WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

– возможность получения присягнувшим лицом специального знака, символизирующего легитимность полномочий присягнувшего лица.

11. Необходимо формирование института конституционной ответственности за нарушение принятых, в том числе моральных, обязательств присяги. В качестве меры данного вида юридической ответственности может быть предусмотрена возможность отстранения от должности на основании совершения аморального проступка, несовместимого с дальнейшим осуществлением профессиональной деятельности.

Теоретическое значение исследования состоит в том, что сформулированными положениями и выводами представляется возможным дополнить отдельные разделы теории государства и права, такие как теория правотворчества, правовые символы, правовая культура и правовое воспитание, теория реализации правовых предписаний.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы:

– в учебном процессе при чтении курсов лекций по теории государства и права, отраслевым юридическим дисциплинам;

– в процессе совершенствования российского законодательства;

– в юридической практике;

– в организационно-научной и в воспитательной деятельности, в частности в Нижегородской академии МВД России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования изложены в ряде статей, тезисов докладов на III межрегиональной научно-практической конференции юридического факультета КФ МГЭИ (г. Киров, 12 июня 2006 г.), на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы формирования профессиональной компетентности и культуры сотрудников правоохранительных органов» (г. Брянск, 6 октября 2006 г.), на межвузовской научно-практичес­кой конференции «Избирательное право и избирательное законодательство России: история развития, современное состояние, пути совершенствования» (г. Нижний Новгород, 24 октября 2007 г.). Теоретические разработки, выносимые на защиту, обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин и кафедры юридической психологии и педагогики Нижегородской академии МВД России. Материалы диссертационного исследования используются при проведении лекций, семинарских и практических занятий с курсантами Нижегородской академии МВД России.

Основные положения диссертации нашли отражение в 9 научных публикациях автора объемом 10,24 п. л.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его теоретико-методологическая и эмпирическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость, а также приводятся сведения об апробации и внедрении результатов работы.

Первая глава «Общая характеристика присяги» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «История развития научных представлений о присяге как о правовом феномене» рассматривается историко-правовой аспект анализируемой категории.

Присяга преимущественно определяется через понятие клятвы и в большинстве случаев сводится к официальному и торжественному обещанию соблюдать какие-нибудь обязательства. Исследования свидетельствуют о том, что она всегда позиционировалась как ритуал, служащий подтверждению верности, повиновения или преданности.

Происхождение клятвы связано с разложением первобытного общества. Своими корнями она уходит в институт табу, который осуществлял управление поведением членов общины. Разложение общины порождает необходимость в новом институте, регламентирующем поведение людей. Формирующееся государство не могло полностью справиться с регулятивными функциями, поэтому управление частично вытеснялось в сферу религии. Первоначально клятва базируется на религиозном сознании, в дальнейшем, с развитием церковных организаций, церковь становится одним из господствующих институтов, клятва развивается, и отдельные ее разновидности превращаются в религиозные, а также юридические акты.

Истоки существования присяги как юридического феномена ведут к Древнему Риму, в котором применялись две разновидности присяги: предупредительная и карательная. Присяга могла быть либо общей, приносившейся в начале процесса, либо специальной, предшествовавшей совершению отдельного процессуального действия.

В Древней Руси присяга также функционировала как правовое явление. У истоков своего существования она была связана исключительно с военной направленностью и предназначалась к исполнению дружине и простым ратникам в виде клятвоприношения на верность князю. В «Повести временных лет» присяга (рота) упоминается при заключении мира между греками и русским князем Олегом: «Царь же Леон с Олександром мир сотвориста с Олгом, имшеся по дань и роте заходивше между собой, целовавши сами крест, а Олга водивши на роту»1.

В дальнейшем в России присяга получила дополнительное развитие с введением отличительной символики, униформы, знаков различия. Причем сущность присяги постепенно начинает испытывать видоизменения: осуществляется процесс объединения карательной и регулятивной направленности.

В истории отечественного государства и права определены случаи принятия присяги:

– на верность подданства воцарившемуся императору и законному его наследнику;

– на верность службы при первоначальном определении чиновников на службу и при поступлении на службу после отставки;

– как одно из доказательств в судебном процессе.

В гражданском процессе использовался такой архаичный вид доказательств, как присяга тяжущихся. Широко употреблялись в уголовном процессе ритуальные присяги, которые представляли собой торжественные, облеченные в определенную форму заверения в своей правоте либо, наоборот, в неправоте другой стороны. Неумение или неспособность соблюсти формальности присяги, продемонстрировать (устно либо с помощью каких-то традиционно установленных действий) ее нюансы влекло проигрыш дела для присягавшей стороны.

В уголовном судопроизводстве присяга всегда была подтверждением истинности показаний свидетелей и других участников процесса.

В истории конституционного права присяга приносилась государственными властями на соблюдение верности конституции.

При принесении присяги соблюдались общие правила произнесения текста и манипуляции со священными предметами. Согласно православной вере, в дореволюционной России этими предметами были крест и Евангелие, к которым присягающий должен был приложиться после произнесения последних слов присяги.

Октябрьская социалистическая революция 1917 года внесла существенные изменения в функционирование анализируемого правового феномена. 20 января 1918 года Декретом о свободе совести, церковных и религиозных обществах была установлена независимость государства от церкви, в котором закреплялись нормы, предписывающие запреты сопровождения действий всех государственных учреждений религиозными обрядами и церемониями и отмену религиозной клятвы или присяги. Но присяга как правовой феномен все же не была предана забвению. ВЦИК 22 апреля 1918 года утвердил «Формулу торжественного обещания», которая печаталась в каждой «Служебной книжке красноармейца». Эта присяга называлась Красной, так как в ней воплотились идеи большевиков о мировой революци и2. Завершалась присяга недвусмысленным предупреждением: «…Если по злому умыслу отступлю от моего торжественного обещания, то да будет моим уделом всеобщее презрение и да покарает меня суровая рука революционного закона». Идея юридического (суровая рука революционного закона) наказания дополняется представлением о наказании моральном (всеобщее презрение). Это предупреждение выполняло роль, аналогичную целованию креста и Евангелия (или других атрибутов священного, в зависимости от вероисповедания) при принятии присяги в дореволюционной России.

Таким образом, присяга прошла определенные этапы исторической инверсии: от карательного предназначения до благотворительности; от воинской специфики ритуалов, церемоний до уравнения с гражданскими и религиозными обрядами; от безропотного повиновения до идеологизации. К настоящему времени сохраняется исторически сложившееся понимание присяги как разновидности ритуала, в котором акцент устанавливается на внешней форме осуществления деятельности.

Во втором параграфе «Юридическое понятие присяги» выявляются и детально исследуются существенные признаки рассматриваемого явления.

Зачастую понятие «присяга» трактуется в общеупотребительном аспекте. При этом не всегда прослеживаются основные закономерности ее правовой идентификации. Существующие представления о данном феномене не отражают его правовой природы, социальной роли и юридической значимости.

Автор формулирует и раскрывает следующие основные признаки присяги:

1. Присяга – это разновидность клятвы, то есть торжественного обещания соблюдать правила поведения, обязательные для субъекта, приобретающего новый статус. Об этом свидетельствует преимущественно упо-требляемое понимание категории присяги, которая в современной правовой системе в преобладающем количестве случаев начинается со слова «клянусь». Термин «присяга» имеет несколько значений:

а) «официальное и торжественное обещание соблюдать какие-нибудь обязательства»3;

б) «торжественное обещание соблюдать верность, поступать правильно, по закону»4;

в) «официальное и торжественное обещание (клятва) в верности»5;

г) «клятва именем Божьим, произносилась в установленной законом форме, перед святым крестом и Евангелием с поднятием правой руки»6.

Анализируя этимологическое значение понятий «клятва» и «присяга», следует подчеркнуть две основные позиции, раскрывающие трактовку указанных категорий.

Первая точка зрения свидетельствует о том, что первоначально в основе ритуалов клятвы и присяги лежало не слово, а телодвижение, жест. Слово «клятва» известное всем славянским языкам, связано с праславянским глаголом kloniti: «славянин во время клятвы склонялся до земли, касаясь ее рукой». Слово «присяга» также имеет славянское происхождение – исходит от того же корня, что и глагол сягать, ставший архаизмом в восточнославянских языках, но еще вполне живой в других славянских языках7. В этимологическом словаре славянских языков prisga (от prisgati – касаться) подразумевало касание предмета рукой8. В.И. Даль рассматривал «присягу» в одном понятийном ряду со словами «досягать», «достигать», «сяжень» (сажень) и т. п.9 Прикасаясь к священному предмету, который находился на определенной дистанции, присягающий как бы дотягивался до него, тем самым подтверждал верность сказанных слов и придавал им смысл священных, торжественных. Таким образом, в этом аспекте клятва рассматривается как факт, служащий подтверждению верности, повиновения или преданности каким-либо обязательствам.

Вторая точка зрения отражает значение слова «клятва» через имя беса, нечистого – «клятой» (отсюда – «проклятие»). При этом, давая торжественную клятву, русский воин проводил черту между собою и бесом, при клятвопреступлении эта черта автоматически стиралась (он переступил клятвенное обещание) – и тогда он попадал во власть сатаны. Следовательно, исходя из этой позиции, клятва рассматривается как обязательство соблюдать определенные запреты под угрозой наступления неблагоприятных последствий.

Более конструктивна первая точка зрения, позволяющая всесторонне рассмотреть данный феномен и расширить возможности научного анализа.

Присяга, являясь разновидностью клятвы, обладает всеми ее признаками, но вместе с тем обладает рядом специфических характеристик.

Исследуя признаки присяги как правового явления, следует отметить, что присяга – это такая разновидность клятвы, которая закрепляет правовую связь принимающего ее субъекта именно с государством через вступление в определенную должность. Данное обстоятельство предопределяет юридическую значимость рассматриваемого правового института.

2. Присяга осуществляется в особом процессуально-ритуальном порядке. Она сводится к порядку выполнения определенных действий, совершаемых в определенной форме, причем внимание акцентируется на внешнем канонизированном аспекте его исполнения. Исторически ритуал функционировал как самый древний способ хранения информации в бесписьменном обществе в виде постоянного воспроизведения определенной модели поведения людей в особо значимых ситуациях. В современной присяге сохранился исторический смысл ритуала в воспроизведении сложившейся последовательности действий в ответственных и критических обстоятельствах, осуществляемой торжественно и демонстративно.

На протяжении веков тексты присяги так или иначе изменялись, но во все времена этот ритуал характеризовался в первую очередь тем, что присягающий народу и Родине гражданин хочет честно служить Отечеству и публично заявляет об этом.

3. Присяга является правовым символом, а процедура ее осуществления представляет собой систему символических действий. Символичность присяги дихотомична. Во-первых, присяга как правовой феномен представляет собой правовой символ – законодательно закрепленный условный образ, выражающий момент изменения правового статуса субъекта. С этой точки зрения, присяга символизирует принятие должностным лицом новых субъективных прав и юридических обязанностей, его ответственность перед обществом и приобретение новых прав и обязанностей.

Во-вторых, сущность присяги заключается в осуществлении последовательности действий, которые также являются правовыми символами. В этом аспекте присяга по способу внешнего выражения является одновременно и символом действия (при осуществлении церемонии вступления в должность), и словесным символом (оглашение текста присяги). Присяга представляет собой разновидность перформатива, а также не только высказывание, которое является описанием действия, но и само действие, изменяющее статус говорящего и систему социальных связей, в которые он включен. В данной процедуре используются манипуляции с государственными символами: Конституцией РФ, Государственный флагом РФ, Государственным гербом РФ, оружием.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»