы власти и управления казачества, правовой базы, регламентирующей механизм ее функционирования, становится все более актуальным, поскольку исторический опыт эффективного управления в разнообразных социально-экономических и природно-географических условиях Российской Федерации оказывается чрезвычайно востребованным. Автор исходит из предположения, что казачьи войска юга России, при всей схожести основных характеристик их правового статуса, существенно различались конкретными правовыми механизмами, обеспечивающими их функционирование. Использование данной гипотезы продуктивно для выявления широкого спектра правовых норм и механизмов реализации данных норм, которые могут быть изучены на предмет использования в современных условиях.

Реформа местного самоуправления и административная реформа, реализуемые в России с 2003 года, делают актуальным для нашего региона историко-правовой опыт казачества юга России. Местное самоуправление осуществляется в России с учетом исторически сложившихся местных обычаев и традиций. Статья 1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» при определении понятия «местное самоуправление» требует исходить при его осуществлении из интересов населения и учитывать исторические и иные местные традиции. Еще более конкретны в этом отношении законодательные акты субъектов РФ, являющихся территорией традиционного проживания казаков. Так, в Уставе (основном Законе) Краснодарского края подчеркивается: «Краснодарский край является исторической территорией формирования кубанского казачества, исконным местом проживания русского народа, составляющего большинство населения края»3. Таким образом, на территориях бывших казачьих войск в ходе преобразований местного самоуправления могут использоваться отдельные нормы и практики, апробированные в дореволюционный период.

В настоящее время в муниципальных образованиях началась разработка нормативных актов о реализации вопросов местного значения с учетом специфики каждого поселения. При разработке таких актов, по мнению автора, должен использоваться не только современный мировой опыт, но и исторический опыт реализации отечественного законодательства на казачьих территориях. Ресурсная основа муниципальных образований радикально изменилась за прошедшее время, однако правовые нормы изучаемого периода и механизмы их реализации могут исследоваться на предмет их внедрения в современную практику.

Необходимость реформирования многих элементов правовой системы, механизмов управления требует выявления апробированных в прошлом законодательных норм, а также практики их применения. Автор полагает, что данные нормы и практика их реализации должны рекомендоваться для использования в результате научного исследования в качестве моделей и оценки на возможность внедрения. Кроме того, как подчеркивалось выше, применявшиеся ранее в нашей стране правовые нормы долгое время были дифференцированы. Такая дифференциация определялась как территориальным фактором, то есть присоединением новых территорий, различающихся по уровню социально-экономического развития и этнокультурным характеристикам, так и сословными различиями населения дореволюционной России. Это существенно увеличивает разнообразие существовавших норм и расширяет поле поиска актуальных для современности моделей.

Система казачьих войск имперской России является, по мнению автора, интересной моделью адаптации общегосударственных норм к конкретным географическим и социокультурным условиям. Исследование данной модели позволяет сформулировать выводы, полезные для решения той же задачи адаптации самых разнообразных общегосударственных норм к специфике регионов в условиях современной России. Отметим также, что для отечественной юридической науки характерен очевидный разрыв преемственности, связанный с революциями 1917 года. Для советской правовой системы была характерна значительно более жесткая унификация по сравнению с правовой системой имперского периода. Этим определяется востребованность в условиях федеративного государства правового опыта Российской империи.

Различные аспекты актуальности темы диссертационного исследования позволяют сделать вывод о том, что изучение организационно-правовых основ деятельности казачества юга России в досоветский период определяется задачами повышения эффективности государственного и муниципального управления в РФ, стабилизации социально-политического положения современной России. Научная актуальность работы определяется также возможностью сравнительного анализа в процессе историко-правового развития трех казачьих войск юга России: Донского, Терского, Кубанского.

Учитывая особое положение Донского казачьего войска среди всех казачьих войск дореволюционной России, исследование его правового статуса в качестве модели автор рассматривает как актуальное для современной юридической науки. Система правовых норм донского казачества уже в то время использовалась в качестве модели для других казачьих войск. Донское войско являлось своеобразным испытательным полигоном социально-правового эксперимента по внедрению новых норм законодательства.

Своеобразную нишу в системе казачьих войск имперской России занимало терское казачество, расположенное на территории с высоким уровнем этнополитической нестабильности, что характерно и для современного Северного Кавказа. Осуществляемые в настоящее время реформы государственного управления, силовых структур определяют большую востребованность эффективных механизмов стабилизации в регионах с высоким уровнем социальной конфликтности. Показательным в этом отношении является опыт правового регулирования несения воинской службы и обеспечения общественной безопасности терским казачеством.

В процессе стабилизации социально-политической ситуации на Северном Кавказе все большую роль играют нормы и социальные механизмы, основанные на исторической практике, в том числе модифицированные нормы обычного права, регулирующие ненасильственные формы разрешения конфликтов. В настоящее время уже складывается практика поиска исследователями актуальных в настоящее время норм, направленных на поддержание социально-политической стабильности и основанных на историческом опыте. По мнению автора, перспективным направлением подобных поисков является именно анализ элементов правового статуса терского казачества.

Кубанское казачество, в отличие от донского и терского, сформировалось не в результате народной колонизации приграничных территорий Российского государства, а как итог целенаправленной деятельности центральной власти. Переселение черноморских казаков на Кубань по распоряжению центральной власти стало отправной точкой процесса формирования специфичной группы кубанских казаков. Автор предполагает, что сравнение правового статуса донского, терского и кубанского казачества с учетом различий генезиса данных групп создает возможность для выявления значимых отличий правовых норм и правоприменительной практики, то есть для развития теории юридической науки.

Хронологические рамки исследования охватывают период со второй половины XVI до начала XX в. Определяя хронологические границы, автор исходил из необходимости проследить полный процесс эволюции организационно-правовых основ казачества юга России. Нижний хронологический рубеж определен появлением источниковой базы, которая применительно к теме диссертационного исследования до середины XVI в. отсутствовала. Верхняя временная граница выбрана, исходя из факта юридической ликвидации сословий в 1917 г., что привело к утрате казачеством особого правового статуса.

Территориальные границы исследования включают ареал традиционного расселения групп южнороссийского казачества: донского, терского, кубанского. При их определении автор акцентирует внимание не столько на пространственно-территориальном факторе, сколько на социально-политической ситуации, в результате которой происходит интеграция северокавказского региона в состав России и формирование особой территориальной общности — юга России. Южно-российский ареал складывался практически три столетия, расширяясь и последовательно охватывая низовья Волги и Дона, левобережье Терека и Кабарду (с середины XVI в.), затем степи западного Предкавказья (со второй половины XVIII в.), горные территории Кавказа и Черноморского побережья (XIX в.).

Объектом исследования являются донское, терское и кубанское казачество, рассматриваемые как социально-правовые институты.

Предмет исследования составляют организационно-правовые основы деятельности донского, терского и кубанского казачества и факторы, определяющие особенности данных казачьих войск.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»