WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Либералы и марксисты, отмечает автор, имели одно общее убеждение. Все они считали, что достоинство россиян, безусловно, возвысится, если Россия покончит с организацией социальной жизни, характерной для феодализма. Но в то время как либералы выступали за частную собственность на средства производства и за свободу предпринимательства в политической сфере, марксисты боролись за обобществления экономических ресурсов в государственных масштабах, а также за диктаторское правление в целях осуществления своей программы. Причем оба эти движения рассчитывали обеспечить подъем достоинства российского народа посредством реализации отмеченных проектов. С течением времени целенаправленные усилия либералов и социалистов по ликвидации основ феодальной организации России становились все более результативными.

Однако, в начале ХХ в. основы феодальной организации российского государства еще не были подорваны. Так, продолжал действовать Свод законов Российской империи, определявший положение сословий. Закон различал четыре главных сословия: дворянство, духовенство, городских и сельских обывателей. Дворянство сохраняло большинство своих прежних привилегий.

Неудачное ведение Россией военных действий в ходе Первой мировой войны, само по себе являвшееся выражением её отсталости по сравнению с основным военным противником, поставило под угрозу само существование независимого российского государства и тем самым коллективное достоинство всех россиян. В этих условиях утверждение многих либеральных свобод в результате февральской революции 1917 г. не только не усилило Россию в геополитическом плане, но и способствовало её дальнейшей дезорганизации перед лицом сильных и сплочённых врагов. В итоге вопрос о необходимости экстренных общегосударственных программ с целью сохранения России на международной арене в качестве независимого государства встал ещё острее.

В конечном счете они были проведены. Правда, это было достигнуто дорогой ценой. Для осуществления своих программ захватившие государственную власть большевики ликвидировали частную собственность на средства производства и либеральное право на свободу предпринимательства, а также запретили политическую оппозицию марксистской власти и существенно ограничили идеологические различия между людьми.

Официальной идеологией в России на несколько десятилетий стал коллективизм, который некогда в других формах пропагандировали славянофилы. Так, непродолжительный период НЭПа завершился огосударствлением подавляющей части экономики. В государстве была введена юридическая обязанность трудиться для всех его граждан, как отмечали большевики, «в целях уничтожения паразитических слоёв общества и организации хозяйства».

Могущество Советского Союза в 70-х-80-х годах ХХ века само по себе было прочной гарантией высокого достоинства всего коллектива россиян. В этих условиях их коллективное достоинство необходимо было дополнить возвышением достоинства каждой отдельной личности, которое при большевистском правлении в ряде отношений уступало достоинству отдельного лица по праву ведущих западных демократий. Эта цель была достигнута в ходе преобразований российского общества в конце ХХ века, либеральных по своей сути. Другое дело что в ходе их осуществления общегосударственным программам модернизации страны некоторое время не уделялось должного внимание. Вот почему в последние 8 лет в период президентства в России В.В. Путина отстаивание человеческого достоинства как отдельного россиянина, так и всего российского народа стали приоритетными задачами отечественного государства, решаемыми им одновременно. Причем их реализация происходит на базе современной российской Конституции 1993 года, в целом дающей для этого достаточные возможности, воплощенные в предусмотренных ею юридических правах и обязанностях российских индивидуумов и организаций. В конце данной главы изложены сделанные здесь выводы. Они присутствуют в положениях, вынесенных на защиту.

Второй раздел диссертации «Теоретические представления о достоинстве человека в современных учениях о правовой государственности и праве» начинается главой «Идея человеческого достоинства в зарубежных политико-юридических доктринах и праве». В ней автор показывает, что сама идея человеческого достоинства в разных правовых государствах понимается в юриспруденции неоднозначно. Разумеется, и вытекающие из этой идеи трактовки прав человека и гражданина в рассматриваемых государствах также имеют неодинаковое содержание. Более того, и в каждой отдельной стране из числа правовых государств юристы и государствоведы расходятся во мнениях относительно и содержания идеи человеческого достоинства, и ее воплощения в юридических правах человека и гражданина. В частности, так обстоят дела в современной Германии, опыт которой в рассматриваемой сфере диссертант подробно характеризует.

Немецкий опыт в области применения норм о достоинстве человека, считает автор, может быть полезен российской правовой науке и практике. Речь идет, в частности, о следующем. В немецком конституционном праве достоинство личности представляет собой один из важнейших принципов. Достоинство человека и другие фундаментальные права личности рассматриваются как стоящие в иерархии ценностей выше, чем государственный интерес. Суд трактует человеческое достоинство в свете кантианского взгляда, а именно, что к людям всегда надо относиться как к конечной цели, а не только как к объектам манипуляции.

Как продемонстрировано в работе, установленные на примере Германии проявления идеи человеческого достоинства в политико-юридических доктринах и праве типичны и для других зарубежных правовых государств современности. Причем так обстоят дела независимо от того, называют или не называют юристы конкретной страны свое государство правовым, хотя по сути оно таким является с отстаиваемых в данной работе теоретических позиций. Скажем, во Франции, как и в Германии, идея человеческого достоинства не только тщательно разработана в политико-юридических доктринах в формах, в принципе подобных германским, но и воплощена в праве, прежде всего в конституционном, в виде многообразных прав человека и гражданина, по существу тождественным германским основным правам этого рода. В частности, преамбула Конституции Франции 1946 года гласит: «На другой день после победы, одержанной свободными народами над режимами, которые пытались поработить и унизить человеческую личность, французский народ вновь провозглашает, что всякое человеческое существо, независимо от расы, религии и верований, обладает неотъемлемыми и священными правами. Он торжественно подтверждает права и свободы человека и гражданина, освященные Декларацией прав 1789 г., и основные принципы, признанные законами Республики», и прежде всего принцип равноправия всех людей.

В британских политико-юридических доктринах и праве, обосновано в диссертации, идея человеческого достоинства также раскрыта в теоретических обобщениях, сходных с германскими, и в каталоге основных прав личности, защищенных и германским правом. Другое дело, что англичане базировали свои современные теоретические выводы и юридические нормы о достоинстве и правах человека на освященных веками британских политико-правовых идеях Великой Хартии вольностей, Билля о правах и Хабеас корпус акта подчас в большей мере, чем немцы и французы.

В четвертой главе «Научные взгляды на человеческое достоинство в российской науке и проблемы их юридической регламентации» утверждается, что на современном этапе развития российской правовой науки задача развития теоретических представлений о человеческом достоинстве является весьма актуальной. Это обусловлено тем, что, как отметил Л.С. Мамут, имеющиеся сегодня в отечественной юридической литературе абстрактные и аморфные суждения о человеческом достоинстве пока позволяют характеризовать отмеченное явление лишь в виде как-то угнездившейся в отдельном индивиде трудноуловимой субстанции.

В последующем изложении диссертант сначала подверг анализу научные взгляды по своей теме современных российских ученых. Далее он формулирует собственные развернутые представления о человеческом достоинстве, соответствующие реалиям современной России.

Например, автор предпринимает попытку теоретически доказать насущную потребность обеспечить каждому российскому гражданину достойное существование как неотъемлемую часть его человеческого достоинства. При этом под достойным существованием понимается такая жизнь человека, когда его материальные нужды обеспечены на нормальном уровне для общества, в котором этот индивид живет. С точки зрения автора, сделать это надо не по норме предлагаемой либерализмом, который обосновывает лишь необходимость дать всякому человеку материальные блага, достаточные для обеспечения самого скудного существования этого лица. Нужно дать каждому человеку гораздо больше. Ему следует предоставить такое количество материальных благ, которое достаточно, чтобы он мог осуществлять конкретную профессиональную функцию в своем обществе на уровне достижений современного культурного и научно-технического прогресса.

В работе отмечается, что современные развитые страны мира уже давно пошли по этому пути. Ведь в государстве невозможно отдельному человеку, даже занимающему самое высокое социальное положение, эффективно удовлетворять свои нужды, если его сограждане не имеют возможности реализовывать свои потребности на уровне, позволяющем им стать высококлассными специалистами в своей профессии. Именно продукты труда этих людей удовлетворяют нужды представителей правящих социальных сил. Так что когда люди из народа производят продукцию низкого качества, представители социальной верхушки вынуждены ею пользоваться, в силу чего снижается качество жизни последних, а при «плохой» жизни человека в смысле скудного удовлетворения его материальных потребностей объективно он не в состоянии стать хорошим специалистом в своей профессии и производить качественные вещи и услуги, ибо в такой ситуации у него нет средств ни на общее профессиональное образование, отвечающее современным требованиям, ни на поддержание собственного здоровья на уровне, предполагающем его эффективную работу как профессионала в определенном виде деятельности. Вот почему становление социально ориентированных правовых государств в Западной Европе явилось результатом не только заботы правящих здесь сил об общенародных интересах, но и стремления наилучшим образом обеспечить интересы самих правящих групп в западноевропейских странах.

Как отмечено в диссертации, при реализации права на достойное существование российских граждан на уровне социально ориентированного правового государства каждый из них сможет в большей степени, чем сейчас, использовать для своих нужд внешнюю природу, а также окажется в состоянии гораздо лучше, чем в настоящее время, контролировать свою собственную человеческую природу опять же для своих надобностей. В результате, доказывает диссертант, возвысится человеческое достоинство каждого россиянина по сравнению с гражданами иных государств. Причем это будет означать и возвышение достоинства всей Российской Федерации на международной арене.

Естественно, что для выполнения этой задачи увеличения достоинства как каждого российского гражданина, так и Российской Федерации в целом одной реализации права на достойное существование российского гражданина по предполагаемым меркам недостаточно. Это преобразование, указано в работе, должно быть дополнено рядом других, относящихся к укреплению в российском государстве его основ как правового, а также совершенствующих социально ориентированный характер анализируемого сообщества. Речь идет о следующих мерах.

Во-первых, рассматривая вопрос о воплощении идеи человеческого достоинства в Конституции РФ, следует обратиться к тексту ее второй статьи. В ней записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». По сути речь здесь идет о человеческом достоинстве, сущностью которого как раз и является ценность личности. Однако термин «достоинство» не употребляется.

Основная проблема заключается в том, что во второй части ст. 21 Конституции речь идет о самостоятельных субъективных правах. К ним относятся право на здоровье, на физическую неприкосновенность личности и на неприкосновенность личной свободы человека. Несомненно, каждому из последних должна быть посвящена отдельная статья Конституции РФ. В то же время необходимо внести изменения в ст. 2 Конституции РФ, прямо указав на человеческое достоинство как высшую ценность и признав защиту достоинства человека, раскрывающегося прежде всего в его достойном существовании, обязанностью государства.

Во-вторых, устранение разрыва между теорией и практикой прав человека должно стать приоритетным направлением российской правовой политики. О.В. Мартышин отмечает, что текст современной Российской Конституции представляет собой «каталог» современных достижений в области демократии и прав человека. Однако… «бросается в глаза слабая обеспеченность всех этих моментов». И для преодоления последней целесообразно суммировать все необходимые новации социальной политики в Социальном кодексе РФ.

В-третьих, хотя в теории естественного права в российской философии прав человека уже действует своего рода презумпция достоинства личности, этого недостаточно. Необходимо решить вопрос о приоритете достоинства человека по отношению к целям политики в позитивном праве, предприняв самую широкую работу по исследованию норм всех отраслей российского права для выявления и исправления случаев, когда эти правила не обеспечивают приоритет достоинства личности по отношению к целям политики.

В-четвертых, необходимо последовательно проводить в жизнь принцип связи юридических прав и обязанностей личности. Дело в том, что возвышение достоинства человека немыслимо без непременной реализации не только его прав, но и его юридических обязанностей, которые корреспондируют субъективным правам.

В-пятых, следует совершенствовать имеющееся законодательство, которое воплощает выражающее человеческое достоинство право на гражданское неповиновение. Это право превращает протест в средство совершенствования демократии, используя нравственные мирные способы решения социально-политических коллизий. Вместе с тем нужно обеспечить, чтобы право граждан на неповиновение не сопровождалось деструктивными для Российского государства процессами социального разрушения.

В-шестых, необходима детальная разработка и законодательное закрепление концепции юридической безопасности человека в Российской Федерации. В этом контексте нужно устранить незаконные ограничения прав человека из Конституций и Уставов субъектов Российской Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»