WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Педагогическая поддержка рассматривалась и реализовывалась нами как прояснение чувств, мыслей ребенка; реалистическое успокоение; правильная интерпретация взаимоотношений с окружающими; демонстрационное поведение (репетиция правильного поведения); предоставление информации о правах и обязанностях детей; обеспечение обратной связи при взаимодействии ребенка с окружающими; работа с чувствами ребенка.

Психолого-педагогическое сопровождение коррекционной деятельности было направлено на формирование у подростков умения жить в обществе, сотрудничать; развитие терпимости к другим людям (сверстникам и взрослым), другим точкам зрения; формирование ответственности, чувства уверенности; обучение разрешению жизненных проблем; тренировка навыков саморегуляции, самоконтроля, выработку умения не перекладывать на других решение собственных проблем; осознание своих ограничений.

Коррекционная деятельность включала систему мероприятий, имеющих целью быстрейшее и наиболее полное восстановление психологического здоровья детей и подростков, нуждающихся в реабилитации и возвращении к активной, насыщенной жизни. Психолого-педагогической формой коррекции является воздействие на психическую сферу личности ребенка. Оно направлено на преодоление в его сознании представления о бесполезности жизненной активности.

Одной из технологий педагогической коррекции детей, находящихся в ситуации нехимической зависимости, являлась работа с их психологическим здоровьем, гармоничным состоянием психики. В рамках данного диссертационного исследования психологическое здоровье рассматривается нами как путь к согласию с самим собой и реальными фактами своей жизни и как способность управлять своим поведением. Оно предполагает реалистичное, гибкое поведение, включающее осознанный выбор действий и поступков. Активное поведение проявляется в стремлении к совершенству и реализации своих потенциальных возможностей, в стремлении конструктивно взаимодействовать с ситуациями, таящими в себе определенные опасности для здоровья и самооценки, осознания смысла жизни, налаживания межличностных взаимоотношений. Основное, чему учится подросток на таких примерах, это выработка главной стратегии антиципировать (предвидеть) и предотвращать трудные жизненные ситуации.

Эффективность коррекционной работы с подростками оценивалась исходя из сформированности у них следующих качеств:

  • развитие самосознания и способностей к самоанализу для предупреждения возникновения аддиктивного поведения на основе внутриличностных и поведенческих изменений;
  • стремление к процессу личностного развития, реализации творческого личностного потенциала, достижению оптимального уровня жизнедеятельности;
  • формирование позитивных жизненных целей, развитие мотивации к их достижению.

Эффективность занятий с родителями оценивалась в соответствии со следующими показателями: формирование благоприятного семейного микроклимата для всестороннего развития детей; приобретение и использование родителями навыков конструктивного взаимодействия с подростками; формирование адекватной самооценки выполнения родительской функции; повышение уровня педагогической компетенции в вопросах использования Интернет-ресурсов.

Показателями эффективности работы с преподавателями стали следующие параметры: учителя в хорошей степени овладели компьютерной техникой и научились свободно ориентироваться в пространстве сети Интернет, у них появилось стремление самостоятельно освоить новые виды прикладного информационного обеспечения. Преподаватели, прошедшие цикл занятий, способны оказать реальную помощь своим коллегам в применении подобных средств, а также дать подросткам возможность организовать совместные творческие проекты, предлагая им, тем самым, конструктивную альтернативу бесцельному и вредному времяпрепровождению.

После завершения курса коррекционных занятий с целью выявления у подростков изменений, возникших в процессе экспериментального воздействия, осуществлялась повторная диагностика по вышеописанным методикам. На данном этапе проводились сопоставления рядов данных на предмет различий: по каждой группе текущее значение сравнивалось с исходным и значения в группах между собой.

Результаты по методике социально-психологической адаптации (СПА) Роджерса-Даймонда.

В контрольной группе не произошло существенных изменений. Число подростков, имеющих низкий уровень адаптации, осталось таким же (44 чел. – 51%). Высокий уровень социально-психологической адаптации на данном этапе стал присущ 26 подросткам, что на 6% больше по сравнению с первым срезом. Однако статистически значимых различий в контрольной выборке не выявлено (t=1,36).

В экспериментальной группе количество подростков, имеющих низкий уровень социально-психологической адаптации, снизилось на 48%. Соответственно повысили уровень СПА 55% испытуемых. Таким образом, по сравнению с данными первого диагностического среза, экспериментальная группа имеет значимое отличие (t=8,00) по данной методике от исходного уровня.

В целом, по данному срезу выявляется значимое (t=4,10) различие между контрольной и экспериментальной выборками.

Рис. 1. Уровни социально-психологической адаптации в исследуемых группах на этапах констатирующего и контрольного эксперимента.

Результаты по тесту Батлера-Хайга.

Высокая степень расхождения между реальным и идеальным Я, имевшаяся в контрольной группе на констатирующем этапе, закрепилась и преобразовалась в относительно устойчивое неравновесное состояние, требующее коррекции. Сравнение средних значений показало, что значимых изменений в данной группе не произошло (t=0,31). Поскольку данный срез показал отсутствие значимой динамики в снижении степени расхождения между Я-реальным и Я-идеальным, значение неудовлетворенности собой осталось субкритическим.

Наши наблюдения показали, что неприспособленность к трудностям в повседневной жизни, а также постоянные упреки в плохой переносимости бытовых проблем и отсутствии оптимизма со стороны ближайшего окружения подростков привели к сформированности у аддиктивных подростков контрольной группы к скрытому «комплексу неполноценности». Такие подростки страдают от того, что отличаются от других людей и не способны «жить как все». Такой временно возникающий «комплекс неполноценности» часто оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией, когда от заниженной самооценки, подкрепляемой отношением окружающих, подросток стремится перейти сразу к завышенной, минуя адекватную. Затем у него появляется чувство превосходства над окружающими, которое выполняет защитную функцию: способствует поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях конфронтации подростка со своим семейным окружением и сверстниками. Чувство превосходства базируется на сравнении серой, скучной жизни, в которой находятся все окружающие его люди, и настоящей свободой от жизненных обязательств аддиктивного человека.

Подростки из контрольной группы, которые не приняли участия в формирующем эксперименте, совершают уход от реальности в виде своеобразного «бегства», когда вместо гармоничного взаимодействия со всем разнообразием реальной действительности происходит активизация в каком-то узком направлении. При этом они сосредотачиваются на данной сфере деятельности, часто дезориентирующей личность, игнорируя все остальные виды активной деятельности в нашем случае, это ресурсы сети Интернет.

Результаты нашего исследования показали, что у Интернет-аддиктов происходит замещение традиционной жизнедеятельности, нацеленной на семью, учебу, личностный рост и хобби на аддиктивную реализацию, изменение иерархии жизненных ценностей. При этом чрезмерной у подростков контрольной группы становится увлечение оздоровительными мероприятиями (так называемая «паранойя здоровья»), сексуальными взаимодействиями, знакомствами, собственной внешностью, качеством отдыха и средствами расслабления. К ним относятся 69 человек – 79% подростков от общего количества испытуемых в данной группе. Приоритетной для подростка-аддикта является деятельность, направленная на собственное физическое или психическое усовершенствование, а Интернет располагает огромными возможностями для реализации данного проявления.

«Бегство в дело» характеризуется дисгармоничной фиксацией на деятельности, которой подросток с аддиктивным поведением начинает уделять неравномерное по сравнению с другими областями жизни время, например, просиживая часами в образовательно-учебных сайтах. Таковыми являются 18 человек (21%) подростков данной группы.

Рис. 2. Степень расхождения Я–реального и Я–идеального в исследуемых группах на этапах констатирующего и контрольного эксперимента.

В экспериментальной группе ситуация сложилась следующим образом: произошло нормативное снижение по показателям «очень сильная степень расхождения» и «сильная степень расхождения» (t=11,88). Испытуемых, имеющих оптимальную (слабую) степень расхождения, стало на 36% больше.

По результатам контрольного среза между исследуемыми группами выявлено значимое (t=4,10) различие. Поскольку исходно данные группы испытуемых существенных различий по установленным параметрам не имели, такое положение дел можно объяснить влиянием экспериментального тренинга.

Результаты по методике Б.А. Федоришина на выявление коммуникативных и организаторских умений.

1. Коммуникативные умения. При анализе итогов контрольной диагностики был получен следующий результат. В контрольной группе данный показатель не претерпел существенных изменений по сравнению с констатирующим этапом (t=0,03).

Изменение ценности реального общения у подростков контрольной группы произошло в виде выбора поведения в виде «бегства в виртуальные контакты» или «бегство в одиночество», при котором коммуникации стали либо единственно представляемым способом удовлетворения желаний, вытесняя все остальные, либо количество контактов существенно снизилось. К данному способу ухода от реальности можно отнести 33 человека (38 %) из контрольной группы.

Склонность к размышлениям, рассуждающим высказываниям при отсутствии желания проявить и воплотить в жизнь свои размышления, называется «бегством в иллюзии». В рамках такого ухода от действительности у подростков появляется интерес к жизни в виртуальном мире иллюзий и фантазий.

Учитывая тот факт, что внешнее давление со стороны ближайшего окружения на таких подростков оказывается достаточно ощутимым, им приходится подстраиваться под общественные нормы. Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается поверхностностью и неискренностью эмоциональных связей. Такой подросток избегает устойчивых и прочных эмоциональных контактов, так как быстро теряет интерес к одному и тому же собеседнику или разновидности деятельности и опасается ответственности за какое-либо дело. Данный способ «бегства» характерен для 54 человек (62 %) в контрольной группе.

Привычка говорить неправду, лгать окружающим, а также стремление обвинять других в собственных проблемах и неудачах вытекает из общей структуры личности аддикта, которая пытается скрыть от окружающих собственные комплексы и сомнения, вызванные неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.

Рис. 3. Динамика в уровнях коммуникативных умений в исследуемых группах на этапах констатирующего и контрольного эксперимента.

Если обратить внимание на динамику средних значений в экспериментальной группе, то картина складывается следующим образом: после проведения коррекционных занятий среднее значение составило 1 балл, что интерпретируется как «высокий уровень коммуникативных умений». По сравнению с начальным этапом произошло повышение (t=3,43) выраженности данного показателя.

Итоговое различие между контрольной и экспериментальной выборками является значимым (t=4,10). В силу отсутствия значимых различий между экспериментальной и контрольной выборками испытуемых по данному показателю на исходном этапе изменения в экспериментальной группе следует объяснить воздействием коррекционных занятий.

2. Организаторские умения. В контрольной группе значимых колебаний значения по данному показателю не отмечено (t=0,21).

Как следует из результатов итогового среза, изменения коснулись лишь подростков экспериментальной группы, прошедших разработанный автором данного исследования тренинг. По сравнению с первичной диагностикой отмечаются значительные изменения на конечном этапе (t=3,50).

Рис. 4. Динамика в уровнях организаторских умений в исследуемых группах на этапах констатирующего и контрольного эксперимента.

Нас интересовали изменения в коммуникативной сфере с точки зрения экспертов – учителей, родителей, наблюдавших взаимоотношения подростков в течение всего цикла занятий. Из устных характеристик, данных подросткам, можно сделать вывод о том, что многие ребята стали более открытыми в общении, достаточно легко идут на контакт, сами активно пытаются завязать новые знакомства, и большинству это удается.

Например, 9 участников коррекционной программы на первых занятиях отказывались выполнять упражнения, демонстрирующие высокие навыки самоорганизации, высказывать свое мнение. Свой отказ они мотивировали тем, что чувствуют себя неуклюжими, неуверенными и их могут высмеять. Ближе к концу тренинга они начали проявлять активность и хорошие организаторские способности.

В целом, проведенная нами диагностика с использование психологических методик выявила позитивные изменения в сфере общения, самооценки. Участники указывают на возросшую независимость от оценок и критики окружающих, уверенность в ситуациях, ранее вызывавших тревогу.

Итоговое различие между выборками характеризуется значением t, составляющим 4,10; данное значение достоверно на уровне 99,9%. Таким образом, в отношении показателя организаторских умений действие экспериментальных коррекционных занятий также следует считать доказанным.

Проведенное опытно-экспериментальное исследование позволяет нам сделать следующие выводы.

Интернет-аддикция, как форма нарушенного поведения, является негативным фактом, обусловленным как индивидуальными особенностями личности, так и социальными условиями общества. Этот вид зависимости является результатом реализации интересов индивида, противоположных интересам общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»