WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Основная задача второго параграфа заключается в < соотнесении современных представлений о позитивном и естественном праве с особенностями их понимания в рам­ках дореволюционной философской юридической мысли конца XIX - начала XX в. В диссертационном исследова­нии показано, что традиционно, исходя из релятивистского понимания сути права, позитивисты, считая правом лишь

17

позитивное (как «фактически существующее», «реально-действенное», «действительное» право), оставляют за его рамками все «непозитивное» («должное право», «идею пра­ва» и т. д.).

Анализируя соответствующую литературу, автор кон­статирует, что одновременно отрицание возможности по­знать сущность права представители российского дорево­люционного юридического позитивизма использовали для критики и самого отрицания естественного права.

Естественное право в смысле права, параллельно существующего с позитивным и являющегося источником, фундаментом, прообразом или идеалом позитивного пра­ва, Г.Ф. Шершеневич и другие сторонники юридического позитивизма решительно отвергали, сохраняя за ним лишь значение этической оценки действующего права. Дуализм естественного и положительного (позитивного) права они считали фикцией и заблуждением правоведения.

Следует помнить, что понятие естественного права, по словам П.И. Новгородцева, принадлежит к числу самых древних категорий философии права и юриспруденции:

издавна оно противопоставлялось положительному как нормы, вытекающие из самой природы и потому идеаль­ные и неизменные, изменчивым, несовершенным и зависящим от человеческого установления нормам позитивного права1.

При этом естественное право получило свое научное обоснование в различных трактовках, представленных в изысканиях приверженцев «возрожденной» естественно-правовой доктрины. Известный правовед Б.Н. Чичерин писал, что «положительное право развивается под влиянием теоретических норм, которые не имеют принудительного значения, но служат руководящим началом для законода­телей и юристов. Отсюда рождается понятие о праве

_________________

1 Новгородцев П.И. Из лекций по общей теории права. Часть ме­тодологическая. М., 1904. С. 13.

18

естественном, в противоположность положительному»1. Та­ким образом, по его мнению естественное право представ­ляет собой систему рациональных понятий о праве.

В свою очередь, И.А. Ильин различал естественное и позитивное право, но не противопоставлял их. Для него естественное право — часть позитивного; это — правовые нормы, стоящие в согласии с моралью и справедливостью, т. е. морально верные нормы. «Прогресс общественной жизни, - писал И.А. Ильин, - состоит в постепенном при­ближении положительного права к естественному; идеал состоит здесь в том, чтобы все положительное право стало естественным (т. е. морально верным), а все естественное право стало положительным (т. е. получило признание и применение со стороны власти)»2.

Е.Н. Трубецкой прямо указывал, что естественное право - «это высшая форма права, отличная от права по­ложительного, независимо от какого бы то ни было авто­ритета»3. В.С. Соловьев утверждал, что естественное право выступает как общая идея права. Он подчеркивал, что только при этом право можно оценивать как какой-нибудь факт из правовой истории, какое-нибудь проявление права4.

Наряду с этим С.Н. Булгаков полагал, что естествен­ное право есть правовое и социальное долженствование, это те идеальные нормы, которых в реальной действительнос­ти нет, но которые должны быть и во имя своего объектив­ного долженствования отрицают действующее право и су­ществующий социальный уклад жизни5. Другой сторонник естественно-правовой доктрины, В.М. Гессен, не считал ес­тественное право правом в собственном смысле слова. Под естественным правом он понимал этические нормы,

___________________

1 Чичерин Б Н Философия права. М., 1900. С. 94.

2 Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. М., 1994. Т. 4 С. 101.

3 Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. Киев, 1906. С. 480.

4 Соловьев В.С. Оправдание добра. М., 1996. С. 325.

5 Булгаков С. Н. От марксизма к идеализму: Сб. статей (1890 - 1903). СПб., 1903. С. 65.

19

являющиеся «безусловными категорическими императива­ми переменного содержания»1.

На основании многообразия подходов к определению естественного права с учетом различных точек зрения на его сущность автор считает необходимым рассматривать в качестве отличительной черты «возрожденного» естествен­ного права расширение направлений естественно-правово­го мышления и утверждение методологического плюрализ­ма в обосновании естественного права. Так, опираясь на положение современной теории права, следует обратить вни­мание на тот факт, что представителями различных доктрин (неотомистской, экзистенциалистской, феноменологической и др.) естественное право выводилось как из божественного порядка бытия, так из самореализации им априорных пра­вовых субстанций и ценностей, «природы вещей» и др.

Наряду с этим вряд ли можно согласиться с заявлением В.С. Нерсесянца, что нет никакого естественного права, а есть лишь плюрализм естественно-правовых мнений, и что естественно-правовая культура строится на контрасте естественного права с положительным и принижении пос­леднего как искусственного, так как это суждение противо­речит самой идее философского правопонимания2.

Далее, присоединяясь к высокой оценке «возрожден­ного» естественного права, изложенной в юридической ли­тературе, в диссертации развивается положение о том, что по основным своим характеристикам (по своему гуманис­тическому предназначению) естественное право призвано быть высокозначимой основой социального регулирования и предосновой позитивного права. В ходе исследования поддерживается мнение, что естественное право играет осо­бо значимую роль в обществе, так как, сохраняя свою пер­вичность, оно образует тот слой социальной жизни, кото-

____________________

1 Гессен В М. О науке права // Введение в изучение социальных наук. СПб., 1903. С. 143.

2 См.: Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник дня вузов. М., 1997. С. 609-610.

рый лежит в основе системы социальной регуляции и пози­тивного права.

В ходе диссертационного исследования обращено внимание на то, что в теоретико-познавательном отноше­нии основная проблема «возрожденного» естественного права как научной доктрины сводилась к соотношению права и нравственности. Соответственно могут быть пред­ставлены два типа понимания естественного права: этико-нормативное и эйдологическое. Достоинство этих конструк­ций, заложенных в трудах правоведов рубежа веков, заклю­чалось в утверждении единства духовной стороны челове­ческого рода, неразрывности связи права с моральным дол­женствованием, признании естественных прав человека.

Исходя из этого следует вывод, что ценность есте­ственно-правового учения состоит в опоре на категории свободы и прав человека, нравственные принципы и спра­ведливость. Закономерно, что одним из наиболее интерес­ных аспектов рассматриваемых концепций естественного права является обоснование взаимосвязи права и нравствен­ности. При этом история правовой мысли свидетельствует как о первоначальной нерасчлененности этих понятий, так и об их генетической связи с проблематикой естественного права.

П.И. Новгородцев считал, что существенным призна­ком школы естественного права является стремление к отыс­канию высших нравственных критериев положительных установлении, охраняемых властью и судами. «Нельзя ви­деть, что так называемое естественное право, как идеал для положительного, как требование его реформы, есть искон­ное проявление философской мысли, есть сама философия права»1, - писал он.

Попытка в определенной мере систематизировать су­ществовавшие взгляды на взаимоотношение права и нрав­ственности была в свое время предпринята И.В. Михайлов-

_____________

1 Новгородцев П.И. История философии права. М., 1897. С. 15.

21

ским, который выделял три их типа, основанных на следу­ющем: 1) отрицании различия между правом и нравствен­ностью; 2) противопоставлении права и нравственности; 3) «этическом минимуме»1.

Анализ научных юридических доктрин начала XX в. позволяет сделать вывод, что при такой оценке естествен­ного права нужно учитывать, что это явление многоплано­вое, получающее различную научную интерпретацию. И при всем многообразии взглядов по рассматриваемому воп­росу необходимо с должной четкостью различать естествен­ное право как политико-правовую идеологию; научную доктрину, имеющую методологическое значение; реальный факт социальной действительности. Впрочем, указанное разграничение носит условный характер, так как методо­логическое значение естественного права основано на его действительной роли как реального феномена в жизни об­щества.

В итоге проведенного исследования воззрений пред­ставителей естественно-правовой доктрины конца XIX -начала XX в. можно определить естественное право как социальный институт, характеризующийся в качестве обус­ловленных природной и социально-естественной средой требований (и идеалов), которые, преломившись через пра­восознание, приобретают правовую форму и в соответствии с этим выступают в виде правовых требований, выполняя функцию критерия оценок и прообразов юридических норм -норм позитивного права.

По мнению автора, наиболее полно и выразительно значение естественного права проявляется тогда, когда на­чинается и реально происходит процесс становления гума­нистического права, утверждение в реальной жизни прин­ципов народовластия и гражданского общества, неотъем­лемых (естественных) прав человека.

_____________

1 Михайловский И. В. Очерки философии права. Томск, 1914. Т. 1. С. 145-157.

22

В третьем параграфе раскрывается идейное содержа­ние естественно-правовой теории, анализируются в каче­стве центральных категорий «возрожденного» естественно­го права естественные (неотчуждаемые) права человека и правовое государство, которые выступают формой концен­трированного выражения исследуемого политико-правово­го учения.

В конце XIX - начале XX в. классики русской дорево­люционной философии права стремились найти пути со­единения гуманистических традиций национальной право­вой культуры с принципами западной либеральной право­вой и философско-правовой мысли. Именно знакомство последней с классическими идеями Гоббса и Локка, Руссо и Монтескье создало фундамент для становления теории права в России, начиная с XVIII в. В свою очередь, ограни­ченность их методологических и философско-этических оснований, вполне осознанная в России XIX в. после изу­чения трудов классиков немецкой философии права, побуж­дала русских теоретиков права, включая представителей естественно-правовой доктрины, искать свои, оригиналь­ные пути в трактовке проблемы взаимосвязи личности, об­щества и государства.

В диссертационном исследовании показано, что есте­ственные права не только стали предельно точным и конк­ретизированным выражением самой сути естественного права в современном его понимании, т. е. свободы отдель­ной, автономной личности, но и то, что они представляют собой известную институционализацию естественного пра­ва в форме международно-правового и конституционного признания и нормативного закрепления.

Автор констатирует, что на становление и государ­ственное признание прав человека решающее влияние ока­зала естественно-правовая доктрина, утвердившая приори­тет прав человека и определившая новые параметры взаи­моотношений между индивидом и властью. Так, после Французской революции (и утверждения североамерикан­ской демократической государственности в конце XVIII в.)

23

развитие идей об естественных (неотъемлемых) правах че­ловека пошло в направлении дальнейшей правовой институционализации рассматриваемой категории и приобрете­ния ею все большей юридической значимости не только для стран запада, но и для российской государственности.

В естественно-правовом учении признается, что вы­раженный подход к правам человека, выводящий правовое положение личности на уровень ее взаимоотношений с го­сударством в целом, взаимоувязан с другой существенной проблемой, с тем, что неотъемлемые (естественные) права человека потому и касаются «государства как такового», потому и ограждают личность от произвола власти, что они по своему источнику и важнейшей стороне своей сути об­ращены к человеку как духовной личности и в этом отно­шении затрагивают не политику, а прежде всего нравствен­ные начала людей.

Отправной точкой для всего учения естественно-пра­вовой школы, как известно, служил индивид. Из его мораль­ной природы выводилась вся система права. Эти же факто­ры лежали в основе объяснения и государства. Перед шко­лой «возрожденного» естественного права, таким образом, стояла задача вывести начала власти из природы индиви­да, основным свойством которого признавалось его свобод­ное самоопределение. Так, исходным постулатом Б.Н. Чи­черина было утверждение: «Разумное существо есть вместе свободное существо»1. Свободу человека он объяснял при­сутствием в нем двух противоположных начал, а именно бесконечного и конечного, и их взаимодействием, где идея внутренней свободы разумного существа основана на прису­щей разуму идее абсолютного.

Обосновывая свою точку зрения, П.И. Новгородцев актуализировал понятие абсолютной идеальной свободы:

«Если современные юристы признают, что государство, как

_____________

1 Цит. по: Величко А. М. Развитие идеи естественного права в тру­дах Чичерина Б.Н. // Правоведение. 1994. № 3. С. 45.

24

и личность, стоят в этом смысле на одной линии перед од­ними и теми же требованиями естественного права, что личность существует не менее Божьей мудростью, чем го­сударство...»1. По его мнению не вызывает сомнения, что равенство и свобода вытекают из понятия личности: «Оба эти начала одинаково предполагаются представлением о личности как абсолютной ценности, имеющей безусловное нравственное значение»2.

В теории Е.Н. Трубецкого, другого представителя ес­тественно-правовой школы, понятие свободы также являет­ся одним из центральных, ибо свобода, по его мнению, есть достояние Бога, но также и основа деятельности индивида3.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»