WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Исходя из анализа политико-правовой практики, автор считает, что главной политической функцией партий выступает электоральная, которая определяется самой их сущностью как организаций, предназначенных для завоевания государственной власти. На выполнение этой функции партии значительное влияние оказывает такой институциональный фактор как избирательная система, которой, кстати, часто приписывают решающее воздействие на структурные характеристики партий и партийной системы.

К важнейшим политическим функциям партий относится функция политического воспитания активистов и рекрутирования. Осуществляя эту функцию, партии представляют собой то связующее звено, с помощью которого осуществляется формирование, селекция и последующая циркуляция политической элиты. В российской политической жизни данное направление деятельности партий можно считать одним из центральных. Успешное осуществление указанной функции ставит перед партией задачу организации деятельности избранных парламентариев (депутатов) в соответствующей властной структуре. Наличие табельных фракций в депутатских ассамблеях выступает гарантией их эффективной работы.

Наряду с этим, политические партии выполняют социальные функции аккумуляции социальных интересов, социальной агрегации, оформления тех или иных потребностей определенных социальных слоев и выражения их в рамках законности и правопорядка. Нельзя не отметить, что по мере становления многопартийности все большее развитие получает и конституирующая функция. Она заключается в установлении прочных двусторонних связей между политическими институтами и рядовыми избирателями.

Автор считает, что в современной России партии пока еще действуют в неструктурированной социальной среде с крайне низким уровнем гражданского самосознания и социального участия. Потому осуществление вышеназванных социальных функций можно признать с очень большой долей условности.

Исследуя проблемы реализации инновационной функции политических партий, в работе констатируется, что отечественные политические партии в большинстве своем не готовы к выполнению инновационной функции в полном объеме.

В рамках диссертационного исследования также рассматриваются вопросы эффективности реализации интегрирующей и коммуникационной функций политических партий.

Далее подчеркивается, что становление партий как полноценного института политической системы гражданского общества, предусматривающего эффективность реализации их функций, должно сопровождаться процессами укрепления институтов государства и гражданского общества, установлением их правовых основ взаимодействия.

В диссертации отмечается, что в контексте правового регулирования функциональная роль политических партий получает свое законодательное закрепление и выражение в соответствии со следующими его направлениями (или моделями): англо-саксонским, романо-германским, исламского фундаментализма и тоталитарного режима, включая модель, характерную для бывшего СССР и стран социалистической ориентации.

Одним из итогов исследования стал вывод, что в Конституции Российской Федерации применительно к закреплению функциональной роли политических партий в своей основе избрана англо-саксонская модель регулирования. Однако, при этом сохранены традиции стран романо-германской системы права в закреплении принципов гражданского общества и конституционного строя. Так, принцип многопартийности получил свое конституционное оформление, что является фактом высшего официального признания властью важной демократической роли партий в жизнедеятельности правового государства и гражданского общества. Одновременно это служит основой демократизма правового статуса политических партий и правового регулирования их организации и деятельности.

Вторая глава диссертационного исследования «Правовой статус политических партий» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе содержится развернутая характеристика политических партий как субъекта права.

Политическая партия анализируется в качестве коллективного субъекта права, который выступает в целом как участник общественных отношений (отличающийся признаками внешней обособленности и персонификации), и как субъект, который реально способен участвовать в правоотношениях и приобретать свойства субъекта права в силу юридических норм.

Как известно, «субъект права» («правосубъектность») понятие отличительное от понятия «субъект (участник) правоотношения». Соответственно политические партии, будучи субъектами общественных отношений определенного вида, в результате установления правовых норм приобретают качества субъектов права, а уже в результате действия правовых норм, реализации своих юридических прав и обязанностей становятся субъектами конкретных правовых отношений.

Представляется, что сохранение понятия политической партии как субъекта правоотношения (наряду с понятием субъекта права) важно как показатель того, что политическая партия как субъект права реализовала присущую ей потенциальную возможность, став участником правоотношения.

Автор придерживается точки зрения, согласно которой правосубъектность политической партии является общественно-юридическим свойством, которое нормы права придают политическим партиям в соответствии с закономерностями и потребностями общественного развития. Кроме того, правосубъектность политической партии в определенном плане можно представить как особое субъективное право, входящее в состав общих правоотношений.

Далее отмечается, что в юридической литературе были высказаны различные суждения о понятии и содержании правосубъектности. Исходя из анализа предложенных в юриспруденции трактовок правосубъектности, диссертант полагает, что с учетом особенностей развития понятийного аппарата теории права и отраслевых юридических наук, учитывая специфику политической партии как субъекта права и потенциального субъекта правоотношений, предпочтительней представляется позиция, согласно которой правосубъектность политических партий выражается в единстве ее право и дееспособности.

Вышеизложенное понимание правосубъектности позволяет утверждать, что правосубъектность политической партии носит динамический, поступательный характер и предполагает наличие таких видов, как: а) общая, б) отраслевая, в) специальная. При этом для политической партии как субъекта права характерно отсутствие так называемой правосубъектной несовместимости. Иначе говоря, она, выступая стороной в любых правоотношениях, не теряет комплекса прав и обязанностей в других отраслях права и не меняет правового статуса.

Второй параграф посвящен непосредственно анализу понятия и структуры правового статуса политических партий.

Под правовым статусом политической партии признается положение, отражающее в юридической форме ее фактическое состояние во взаимоотношениях с государством, обществом, гражданами, включая совокупность юридических прав и обязанностей партии.

В работе всесторонне рассмотрены научные подходы к решению вопросов структуры правового статуса субъекта права. Показано, что наиболее принципиальные расхождения фиксируются между учеными-представителями «широкого» и «узкого» подходов к определению структуры правового статуса.

Автор солидаризируется с учеными, придерживающимися ограниченного состава элементов структуры правового статуса и критически оценивает расширительный подход (когда в правовой статус включаются разнородные и разноуровневые явления, различные по своему содержанию, временным и пространственным характеристикам). Подчеркивается, что центральными элементами правового статуса политической партии выступают общие (основные) права и обязанности, непосредственно определяющие социально-юридическое положение политической партии и ее роль в обществе. При этом аргументируется, что правосубъектность также выступает самостоятельным элементом правового статуса и в единстве с общими (основными) правами и обязанностями охватывается его понятием.

Изучение содержания российских и зарубежных законодательных актов, обеспечивающих правовое регулирование функционирования политических партий, позволило выделить две группы основных прав и свобод политических партий: политические (право участвовать в формировании и деятельности государственных органов; право свободного доступа к государственным средствам массовой информации и др.) и имущественные (право собственности; право заниматься разрешенной законом предпринимательской деятельностью; право получать от государства материальную и финансовую поддержку в различных формах и др.).

Все права политических партий являются коллективными, ибо (многие из них отчасти совпадают с индивидуальными конституционными правами граждан) они принадлежат не отдельным индивидам, а их соответствующим объединениям и могут быть реализованы только на коллективном уровне.

Предоставляя политическим партиям широкие права, государство в то же время возлагает на них и определенные обязанности. Важной правовой новеллой современного законодательства является введение (хотя и в косвенной форме) обязанности участия партий в выборах. Так, Федеральный закон «О политических партиях» предусматривает ответственность за неучастие партии в выборах в течение пяти лет подряд. Такая партия подлежит ликвидации согласно ст. 41 Федерального закона «О политических партиях».

В развитии проблемы содержания правового статуса политических партий диссертант обращается к вопросу предстатусных и послестатусных элементов, оказывающих влияние на формирование правового статуса политических партий, дает им характеристику. Анализируя научную литературу по данной проблематике, автор приходит к пониманию, что элементы, сопутствующие правовому статусу политической партии (правовые нормы, принципы), могут служить предпосылками образования и совершенствования правового статуса, другие (правовые отношения, ответственность) являются вторичными элементами по отношению к основным, иные могут выходить за пределы правового статуса (гарантии).

В контексте анализа понятия правового статуса политических партий автор признает возможность субъектной дифференциации (модификации) правового статуса политической партии. На основании этого утверждается, что, если общий и специальный статусы политических партий представляют собой предусмотренные правовыми нормами совокупности юридических прав и обязанностей в виде правовой абстракции, то индивидуальный статус политической партии представляет собой динамическую совокупность фактических прав и обязанностей конкретных субъектов.

Другой аспект проблемы категории «правовой статус политических партий» получил свое освещение при рассмотрении тенденций развития правового статуса политических партий. Речь, прежде всего, идет о проявлении общих закономерностей поступательного движения российского общества по пути формирования правового государства и укрепления правового статуса политических партий.

Обобщая результаты исследования, автор указывает ряд тенденций развития правового статуса политических партий, детерминированных объективными факторами общественного развития. В частности, это укрепление нормативно-правовой основы и гарантированности правового статуса политической партии; дальнейшее совершенствование законодательства, регулирующего весь комплекс отношений, складывающихся между государством и политической партией и др.

Третья глава «Развитие и основы правового регулирования создания и деятельности политических партий в России» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе анализируются особенности правовой институционализации политических партий в России как важнейшего фактора их социально-правового развития.

Далее автор детально характеризует правовую институционализацию политических партий. Под ней понимается процесс превращения политических партий в правовой институт путем правового закрепления их статуса и последовательного развития регулирования законом комплекса отношений, связанных с образованием и деятельностью партий.

Подчеркивается, что правовая институционализация политических партий в Российской Федерации есть сравнительно новое явление в российском государственно-правовом строительстве. В свою очередь, она имеет свою историю и может рассматриваться в соответствии с основными этапами мирового процесса конституционного развития, а применительно к России, также с учетом особенностей соответствующих политико-правовых преобразований.

Отмечено, что на рубеже XVIII начала XX вв. законодательство в России и в большинстве зарубежных стран по сути обходило молчанием существование и деятельность политических партий (законы регулировали лишь отдельные аспекты гражданско-правового и уголовно-правового порядка).

Принципиальным положением, которым руководствовалось самодержавие (по меньшей мере, до первой русской революции 1905 г.) являлся запрет политических партий. Это было сформулировано еще в 1782 г. в «Уставе благочиния», а затем в переработанном виде включено в Свод законов (т. XIV) под названием «Устав о предупреждении и пресечении преступлений». В дальнейшем, в 1867 г. был издан специальный закон «О противозаконных сообществах».

Находившаяся в оппозиции к правящему режиму РСДРП в партийной программе, принятой II съездом в 1903 г., ставила задачу устранения царского самодержавия и его замену демократической республикой, конституция которой обеспечивала бы в числе других прав «неограниченную свободу союзов».

Первым российским официальным документом, фактически положившим начало политическим и правовым реформам в рассматриваемой сфере, стал Высочайший Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» от 17 октября 1905 г. Манифест провозглашал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». В свою очередь, 4 марта 1906 г. Высочайшим Указом Правительствующему Сенату вводились «Временные правила об обществах и союзах».

Автор обращает внимание на то, что политические партии длительное время считались исключительно частными организациями и в этом качестве являлись объектом и субъектом преимущественно частного права. Однако с начала XX в., в рамках общей тенденции развития права, происходит расширение предмета публично-правового регулирования, получает развитие и нормативно-правовая регламентация политических партий.

В диссертации отмечается, что после падения самодержавия Временное Правительство в Декларации о его составе и задачах от 3 марта 1917 г. провозгласило свободу союзов, а 12 апреля 1917 г. приняло Постановление о союзах и собраниях, отменившее все ограничения свободы коалиций.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»