WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Осуществление права на квалифицированную юридическую помощь, гарантированного Конституцией Российской Федерации, налагает на адвоката обязанность по соблюдению адвокатской тайны. Так, в соответствии с пп. 5 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя.

Само определение понятия «адвокатская тайна» дано в ст. 8 рассматриваемого Закона. На основании данной статьи адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

По мнению автора, под любыми сведениями понимается вся информация, полученная от доверителя вне зависимости от вида оказываемой юридической помощи, а также информация, полученная адвокатом о доверителе из любых источников, вне зависимости от способа ее получения. К «любым» сведениям, по мнению автора, нужно отнести сведения в отношении любых других лиц, полученные адвокатом в процессе профессиональной деятельности, вне зависимости от источника и способа получения.

Автором делается вывод о том, что освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воли этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого.

Вторая глава – «Международные документы и правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации об адвокатской тайне» – состоит из трех параграфов.

В свою очередь, первый параграф – «Международные и зарубежные стандарты адвокатской тайны» разделен на две части, в первой из которых, – «Международные стандарты адвокатской тайны» – автором проанализированы международные документы, закрепляющие гарантии конфиденциальности взаимоотношений адвоката со своим доверителем. Автор, соглашаясь с мнением В.В. Золотарева и П.А. Астахова, делает вывод о том, что международное сообщество «более щедро» на гарантии адвокатской деятельности, а также о том, что, в отличие от российского законодательства, во всех международных документах в сфере адвокатской деятельности, устанавливается абсолютный иммунитет адвоката, причем как уголовно-, так и гражданско-правовой.

Во второй части главы – «Зарубежные стандарты адвокатской тайны» – диссертант проводит сравнительно-правовой анализ российского законодательства и законодательства Франции, Великобритании, США, Германии, Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Украины, Узбекистана, регулирующего тайну адвокатской деятельности. Из проанализированного опыта зарубежных стран автор приходит к выводу о прогрессивности действующего российского законодательства в области гарантий адвокатской тайны, несмотря на сравнительно недолгий срок его существования. Кроме того, автором отмечается необходимость введения в России нормы, закрепленной, к примеру, в уголовном законодательстве Германии, в части установления уголовной ответственности за незаконное вмешательство в адвокатскую тайну.

Во втором параграфе – «Решения Европейского Суда по правам человека по вопросам защиты адвокатской тайны» – автор отмечает немаловажное значение для правоприменительной практики, решений Европейского Суда по правам человека в области адвокатской тайны.

Решения Европейского Суда по правам человека в области адвокатской тайны автор классифицирует на три категории по проблемам, затрагиваемым в решениях:

1. Конфиденциальность общения адвоката с доверителем (Решение от 28 июня 1984 г. по делу «Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства»);

2. Обыск в офисе адвоката (Решение от 16 декабря 1992 г. по делу «Нимитц против Германии»; Решение от 25 февраля 2003 г. «Ромэн и Шмит против Люксембурга»);

3. Контроль адвокатской корреспонденции (Решение от 5 июля 2001 г. по делу «Эрдем против Германии»; Решение от 28 ноября 1991 г. по жалобе №13965/88 «С. против Швейцарии»).

В третьем параграфе – «Решения Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам адвокатской тайны» – диссертантом рассматриваются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по проблемам адвокатской тайны и отмечается, что основными вопросами в отношении адвокатской тайны, которые рассматривались Конституционным Судом РФ и получили впоследствии значительный резонанс в юридической литературе, были вопросы, связанные с возможностью допроса адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи своему доверителю (Определение от 6 июля 2000 г. № 128-О по жалобе В.В. Паршуткина14 и Определение от 6 марта 2006 г. № 108-О по жалобе Г.В. Цицкишвили15) и возможность проведения обыска в помещениях адвокатов и адвокатских образований без судебного решения (Определение от 8 ноября 2005 года № 439-О по жалобе С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других16).

Глава третья – «Понятие, значение и содержание адвокатской тайны» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Понятие и правовой режим адвокатской тайны» – автором дается определение понятия «тайна», в частности, она определяется им как информация, известная узкому кругу лиц, разглашение которой может нанести вред законным интересам источника данной информации.

Автором отмечается, что в юридической литературе, как правило, выделяются следующие признаки тайны:

1) тайна – это прежде всего информация, сведения;

2) сведения должны быть известны или доверены узкому кругу лиц;

3) сведения в силу закона не подлежат разглашению;

4) разглашение таких сведений влечет за собой юридическую ответственность лица, допустившего нарушение режима.

Диссертантом выделяется два основных значения понятия «тайна»:

1) это область объективной реальности, которая недоступна пониманию человека и его восприятию вследствие объективно существующего уровня научно-технического знания;

2) это те сведения, которые уже известны отдельному человеку или группе лиц, но по различным причинам скрываются ими от других людей, групп лиц или государства.

Адвокатская тайна относится автором к доверительной информации, которая, как правило, носит частноправовой характер, ее специальный режим обращения служит средством защиты частной жизни граждан. Это имеет место в случаях, когда появляются основания для накопления большого массива приватной информации в одних руках или когда такие сведения вынужденно доверяются представителям какой-либо профессии. Особенность доверительных тайн состоит в том, что истинным владельцем этих сведений является их первоисточник (доверитель тайны). Поверенное лицо одновременно выступает и обладателем доверенных данных, и владельцем производной информации, которая была им получена на основе анализа доверенной ему информации. Так, к примеру, доверитель предоставляет адвокату определенную информацию о своей проблеме. Данные сведения, бесспорно, переданы адвокату на добровольной, доверительной основе, и адвокат обязан хранить эту тайну как чужую. В свою очередь, адвокат анализирует полученную информацию и составляет адвокатское досье. Вся совокупность сведений содержащихся в адвокатском досье должна быть защищена адвокатом как адвокатская тайна.

Диссертантом отмечается, что в силу положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, уголовно-процессуального законодательства, других законодательных положений, сведения, составляющие адвокатскую тайну, приобретают особый правовой режим. Правовой режим адвокатской тайны для адвокатов и третьих лиц, создающий гарантии конфиденциальности отношений адвоката с доверителем, заключается в установленных запретах и ограничениях, как для самого адвоката, так и для иных лиц.

Для определения понятия «адвокатская тайна» автором приводятся мнения видных российских юристов. Так, например, М.С. Строгович считал термин «адвокатская тайна» крайне неудачным и писал: «Суть вопроса не в тайне, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату, все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное будет обращено во вред обвиняемому»17.

И.Л. Петрухин утверждает, что выражение «адвокатская тайна» является неточным, объясняя это тем, что «хранителем этой тайны может быть не только адвокат, но и защитник – представитель профсоюза, другое лицо, выполняющее функцию защиты. Встречается и иной термин – «тайна судебной защиты». Он тоже не вполне приемлем, потому что охватывает тайну, доверенную представителем потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика»18

. В связи с этим И.Л. Петрухин предлагает институт адвокатской тайны называть «тайной судебного представительства», имея ввиду, что защита – это разновидность представительства.

Данное мнение диссертант считает не совсем корректным, так как оно главным образом затрагивает вопрос участия адвоката в судебном разбирательстве и не имеет отношения к участию адвоката на досудебных стадиях производства по уголовному делу. Традиционное понятие «адвокатская тайна» в полной мере охватывает все аспекты деятельности адвоката на всех стадиях уголовного судопроизводства. Здесь возникает вопрос о возможности приравнивания данных понятий, в том числе из-за факторов, связанных с ответственностью адвоката за разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну. Так, например, ст. 6 Закона об адвокатуре запрещает адвокату разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием ему юридической помощи, без согласия доверителя. За разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты. Меры дисциплинарной ответственности могут доходить до лишения статуса адвоката, в отличие от так называемых «судебных представителей».

Во втором параграфе третьей главы – «Значение адвокатской тайны» – автором отмечается, что нельзя переоценить значение этого одного из важнейших институтов адвокатской деятельности, без которого невозможно говорить о доверии во взаимоотношениях адвокатов со своими доверителями. Если же доверитель не может доверять своему адвокату, то, по мнению автора, под вопрос ставится существование самой адвокатуры как института гражданского общества, так как вся работа адвоката со своим доверителем строится на доверительных отношениях.

Диссертантом основное внимание уделяется вопросу о содержании адвокатской тайны, который является одним из основополагающих при рассмотрении проблемы адвокатской тайны.

В Кодексе профессиональной этики адвоката закреплено, что правила сохранения адвокатской тайны распространяются:

– на факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

– на все доказательства, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

– на сведения, полученные адвокатом от доверителей;

– на информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

– на содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

– на все адвокатское производство по делу;

– на условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

– на любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Диссертант считает, что правила по сохранению адвокатской тайны в ряду прочих распространяются и на переписку между адвокатом и его доверителем, а также переписку между адвокатами.

В диссертации приводятся разные позиции авторов по поводу содержания адвокатской тайны и высказываются суждения соискателя по данному вопросу.

Диссертант подвергает критике мнение А.Л. Цыпкина о том, что если при беседе со своим подзащитным адвокат узнает от него о том, что не имеющее отношение к его подзащитному лицо, совершило преступление, и что его подзащитный не имеет к этому преступлению никакого отношения, то на адвоката не возлагается обязанность хранения этого факта как адвокатской тайны.

Указанная точка зрения, по мнению диссертанта, является довольно спорной, так как содержание бесед адвоката со своим подзащитным, вне зависимости от информации, которая доверяется адвокату, выступает составной частью адвокатской тайны, ведь информация, которую доверяет (именно доверяет) клиент адвокату, предназначена только для него. Часто данной информацией не располагают даже близкие родственники, а может ли ее разглашение нанести вред ее доверителю – это решать не адвокату, а самому доверителю. Адвокат не должен быть арбитром при оценке сведений, полученных от доверителя, определяя, составляют они предмет адвокатской тайны или нет. Любая полученная от доверителя информация, касается ли она самого доверителя, либо членов его семьи, друзей, знакомых или посторонних лиц, относится к адвокатской тайне. Адвокат не должен сообщать полученную им информацию заинтересованным в ней третьим лицам, в том числе сотрудникам правоохранительных органов. С таким же успехом, доверитель сможет сам, если сочтет нужным, раскрыть им данную информацию.

Довольно подробно рассматривается в диссертации вопрос о возможности раскрытия информации, подпадающей под определение адвокатской тайны, адвокатом по отдельным категориям преступлений в силу их особой общественной опасности.

Автор придерживается позиции, что, действительно, могут возникнуть случаи «крайней необходимости», как назвал их М.Ю. Барщевский, при которых неразглашение информации о готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении, переданной адвокату его доверителем, может повлечь тяжкие последствия для общества и государства, а адвокатура как один из основных институтов гражданского общества, созданная именно в его интересах, этими интересами не может и не должна поступиться. Интерес общества и государства заключается в обеспечении безопасности граждан, в связи с повышением террористической активности, такая мера является необходимостью. Данный случай – один из примеров коллизии между долгом каждого адвоката исполнять свои обязанности по сохранению адвокатской тайны и моральным долгом каждого человека.

Большое внимание диссертант уделяет вопросу о моменте возникновения обязанности по сохранению адвокатской тайны и сроках ее хранения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»