WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Автором отмечается, что о конкретном моменте возникновения
альтернативных средств урегулирования споров можно говорить только с определенной долей условности, ведь сами по себе различные негосударственные формы урегулирования конфликтов появились гораздо раньше
государственных судов и обращение к ним было естественной человеческой потребностью во всем мире. В целом все факторы, способствовавшие
возникновению и активному распространению альтернативных форм
разрешения споров, диссертант сводит к следующим: высокий авторитет
судебной власти, исторически сложившиеся традиции обращения в суд
за разрешением всевозможных конфликтов; перегруженность судов, их неспособность справляться с рассмотрением огромного количества исковых
требований и, как следствие, ослабление эффективности их деятельности;
заинтересованность судебной власти в освобождении судов от значительного числа мелких гражданско-правовых споров с тем, чтобы акцентировать внимание на рассмотрении уголовных, сложных гражданских, а также
дел, связанных с защитой конституционных прав; сложная структура судебной системы и состязательный характер судопроизводства, требующие
обязательного участия профессиональных юристов, а следовательно, увеличивающие судебные расходы для сторон спора; возможность получения
полной информации об обстоятельствах дела до его возбуждения в суде
или до начала слушания как предпосылка для достижения компромисса без
вмешательства суда; значимость юридических профессий в американском
обществе, позволяющая влиять на поддержку и дальнейшее продвижение
всех прогрессивных начинаний, связанных с совершенствованием как судебных, так и несудебных процедур разрешения правовых споров, которые
отвечали бы требованиям современной действительности.

Выяснив факторы, способствовавшие возникновению и распространению альтернативных форм разрешения правовых конфликтов, далее
соискателем рассматривается ключевой в этом словосочетании термин
«альтернативные». Изначальное значение слова «альтернативный» предполагает характеристику предмета или явления и ассоциируется с необходимостью выбора одного из двух (или нескольких) решений, поскольку его
происхождение восходит к латинскому слову alter – «один из двух». Впоследствии употребление данного слова распространилось и на выбор из
большего количества вариантов. Когда употребляют прилагательное «альтернативный», под этим уже понимают ситуацию, предполагающую многовариантность, определенный набор решений и их последствий.

До относительно недавнего времени традиционным было представление об альтернативных формах как о частной системе, возникшей в противовес публичному порядку разрешения споров. Поэтому к альтернативным
относились все несудебные процедуры, в том числе и арбитраж. Правовая
природа арбитражного решения предопределила новую точку зрения, в соответствии с которой арбитраж не относится к альтернативным формам.
Отсюда термин «альтернативные» противопоставляется как судебному, так
и арбитражному разбирательству, охватывает только консенсуальные процедуры и предполагает участие нейтральных, независимых от сторон лиц.

Другая оценка термина «альтернативные» заключается в том, что это
понятие включает такие механизмы урегулирования спора, которые могут
применяться отдельно либо в разнообразных комбинациях (например,
переговоры – посредничество; посредничество – арбитраж и т.п.). Альтернатива в таком случае означает выбор возможных вариантов среди несу-
дебных средств, а не выбор между этими средствами и судебным разбирательством.

По мере развития и более широкого применения различных, как судебных, так и несудебных, процедур для разрешения правовых споров
сформировалась новая позиция. Американский профессор Ф. Сандер,
исходя из того, что альтернатива означает возможность выбора «одного
варианта из многих существующих», предлагает использовать общее для
всех процедур словосочетание «альтернативные методы разрешения споров», охватывающее в том числе и судебное разбирательство.

Вызывает интерес позиция, которая заключается в том, что словосочетание «альтернативные формы разрешения правовых конфликтов» вообще не отражает сущности этих форм и потому должно быть устранено
из практики.

По мнению автора, перечисленные взгляды отображают высокую степень развития несудебных форм для разрешения споров, их многообразие
и неоднозначное взаимодействие с судебной системой. Все это имеет более
важное значение для характеристики тех или иных процедур, но не для по-
нимания альтернативных форм разрешения правовых конфликтов в целом.
Главное заключается в том, что они не заменяют и не могут заменить
судебную систему, а всегда будут существовать параллельно с ней.

Диссертант отмечает, что в теоретических дискуссиях российских
ученых употребляемое понятие «альтернативность» также подвергалось
критике как методологически неверное. В качестве аргумента приводился,
например, факт наличия так называемых «судебных мировых соглашений», то есть мировых соглашений, заключаемых уже после того, как спор
передан на рассмотрение арбитражного суда, необходимым условием действительности которых является их утверждение данным арбитражным
судом. Указывалось также на отсутствие диспозитивности при обращении
к претензионному порядку, предусмотренному гражданским законодательством Российской Федерации.

Учитывая характер дискуссии, диссертант отмечает, что целью разрешения правового конфликта служит устранение разногласий между сторонами, восстановление так называемого «баланса справедливости» в гражданско-правовых отношениях.

Автор полагает, что отделить теоретические дискуссии о концепции
альтернативного разрешения споров от абстрактного философствования на
правовые темы позволяет практическое применение форм альтернативного
разрешения коммерческих споров, ставших неотъемлемой частью российской правовой действительности.

Под альтернативными формами разрешения правовых конфликтов
ученые понимают приемы и способы разрешения споров вне системы
государственного правосудия. Однако сочетание «вне системы государственного правосудия» вовсе не означает, что альтернативные формы действуют вне закона. В самом термине «система альтернативных форм разрешения конфликтов» заложен тот смысл, что существует целый комплекс
механизмов разрешения противоречий, который во многих случаях может
заменить собой ввиду своей высокой эффективности и гибкости традиционные методики урегулирования конфликтных ситуаций.

В контексте такого понимания соискатель определяет альтернативные
формы разрешения правовых конфликтов как это совокупность процедур,
направленных на разрешение правового конфликта путем достижения
взаимоприемлемого результата, не обладающая признаками судебного
разбирательства, применяющаяся до, во время или вне судебного процесса.

В третьем параграфе «Классификация альтернативных форм
разрешения правовых конфликтов» анализируются различные виды аль-
тернативных процедур. Наиболее традиционным является деление альтернативных форм разрешения правовых конфликтов на основные и комбинированные. К основным альтернативным формам относятся: переговоры
(negotiation); посредничество (mediation); третейский суд (arbitration).

Анализ приведенных в исследовании определений позволяет диссер-
танту предположить, что переговоры – это процесс, посредством которого
стороны, вовлеченные в правовой конфликт, обсуждают его друг с другом,
стараясь достичь взаимоприемлемого соглашения.

Термин «посредничество (медиация)», автором определяется как процедура, при которой посредник (медиатор) проводит переговоры между
сторонами, а также с каждой из сторон в отдельности, тем самым помогая
им урегулировать свои разногласия и прийти к такому решению, которое
бы устраивало обе стороны.

По мнению соискателя, третейский суд представляет собой альтер-
нативную по отношению к государственным судам форму разрешения пра-
вовых конфликтов, причем обращение граждан и юридических лиц в
третейский суд за защитой права есть обращение к юрисдикционной форме защиты права. Именно поэтому, по мнению диссертанта, не представляется возможным трактовать передачу спора на рассмотрение третейского
суда по соглашению сторон как допускаемое законом самоограничение
права на судебную защиту. Право выбора суда, которому на рассмотрение
будет передан спор между конфликтующими сторонами, принадлежит
этим сторонам, ведь, обращаясь к третейскому суду, гражданин или юридическое лицо реализует свое право выбора судебной защиты, а выбор есть
предпочтение, но никак не самоограничение.

Кроме того, компоненты основных видов, смешиваясь друг с другом,
образуют совершенно новые комбинированные (комплексные) формы,
которые являются перспективным направлением в развитии альтернатив-
ного разрешения конфликтов. Далее в работе рассматриваются иные клас-
сификации альтернативных процедур.

Вместе с тем диссертант отмечает, что альтернативные формы разре-
шения правовых конфликтов нельзя считать фиксированным набором
приемов, средств и методик. Это комплекс процедур, который меняется,
развивается и корректируется в соответствии с потребностями конфликтующих сторон.

Вторая глава «Использование альтернативных форм и способов разрешения правовых конфликтов в практике зарубежных стран» по-
священа анализу альтернативных процедур, применяемых в зарубежных
государствах; сравнительной характеристике альтернативных форм, применяемых в России и других странах. Даются рекомендации по совершенствованию российского законодательства в сфере альтернативных форм разрешения правовых конфликтов.

Параграф первый «Альтернативные формы разрешения правовых
конфликтов в практике зарубежных стран» посвящен характеристике
альтернативных форм разрешения правовых конфликтов через включение
зарубежных стран, где они применяются, в правовые системы. Анализируются преимущества и недостатки данных альтернативных форм.

Несмотря на разнообразие альтернативных форм разрешения право-
вых конфликтов, применяемых в различных странах, все они должны отвечать международным стандартам, которые условно, на взгляд соискателя,
можно разделить на международные требования и международные принципы в сфере применения альтернативных процедур.

Международные требования в области альтернативных форм разре-
шения правовых конфликтов, по мнению автора, должны отвечать следующим положениям: целью любой альтернативной процедуры является
урегулирование и разрешение правового конфликта; основа альтернативной процедуры – добровольность применения; во всех альтернативных
формах (за исключением переговоров) должно участвовать независимое
и нейтральное лицо; все альтернативные формы разрешения правовых
конфликтов должны отвечать требованиям относительной формальности,
основанной на усмотрении сторон.

Кроме того, диссертант отмечает, что альтернативные формы должны
основываться на следующих международных принципах: принцип сотруд-
ничества, предполагающий выявление общих интересов сторон и строящийся на основе взаимных уступок; принцип дифференциации, при кото-
ром участники правового конфликта могут использовать альтернативные
средства каждое в отдельности, в комбинациях друг с другом либо в определенной последовательности; принцип конфиденциальности, предполагающий негласность любой альтернативной процедуры.

Соискатель отмечает, что наличие международных стандартов не ис-
ключает особенностей отдельных альтернативных процедур, связанных с их тактикой и методикой, полномочиями нейтральных лиц, спецификой
участия юристов, последствиями и прочими условиями, сопутствующими
урегулированию и разрешению правовых конфликтов.

Во втором параграфе «Современное зарубежное и российское за-
конодательство в области альтернативных способов разрешения правовых конфликтов: сравнительно-правовой анализ» анализируются
положения об альтернативных процедурах, содержащиеся в российском
законодательстве. По мнению автора, анализ опыта зарубежных государств
в области альтернативных форм разрешения правовых конфликтов должен
стать показательным для нашей страны. Однако предложения об использовании зарубежного опыта в ходе проведения отечественных преобразова-
ний не означают простого копирования, заимствования конструкций. Это
и невозможно в силу российских исторических, правовых традиций,
правосознания, экономических и социальных условий. Поэтому опыт зарубежных государств, как полагает соискатель, должен преломляться через
призму российских правовых институтов с учетом их особенностей и
характерных черт.

Третий параграф «Совершенствование российского законодательства в сфере альтернативных форм разрешения правовых конфликтов» содержит предложения по законодательной регламентации альтернативных процедур в России.

Целесообразнее, по мнению автора, ч. 1 ст. 118 Конституции РФ
представить в следующей редакции: «Правовые споры в Российской Федерации могут решаться посредством внесудебных и судебных процедур».

Кроме того, диссертант предлагает дополнить гл. 15 АПК РФ, включив в нее статью 138:

«1. Переговоры – это процесс, посредством которого стороны, вовлеченные в правовой конфликт, обсуждают его друг с другом, стараясь достичь взаимоприемлемого соглашения.

2. Решение вырабатывается совместно всеми участниками перего-
воров.

3. Решение, принятое на переговорах, подлежит протоколированию
сторонами, является окончательным и подлежит обязательному исполнению».

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»