WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Структура диссертации обусловлена ее тематикой и включает в себя введение; три главы, содержащие десять параграфов; заключение; список использованной литературы и нормативно-правовых источников; приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении автором обосновывается актуальность выбранной темы исследования, указывается степень ее научной разработанности; определяются цель, задачи, предмет, методологическая основа исследования; приводятся данные об эмпирической базе исследования; раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов диссертационного исследования.

Глава 1 – «Становление института адвокатской тайны в России» – содержит историко-теоретический обзор развития института адвокатской тайны в России и включает в себя три параграфа.

В первом параграфе – «Адвокатская тайна в Российской империи (18641917 гг.)» – диссертант рассматривает пореформенный период развития российской адвокатуры.

Автором делается вывод о том, что моментом возникновения адвокатской тайны в России является 1864 г., когда она получила свое законодательное оформление в ст. 403 Учреждения судебных установлений, в которой было закреплено: «Присяжный поверенный не должен оглашать тайн своего доверителя, не только во время производства его дела, но и в случаях устранения из него, и даже после окончания дела».

Диссертантом отмечается, что результатом Судебной реформы 1864 г. стало также введение в ст. 709 Устава уголовного судопроизводства нормы, запрещавшей допрос присяжного поверенного в качестве свидетеля по делу, в котором он исполнял обязанности защитника.

Правительствующий сенат в решении по делу Салтыкова истолковал данную норму не в том смысле, что лицо, принявшее на себя обязанности защитника, не может быть допрошено, а, наоборот – лицо, подлежащее допросу в качестве свидетеля, не может принять на себя или сохранить за собой обязанности защитника. Другое толкование, по мнению А.Н. Макарова, едва ли возможно, так как, по справедливому замечанию Правительствующего сената, свидетель – это лицо необходимое, которое никем не может быть заменено, а один защитник может быть заменен другим.

В 34-ом отчете совета присяжных поверенных Московской судебной палаты был опубликован доклад присяжного поверенного Д.И. Невядомского, в котором описывалось дисциплинарное производство в отношении присяжного поверенного С. по сообщению прокурора окружного суда города. М. Суть данного дисциплинарного производства в том, что судебный следователь города М. вызвал присяжного поверенного для допроса в качестве свидетеля по делу о крестьянах П. и П.-Ж., обвиняемых в мошенничестве на сумму 12 тыс. р., так как было выяснено, что документ, объявленный подложным, был предъявлен к взысканию от имени обвиняемого П.-Ж. присяжным поверенным С. Явившись к судебному следователю, присяжный поверенный С. отказался от дачи показаний, ссылаясь на ст. 403 Учреждения судебных установлений. После этого присяжный поверенный был повторно приглашен судебным следователем, причем ему было указано значение п. 3 ст. 704 Устава уголовного судопроизводства и разъяснена его обязанность давать показания по всем обстоятельствам дела, за исключением признания в преступлении со стороны обвиняемых, но, несмотря на это, присяжный поверенный вторично отказался от свидетельства под тем же предлогом.

Такой отказ от дачи свидетельских показаний, по мнению прокурора, представляется незаконным, «ибо, прежде всего всякое следственное действие проводится в интересах раскрытия преступления и суждение о целесообразности и необходимости той или иной меры, предпринимаемой в этом отношении, предоставлено законом исключительно судебному следователю, а не лицам, вызываемым им в качестве свидетелей, экспертов или понятых»4

.

Из указанного дисциплинарного производства можно сделать вывод об отношении сотрудников правоохранительных органов того времени к норме, содержавшейся в п. 3 ст. 704 Устава уголовного судопроизводства. Трактовка, данная прокурором, по нашему мнению, связана с неточной формулировкой, закрепленной в п. 3 рассматриваемой статьи, а именно: «Не допускаются к свидетельству: <…> 3) присяжные поверенные и другие лица, исполняющие обязанности защитников подсудимых – в отношении к признанию, сделанному им доверителями во время производства о них дел». Ведь, действительно, в данной норме запрещается допрос присяжного поверенного только по отношению к признанию, сделанному доверителем поверенному, в то время как ст. 403 Учреждения судебных установлений содержит прямой запрет присяжным поверенным оглашать тайны доверителей, и тайна признается абсолютной.

Во втором параграфе – «Регулирование адвокатской тайны в советский период (19171991 гг.)» диссертант выделяет пять этапов развития адвокатуры данного периода и пытается проследить закономерности развития адвокатской тайны на каждом этапе.

1. 19171922 гг.

Декретом № 1 «О суде»5 от 22 ноября 1917 г. пришедшее к власти правительство под руководством В.И. Ленина упразднило институты присяжной и частной адвокатуры. В соответствии с терминологией, употреблявшейся в этот период, в роли защитника по уголовным делам или поверенным по гражданским делам мог выступать любой человек, пользовавшийся гражданскими правами. Автором диссертации делается вывод о том, что тем самым был упразднен и институт адвокатской тайны как таковой.

2. 19221939 гг.

Положение об адвокатуре от 26 мая 1922 г.6 определило общие черты корпорации и функции коллегий защитников. Начался новый этап формирования института адвокатуры советского периода.

Положение о коллегии защитников 5 июля 1922 г.7 Государство продолжало все активнее вмешиваться в работу российской адвокатуры. Частная адвокатская практика законом в целом не регулировалась. Право исключать из корпорации закреплялось за государственными органами.

Диссертант отмечает, что в указанных документах не содержалось ни одного упоминания об адвокатской тайне, и это понятно, так как при существовавшем на тот момент политическом режиме в стране невозможно было говорить об адвокатской тайне.

Для контроля за деятельностью адвокатов со стороны президиума коллегии защитников Положение от 5 июля 1922 г. возлагало на адвокатов обязанность представлять подробные отчеты о проводимых делах. Информация по всем аспектам дела – от юридических документов до расчетов между адвокатом и его доверителем – подлежала регистрации в книгах для записи дел и представлялась в президиум коллегии. Надзор за деятельностью коллегий возлагался на суды, исполкомы и прокуроров на губернском уровне.

В ходе построения нового социалистического государства и организации народного суда вопрос об адвокатской тайне и ее значении, о возможности признания ее в советском уголовном процессе не мог не вызвать оживленных споров и дискуссий в среде юристов.

Вопрос об адвокатской тайне оживленно обсуждался в 1924 г. в Украинском юридическом обществе, где был заслушан доклад В. Скреста на тему: «Границы профессиональной тайны защитника по духу советского законодательства». Докладчик указывал, что в условиях советской действительности и ее идеологии исходить из «святости» профессиональной адвокатской тайны не приходится. Проблему эту, напротив, необходимо ставить вне плоскости какого бы то ни было фетишизма, исключительно в свете практической целесообразности. В заключение он приходит к выводу: «Адвокат, принципиально говоря, не имеет права разглашать вверенную ему тайну, и никто, следовательно, не имеет права домогаться от него такого разглашения»8.

В советское время многими высказывалось мнение против адвокатской тайны, такую позицию разделяли Л.И. Фишман, В.Л. Санчев, Л.Г. Рубинштейн, В.А. Обуховский. В свою очередь, институт адвокатской тайны признавали М.С. Строгович, П.И. Люблинский, Н.Н. Полянский.

3. 19391962 гг.

Положение об адвокатуре СССР от 16 августа 1939 г.9 стало прообразом всех последующих законов об адвокатуре. Эта модель действовала до вступления в силу Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

4. 19621980 гг.

Отношение к адвокатуре в эпоху Н.С. Хрущева начало меняться в лучшую сторону, на повестку дня встал вопрос о принятии нового закона об адвокатуре. Несмотря на определенные перемены, адвокатская профессия по-прежнему не соответствовала своему истинному предназначению – обеспечивать правовую защиту общества от нарушений со стороны государства, поскольку общество и государство воспринималось как единое целое.

Положение об адвокатуре СССР было заменено республиканскими нормативными актами. Положение об адвокатуре РСФСР от 25 июля 1962 г.10 содержало нормы, запрещавшие адвокату разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи по данному делу, а следственным органам – проводить допрос адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника по уголовному делу.

В УПК РСФСР 1960 г. были введены положения:

– направленные на охрану неприкосновенности адвокатской тайны (ст. 51): «Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи»;

– содержавшие запрет допроса адвоката (ст. 72): «Не могут допрашиваться в качестве свидетеля: 1) защитник обвиняемого – об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанности защитника; <…> 3) адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением им обязанностей представителя».

Диссертант приводит мнение Н.М. Кипниса11, который отмечает, что в период действия УПК РСФСР 1960 г. имели место весьма редкие попытки вызова адвокатов для дачи показаний об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей защитника, представителя, однако их незаконность было очевидна, поскольку от адвокатов пытались узнать сведения, сообщенные ему конфиденциально доверителем, т. е. сведения, которые стали известны защитнику при обстоятельствах конфиденциального общения с доверителем.

5. 19801991 гг.

Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г.12 допускало непосредственное вмешательство органов государственной власти в деятельность адвокатуры, что плохо сочеталось с независимостью адвокатуры.

Обязанность адвоката не разглашать сведения, полученные им в связи с оказанием юридической помощи, – существенная гарантия права гражданина на защиту и других конституционных прав личности. Вопрос этот для адвоката является как этическим, так и юридическим, он был разрешен в ст. 6 и 7 Закона СССР от 30 ноября 1979 г. «Об адвокатуре в СССР»13

, а также в ст. 51 и 72 УПК РСФСР 1960 г. и ст. 61 ГПК РСФСР 1964 г.

Диссертантом отмечается, что в годы существования советской власти адвокатура пережила множество потрясений, что объяснялось отношением власти к институту адвокатуры и, как результат, – к адвокатской тайне. Марксистская правовая теория воспринимала адвокатуру в качестве инструмента, который государство использовало так, как посчитает нужным. Такое отношение привело к падению качества оказываемых адвокатами услуг, а также к снижению морально-нравственного уровня адвокатов. Лишь в 1962 г., с принятием Положения об адвокатуре РСФСР, роль адвокатуры в государстве стала расти, начали восстанавливаться и укрепляться выработанные годами, но потерянные из-за незаслуженного отношения государства к адвокатуре, принципы профессиональной этики.

В третьем параграфе – «Регламентация адвокатской тайны с 1991 г. по настоящее время» – диссертант рассматривает современный период развития института адвокатской тайны, акцентируя внимание на регламентации адвокатской тайны.

В частности, автором отмечается, что Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. в рассматриваемый период явно устарело. В нем не были учтены современные тенденции развития адвокатуры, связанные с созданием новых организационных структур адвокатской деятельности, с параллельным развитием сети организаций, оказывающих правовые услуги. Несмотря на все изменения, произошедшие в стране с 1991 г., очевидные недостатки указанного Положения и его несоответствие реалиям российской правовой системы и идеологии проводимой в стране судебной реформы, работа над новым проектом закона об адвокатуре началась лишь в 1992 г.

Конституция Российской Федерации в ст. 48 гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Именно оказание квалифицированной юридической помощи является приоритетной задачей института адвокатуры, так как в ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указано, что адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе специально уполномоченными на то лицами (адвокатами), физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

В ст. 2 Закона об адвокатуре закреплено определение понятия «адвокат»: адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым советником по правовым вопросам. Он не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации, без какого-либо дополнительного разрешения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»