WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Диссертант, исходя из анализа философской и юри­дической литературы, утверждает, что проблема естествен­ных и неотчуждаемых прав человека развивалась наряду с теорией правового государства, обосновавшей идеальную форму взаимоотношения между человеком и властью, в рамках которой признание получили и естественные права человека. Поэтому права человека могут характеризовать­ся как квинтэссенция правового государства, и не случай­но такие представители естественно-правовой доктрины, как Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, В.М. Гессен и др., придавали огромное значение институту прав и свобод человека, видя в нем важный фактор развития общества в целом. В работе показано, что научное мировоз­зрение авторитетных правоведов дореволюционной России отличают высокий гуманистический потенциал, вера в ве­личие человеческой личности и мечта о таком типе социаль­ной организации общества, фундамент которого основыва­ется на ценностях права и общечеловеческих интересах.

_________

1 Новгородцев П.И. Государство и право // Вопросы философии и психологии. 1904. Кн. IV (74). С. 398.

2 Там же. С. 310.

3 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.; Старый и новый национальный мессионизм. М., 1912; Энциклопедия права. М., 1919.

25

Многие русские юристы относили правовое государ­ство не к миру фактов, а к миру идей. Наиболее отчетливо эту позицию выразил С.А. Котляревский. Однако он пола­гал, что в правовом государстве, как идее, есть нечто по­стоянное, а именно к существующей организации властво­вания и подчинения прилагается мерило такого властвова­ния и такого подчинения, которое оправдывается неизмен­ной основой сменяющихся правовых воззрений, оправды­вается справедливостью.

В то же время по Б.А. Кистяковскому наиболее высо­кой правовой формой государственности призвано стать социалистическое государство. На этой ступени возможно единение народа и государственной власти, наиболее пол­ное осуществление принципов, присущих правовому госу­дарству1.

Обширное теоретическое наследие дореволюционной отечественной гуманитарной мысли содержит множество толкований термина «правовое государство», которые, не претендуя на исчерпывающую полноту, отражают те или иные признаки этого политико-юридического института.

При этом у русских исследователей не вызывало со­мнения, что правовым государством может быть только конституционное государство (В.М. Гессен, С.А. Котлярев­ский, Н.И. Павленко, Б.А. Кистяковский и др.). Однако для одних конституционное государство практически отожде­ствляло собой государство правовое, другие же видели в конституционном государстве лишь необходимое, но не достаточное условие для построения государства правово­го. Отождествление правового государства и конституци­онного, как видно из работ, посвященных этой проблеме, - явление обычное в переходный период от абсолютизма к конституционализму.

Анализируя основополагающие философские работы правоведов рубежа веком, автор отмечает, что «возрожден-

________________

1 Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. 1990. №6. С. 147.

26

ная» естественно-правовая доктрина связывала идею пра­вового государства прежде всего с идеейсвободы, автоно­мии личности. Она исходила из возможности установления следующих отношений между человеком и государством:

во-первых, источником права считается личность, а не го­сударство, во-вторых, меняется представление о соотноше­нии между государством и законом и происходит переход к принципу «государство есть инструмент закона», в-тре­тьих, признается, что государство становится правовым в силу того, что не противоречит и не нарушает права чело­века, а укрепляет и защищает их.

Вторая глава «Роль естественного права в государ­ственно-правовых реформах конца XIX и начала XX века» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе содержится общая характеристика позитивного права (законодательства) в свете государ­ственно-правовых реформ конца XIX - начала XX в. в Рос­сии с позиции взаимодействия с естественным правом.

В работе констатируется, что к началу XX в., несмот­ря на отмену крепостного права и проведение земельной, муниципальной, судебной и ряда других либерально-бур­жуазных реформ 1860-1870 гг. в России (подробный ана­лиз которых представлен в диссертации) был создан поли­тико-правовой режим полицейского государства. Абсолю­тистская форма правления, длительная эволюция самодер­жавия в направлении буржуазной (конституционной) монар­хии, сословный принцип предопределяли резкое неравенство прав и обязанностей различных категорий населения.

Автор особое внимание обращает на попытку либеральных бюрократов частично ограничить абсолютную власть монарха, которая была предпринята в 1865-1866 гг. В данном плане наиболее крупными событиями следует считать арест московского дворянства в январе 1865 г., вы­ступление петербургского губернского земского собрания в декабре того же года, рязанского губернского дворянско­го собрания в январе и петербургского губернского дворян-

27

ского собрания в марте 1866 г. Наряду с этим заслуживает признания «Записка» великого князя Константина Нико­лаевича, предлагавшего сходный с П.А. Валуевым проект государственного преобразования России, соответствующе­го идеям правового государства, лежащим в основе есте­ственно-правовой доктрины.

Новый всплеск в разработке различных проектов го­сударственного преобразования России либеральной бю­рократией приходится на конец 1870-х гг., а самым ярким из проектов явилась «Конституция» М.Т. Лорис-Мелико-ва 1881 г. Вместе с тем представляется, что утрата монар­хией инициативной роли в преобразованиях стала очевид­ной, когда 8 марта 1881 г. собрался Совет министров во главе с Александром III, который окончательно похоронил всякие конституционные замыслы, а также когда 29 апреля 1881 г. был обнародован Манифест «О незыблемости са­модержавия», который предопределил поворот к контрре­формам, а 14 августа 1881 г. было утверждено «Положение о мерах к охранению государственной безопасности и об­щественного спокойствия».

Представитель естественно-правовой доктрины П.И. Новгородцев считал, что «политическая эволюция XIX в. совершилась в двояком направлении: с одной сто­роны, постепенно падала вера в возможность совершенной и безошибочно действующей государственной организации, с другой стороны, функции государства бесконечно расши­рялись... если теоретики и сторонники правового государ­ства признают его бессилие немедленно и до конца не мо­гут разрешить общественные противоречия, удивительно ли, что его критики и противники говорят о его полной непригодности для идеальных целей»1.

В результате анализа законодательства конца XIX в. утверждается, что в России в этот период не сложились не-

____________

1 Новгородцев П.И. История философии права. С. 163.

28

обходимые условия, обеспечивающие формирование пра­вового государства. Права и свободы человека не получи­ли своего юридического признания в полном объеме, не был создан механизм их гарантирования. Вместе с тем государ­ственно-правовые реформы по пути демократизации госу­дарственного и общественного строя обеспечивали подго­товку для введения в России не только основ конституци­онного строя, но и для формирования правового государ­ства и законодательного признания естественных (неотчуж­даемых) прав человека и гражданина.

В диссертации раскрывается процесс воплощения ес­тественного права как политико-правовой идеологии в по­литических программах начала XX в. Связано это, прежде всего, с созданием политических партий в России, в пер­вую очередь либерально-демократических. Идеи гражданских и политических прав, правового государства и кон­ституции включались в их программные документы, ана­лиз которых представлен в диссертационном исследовании.

В 1904- 1905 гг. было выработано несколько проектов конституций и избирательных законов, два из которых являлись наиболее значимыми. Первый проект конститу­ции был разработан осенью 1904 г., второй — в первой по­ловине 1905г. при самом активном участии известного юриста С.А. Муромцева. Рассмотренные в работе проек­ты, предложенные оппозиционно настроенными представителями либерального лагеря, в целом были направлены на превращение Российской империи в ограниченную (кон­ституционную) монархию, а также правовое государство. Проекты учитывали ту реальность, которая была в России. Не случайно многие положения были использованы в «Ос­новных государственных законах» от 23 апреля 1906 г.

В работе показано, что в особый исторический период (февраль - октябрь 1905 г.) самодержавная власть предпри­нимает первую попытку сформировать представительное учреждение в России, предполагая при этом максимально ограничить реальные возможности этого учреждения в его

29

влиянии на государственную политику. Так, Манифестом от 6 августа 1905 г. учреждалась Государственная Дума и «Положение о выборах» в нее. В данном Манифесте импе­ратор подтвердил, что «настало время, следуя благим на­чинаниям их, призвать выборных людей от всей земли Рус­ской к постоянному и деятельному участию в составлении законов...».

Второй параграф посвящен исследованию и выявлению основных направлений и форм влияния естественно-право­вых идей на российское законодательство 1905 - 1907 гг.

Диссертант придерживается мнения, что Манифест от 17 октября 1905 г. стал первым документом всесословного характера и формой институционализации естественно-правовых идей, ибо в нем провозглашались основные по­литические права и свободы, предоставляемые всем россий­ским подданным вне зависимости от их социального поло­жения. Аргументируется позиция, в соответствии с кото­рой юридическая квалификация актов, подобных Манифесту от 17 октября 1905 г., отличается определенными трудностями, так как данный документ не укладывался в тра­диционные рамки позитивного права, поскольку выражал намерение осуществить определенные действия, но не пра­вовые нормы. Однако, не будучи законом в формальном смысле, октябрьский Манифест 1905г. обладал огромной правообразующей силой. Все последующее конституцион­ное законодательство России своим развитием обязано главным образом ему. Этот акт не был конституцией и даже конституционным законом, а по своим юридическим харак­теристикам являлся сходным с так называемыми европейс­кими конституционными хартиями, получившими распро­странение в эпоху конституционных преобразований, пре­дусматривавшими участие народа в законодательстве и подтверждавшими права человека. Положения Манифес­та от 17 октября 1905 г. стали юридически значимы лишь после внесения изменений в Свод основных государствен­ных законов, что и было сделано царем 23 апреля 1906 г.

30

Автор обосновывает, что идея «незыблемых основ гражданской свободы» и правового государства после об­народования Манифеста от 17 октября 1905 г. стала завое­вывать популярность не только среди юристов, но и среди политиков. События, последовавшие за Манифестом, при­вели к тому, что эта идея воплотилась в движении к поли­тическим и государственно-правовым реформам, согласно которым правовое государство выступило альтернативой произволу и диктатуре.

Многие либерально настроенные мыслители воспри­нимали Манифест как признание правительством необхо­димость преобразований в России, которые виделись пер­вым шагом на пути разрешения революционной ситуации в пользу правового строя и признания основных прав и сво­бод личности. Конституционный строй для России был пер­вым необходимым условием построения правового государ­ства, воплощения естественно-правовой доктрины.

Таким образом, идеи гражданских и политических прав и правового государства как основа «возрожденно­го» естественного права XX в. получили свою институционализацию в Манифесте от 17 октября 1905 г. Подтвержда­ется мысль о том, что естественно-правовая доктрина, на­ряду с теорией конституционализма в рамках либерально-демократической мысли в России, может рассматриваться в качестве идеологического обоснования и условия госу­дарственных и правовых реформ.

Вряд ли можно согласиться с мнением, высказанным в юридической литературе, что в отличие от Европы, где идеи Дж. Локка и И. Канта о правах человека, гражданс­ком обществе, правовом государстве оказали мощное воз­действие на политическую практику и, собственно, породили и либерализм, и социал-демократию, и неоконсерва­тизм, в России идеи сторонников принципа правового го­сударства (в разных его модификациях) не только не по­влияли на реальные политические процессы и вырастаю­щие из них государственные, политические структуры (и не

31

влияют, кстати, и по сию пору), но народ и его политичес­кие вожди предпочли идеи иного - противоположного тол­ка. Уместно в этой связи вспомнить П.Г. Виноградова, ко­торый писал, что «содержание естественного права меня­ется вместе с эпохами, но цель его остается постоянной, и эта цель - справедливость. И хотя этот вид права проявляет свое действие не через посредство положительных законо­дательных актов, а посредством человеческого сознания, но нет надобности объяснять, что, кто достигает власти над умами людей, в конце концов будет повелевать и их учреж­дениями»1.

В ходе диссертационного исследования автор предла­гает «возрожденное» естественное право, как идеологическое течение конца XIX - начала XX в., рассматривать с точки зре­ния уровней функционирования политической идеологии, где на теоретико-концептуальном уровне формируются основные положения, характеризующие ценности и идеалы естествен­но-правовой доктрины, вырабатываются основные понятия и категории естественно-правовой школы.

По мнению диссертанта в своем втором аспекте есте­ственное право как идеология институционализируется и формализуется. При этом институционализация и форма­лизация проходят посредством:

а) правового сознания, т. е. когда обусловленные при­родой и социально-естественной средой требования и иде­алы через правосознание приобретают правовой облик и в соответствии с этим выступаю г в виде правовых требова­ний и прообразов норм позитивного права;

б) правотворческой инициативы в лице представителей политической элиты или вождей политических движений;

в) нормативного закрепления в законодательных ак­тах, т. е. через воплощение в позитивном праве основных категорий естественно-правовой философии.

______________

1 Виноградов П.Г. Очерки по теории права. Пг., 1915. С. 146.

32

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»