WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Социологическая юриспруденция впервые вскрыла преимущество динамики права, не отрицая при этом его стабильности. Иеринг, Муромцев, Эрлих, Паунд выступают не только против "мертвого" права в законодательстве, но и, вообще, абсолютизации и вечности норм, что свойственно не только догме, но и естественному праву. Для осуществления динамики права предлагались самодеятельность суда (Муромцев), свободное нахождение права (Эрлих), <отправление юстиции без права>, когда суд творит новое право, не будучи связан ни законом, ни прецедентом (Паунд). Иеринг выступал за движение права путем отрицания старого новым, так как право - Сатурн, пожирающий своих собственных детей, и может обновляться, лишь отрекаясь от своего прошлого. Он отказывается признать гармоническую связь отдельных эпох: сформировавшееся право должно уступить место вновь формирующемуся. При этом в обновлении и движении права главную роль играют не юристы-профессионалы, государственные чиновники, народные избранники, как у Муромцева, Эрлиха, Паунда, а каждый индивид и все общество, выступая как борцы за право. Иеринг не побоялся возвратиться, конечно, с известными ограничениями, к утверждениям естественной школы об индивидуальной инициативе и договорном начале права и исторической школы о закономерном развитии права, в результате чего сформировалось его собственное представление о тяжелом процессе становления права, сопровождаемом приложением личных усилий, столкновением интересов и борьбою страстей.

В целом, взгляд на право как на сложную многоаспектную систему, которой свойственна статика и динамика с ее непрерывной изменчивостью, позволяет рельефно подчеркнуть, что оно не сводится к произволу или тождеству закона, а обусловлено объективными общественными отношениями. Отсюда и возникает необходимость изучать правовой порядок, существующий в жизни, как нечто самостоятельное. Социологический подход помогает выявить потребности человека с помощью непосредственного наблюдения обычаев, общественных отношений, свести образование "мертвого" права к минимуму. Последнее достигается, по мнению ученых, в теоретической области юриспруденции обновленной наукой, а в практической - правотворческой деятельностью юристов. Каким образом это происходит, автор подробно рассматривает в следующей главе.

Во второй главе <Вопросы реализации права в социологической юриспруденции Р. фон Иеринга, С.А. Муромцева, Е. Эрлиха, Р. Паунда> выделены параграфы: "Доктрина судебного правотворчества в теориях Р. фон Иеринга, С.А. Муромцева, Е. Эрлиха, Р. Паунда", "<Творческая сила юриспруденции> в учениях мыслителей", "Влияние концепции социологической юриспруденции на деятельность правоохранительных органов".

В первом параграфе отражена идея социологической юриспруденции о влиятельной силе судебной власти, способной самостоятельно создавать нормы права. Если Иеринг и Муромцев предвосхитили основные черты правотворчества юристов, то Эрлих и Паунд довели данную концепцию до логического конца. Они различают двоякое действие судебной практики: при наличии обычая или закона и при их отсутствии. В первом случае деятельность суда сводится к интерпретации или толкованию юридической нормы, во втором - к восполнению пробела. Во всех случаях судам приходится не применять, а создавать нормы по поводу данного конкретного случая.

Обществу необходимы нормы, наиболее приближенные к конкретным жизненным ситуациям. Представительные органы зачастую отдаляются от народа, интересы и волю которого должны защищать. Несоответствие действующего права справедливости, обусловленного несовершенством правовой организации, приводит к кризису государства и возникновению революционной ситуации. Суд в состоянии удовлетворить своевременно потребность в нормах права, так как благодаря своей работе он непосредственно сталкивается с проблемами и нуждами людей, видит применение закона на практике.

Из этого вовсе не следует, что официальный закон теряет силу, и нет необходимости больше ему подчиняться, как это утверждали противники теории. Ученые с уважением относятся к правилу, возведенному в рамки закона. "Закон сам по себе вовсе не противен такой деятельности" (Муромцев), а творческая работа судьи не означает свободу от закона (Эрлих). Несмотря на это, вокруг работ представителей социологического направления развернулась острая полемика. Иеринга, Муромцева, Эрлиха, Паунда обвиняли в спекулятивном характере учения, менявшего взгляды на право в соответствии с изменениями, происходившими в социальной структуре буржуазного общества. Практико-политическое применение теории судебного правотворчества усматривалось в дискредитации, обессиливании и фактической отмене закона, который превращается в эскиз, более или менее вероятное предсказание того, что на практике решат суд и другие правоприменительные органы. Нетрудно заметить, что термин "судейское правотворчество" "судейская свобода" стали синонимами "судейскому произволу". В основе своей критика была бы несомненно ценной, если бы действительно "раздавались" неограниченные права суду. Ожидая подобные обвинения, Муромцев пишет о том, что закон издается для повиновения ему. Законодатель не может не требовать подчинения своим требованиям, но должен сознавать пределы своего влияния. В отправлении правосудия решающую роль играет свободное слово высокообразованных юристов, а не "мертвые параграфы" закона. Тирания мертвых текстов для современных культурных народов является, несомненно, тяжкой, что не исключает вопрос о границах судебного правотворчества. Нельзя исключить человеческий фактор в деятельности суда, члены которого обладают индивидуальным жизненным опытом, правовой культурой. Многие именно в большой зависимости от личности судьи усматривали несовершенство самодеятельности суда. Ученые выступили против иррационалистических, субъективистских обоснований судебного правотворчества и считали необходимым дать ему твердую рационалистическую и объективную основу. "Капризы бумажных тиранов" не могут подменяться пусть даже "маленькими ошибками несправедливости" думающих и чувствующих судей. Источником правотворчества судей является <справедливость>, наполняемая содержанием за счет самосознания, правового опыта, интуиции, общественной оценке права, теоретических и практических отраслей юриспруденции.

Отрицание новых подходов в области правотворчества, дает возможность царствования узконаправленной догмы. В мире существует богатый опыт предоставления большей власти суду, и, если мы действительно хотим преодолеть состояние беззакония, то должны учитывать каждую мысль, направленную на восстановление справедливости. Возможность эволюционной замены снизу неправового режима на правовой, - вот главный аргумент в защиту теории правотворчества судей.

Второй параграф раскрывает понимание "творческой силы" науки Иерингом, Муромцевым, Эрлихом, Паундом. Социологическая юриспруденция выступает против превращения правоведения в догматическую дисциплину, которая потеряла свою главную цель - служение людям, из-за увлечения идеями, обособления от других отраслей, ограничения исследованием текстов, а не жизни. Проблемы, выдвигаемые Иерингом, Муромцевым, остались актуальными и для Эрлиха и Паунда. Новое направление с трудом пробивало себе путь. Лишь в XX столетии оно стало оттеснять на задний план формальнодогматическую юриспруденцию, выдвигая требование разумного сочетания практики и теории. Иеринг, Муромцев, Эрлих, Паунд обоснованно видели в науке творческую силу. Юриспруденция не должна руководствоваться только тем, что предписывает закон. Она стремиться выяснить, что происходит в действительности, ее призвание - поиски <живого права>.

Правоведение должно развиваться в тесной взаимосвязи с социологией, психологией, политической экономией и другими общественными науками. Общее знание об обществе не исключает самостоятельного существования правовой науки, которая, чтобы полностью раскрыть сущность права, по Эрлиху, должна быть не только исторической, но и социологической. Изучение действующего, <живого> права является задачей новой науки - социологии права. Социология права своевременно распознает ростки нового права среди уже отживших правовых норм. При социологическом изучении права идеал юриста уже другой: юрист - творец права, юрист, консультирующий общество о том, каким должно быть право, и выполняющий эту задачу как беспристрастный ученый. Юриспруденция не только наука, но и искусство. Вслед за О. Контом, Дж. Ст. Миллем социологическая юриспруденция включает два направления в правоведении - "чистое" (науку) и "прикладное" (искусство). Задача науки - теория и история права - заключается в раскрытии законов сосуществования и последовательности социальных явлений или фактов государственной жизни, задача искусства - догма права, политика права, историческая критика - указывать цели практике, следуя научным выводам, комбинировать средства для достижения избранных целей. Социологическое требование сводится к тому, чтобы указанные направления в юриспруденции не смешивались, не подменялись, не доминировали, не искажались под давлением друг друга. Теория права изучает причинную обусловленность права с помощью законов развития (статики, динамики). История права, с одной стороны, служит целям исторического толкования действующих юридических норм, с другой - преследует самостоятельную и более широкую теоретическую задачу причинного познания развития права. Иеринг подверг справедливой критике отношение к истории естественной, исторической школ, контовской теории, юридического позитивизма, отвергнув, соответственно, чисто схоластический, описательный, вспомогательный, догматический характеры, приписываемые ей. Догма права выполняет значение систематизации принципов действующего права, подготовку нормативного материала к индуктивному изложению и правила для руководства в судебной практике. Политика права вырабатывает предложения об исправлении недостатков существующего строя, обеспечивает реформирование законодательства страны. Обладая творческой силой, политика права выступает как возможный источник правового прогресса в соответствии с потребностями всего социума, а не группы властвующих. Считаем, что выделяемые задачи политики права можно сравнивать с задачей социального контроля социальной инженерией Паунда. Рядом с творческой деятельностью нужна и критическая: критическая история подвергает сомнению каждую научную рекомендацию, насколько она применима в современной практике.

Социологическая юриспруденция в лице Иеринга, Муромцева, Эрлиха, Паунда четко прослеживала взаимовлияние науки, права и фактической реализации потребностей человека. Объектом изучения науки считается как положительное, официальное право, так и "живое", действительное, фактически регулирующее отношения между людьми. При постоянном противопоставлении друг другу выясняется происхождение права, связь со всеми остальными сторонами общественной жизни, на основании чего правоведение может составлять часть науки об общественных явлениях, социологии. Этому способствовал позитивизм Конта, точно определивший объект научного познания, указавший цель, доступную для человеческого разума в области научной мысли, и установивший те методологические приемы, посредством которых эта цель может быть достигнута. Позитивное изучение общественных явлений нашло ключ к объяснению социального вопроса. Тема творческой силы юриспруденции, ее непосредственного влияния на существующие общественные отношения, возможность их улучшения останется навсегда актуальной, так как от этого зависит наша жизнь. Потому работы Р. Иеринга, С.А. Муромцева, относящиеся к 70-80-м годам прошлого столетия, так перекликаются с позицией других главных представителей социологической теории права новейшего времени - Е. Эрлиха, Р. Паунда.

В третьем параграфе рассматривается влияние концепции социологической юриспруденции на деятельность правоохранительных органов. Сегодня внимание к вопросу социологии правоохранительных органов обусловлено главным требованием, предъявляемым к деятельности суда, прокуратуры, милиции в России, - общественной стабилизацией, заключающейся в охране мира и порядка при соблюдении прав и свобод граждан. Многое для совершенствования правоприменения может быть использовано из зарубежной теории и практики общественной и государственной жизни, а также с помощью восстановления старых традиций, имевших место в дореволюционной России. Представляется актуальным рассмотрение некоторых положений социологического учения Р. Иеринга, С.А. Муромцева, Е. Эрлиха, Р. Паунда, разбираемые в предыдущих параграфах (проблемы социального контроля права, "живого" и "мертвого" права, правотворчества юристов, практико-прикладной роли науки), в связи с деятельностью российских правоохранительных органов.

Право есть важнейшая часть социального контроля, понимаемого как совокупность предписаний и запретов, способов внушения и убеждения, принуждения и поощрения, при помощи которых формируется система поведения членов данного общества ради достижения справедливости - наиболее совершенного порядка. Социальный контроль права предлагает ряд мер, способствующих осуществлению справедливости, реализуемых через организационную структуру и процессуальную деятельность правоохранительных органов. У правоохранительных органов возможность их воздействия на общество многогранна и определяется различными факторами: престижем правоохранительных органов в глазах населения; степенью общественного интереса к их деятельности; уровнем культуры и законности правоохранительной практики; степенью её гласности; убедительностью, обоснованностью применяемых решений. Любые противоречия, пробелы, неточности, возникающие в законе, напрямую отражаются на конкретных людях, избежать их - значит приблизиться к справедливости. Приводить негибкий закон в соответствие с изменчивыми запросами жизни, индивидуализировать общие начала, подвергать пересмотру устаревшие, "мертвые", утратившие свое социализирующее значение нормы, способен именно правоприменитель.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»