WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Диссертант соглашается с А.В. Корневым и А.В. Борисовым в том, что правовая и политическая мысль России периода Средневековья мало чем отличалась от западной в том смысле, что она испытывала сильное влияние христианских ценностей, в том числе представления о человеческом достоинстве. В диссертации исследуется выражение этого достоинства в «Житии Феодосия Печерского», «Слове о законе и благодати» Иллариона, договоре Руси с Византией, Уставе князя Владимира Святославовича, Уставе Ярослава, «Правосудье митрополичьем», «Русской правде» и т. п. При этом в работе показывается, как разные люди правом наделялись неодинаковым человеческим достоинством в зависимости от их социального положения.

В диссертации анализируется эволюция представлений о человеческом достоинстве и их закрепление в праве в ходе дальнейшего развития русских независимых политических обществ, а также в период функционирования уже Московского государства. Причём автор характеризует идейную борьбу между сторонниками разных взглядов о человеческом достоинстве и воплощение её в юридических нормах. В частности, речь идет о назначении командиров в армии либо по заслугам и умениям, либо по принципу местничества.

Например, Иван Пересветов утверждал, что при организации армии необходимо отказаться от принципа местничества, назначая командиров по заслугам и умениям. Но подобная политика не нравилась врагам Московского государства. Они прекрасно понимали, что если здесь все дела, в том числе политические, будут осуществляться самыми способными людьми, то следствием окажется прогресс этой страны. Недруги преследовали совсем иные цели. Поэтому они всячески стремились расширить на русской территории уже упоминавшуюся практику местничества. Скажем, польские оккупанты навязали русскому государству международный договор, где отсутствовала статья, включения которой в этот документ русские настоятельно добивались. В ней говорилось о «непременном возвышении незнатных людей по заслугам» на территории Московского государства.

Далее в первой главе раскрываются представления о человеческом достоинстве, выдвинутые идеологами Возрождения в Западной Европе. И автор показывает, как они воплощались в юридических нормах.

Изложенное разнообразие представлений о человеческом достоинстве с древнейших времен до конца XVI века, как доказывает диссертант, позволяет сделать ряд выводов. Они присутствуют в ранее сформулированных положениях, вынесенных на защиту.

Во второй главе «Доктрины человеческого достоинства и их отражение в праве в ХVII-XIX веках» автор анализирует проявления идеи человеческого достоинства в произведениях выдающихся мыслителей этой эпохи. Речь идет, в частности, о работах Б. Спинозы, Т. Гоббса, Д. Локка, Ж.-Ж. Руссо, Т. Джефферсона. Далее диссертант демонстрирует, как охарактеризированные им представления отмеченных мыслителей отразились в правовых нормах. При этом он подвергает анализу многочисленные юридические документы, среди которых наряду с иными актами присутствуют Свод свобод (Массачусетс 1641 г.), Основные уложения (Коннектикут 1639 г.), Массачусетская Хартия вольностей (1648 г.), Декларация прав Виргинии (12 июня 1776 г.), Декларация независимости США (4 июля 1776 г.), Конституции Франции 1791 и 1793 годов.

В последующем изложении автор раскрывает развитие теоретических воззрений на человеческое достоинство и их закрепление в праве в России ХVII-ХVIII вв. В частности, в диссертации освещено, как идеи о человеческом достоинстве, отражённые в юридических нормах стран Запада рассматриваемого периода, частично были восприняты сначала российскими мыслителями, а затем и правом. Так, в работе показано воплощение идеи человеческого достоинства в Акте об отмене местничества 1682 г., Указе о единонаследии (1714), Табели о рангах (1722), Манифесте 1762 г., Жалованной грамоте дворянству 1785 г.

Диссертант подробно освещает закреплённые в праве ХVIII в. градации достоинства различных социальных групп населения России. В частности, по его мнению, юридически в это время городское население делилось на шесть категорий: настоящие городские обыватели, записанные в гильдии купцы, состоящие в цехах ремесленники, иногородние и иностранные купцы, именитые граждане, прочее посадское население. И автор оспаривает теоретическую позицию М.В. Брянцева, предполагающую всего две такие категории.

В диссертации показано обогащение представлений о человеческом достоинстве в политических и правовых учениях Германии XVII-первой половины ХIХ века. Так, здесь проанализированы идеи И. Канта о необходимости уничтожения всех правовых форм личной зависимости членов общества, об утверждении личной свободы и равенства всех людей перед законом, о ликвидации всех юридических привилегий. И автор демонстрирует, воплощение в законодательстве упомянутых воззрений. Например, Конституционная Хартия Пруссии (31.01.1850 г.) в Титуле II «О правах пруссаков» закрепляла целый комплекс отражающих человеческое достоинство прав. В ней, в частности, устанавливалось, что все пруссаки равны перед законом, сословные преимущества уничтожаются, а общественные должности доступны всем способным занимать их при условиях, указанных в законе.

Далее в диссертации освещаются представления о человеческом достоинстве в либерализме, распространившемся в передовых странах Западной Европы в первой половине ХIХ в. Например, утверждает автор, заложивший основы либеральной политической теории английский ученый Иеремия Бентам, исходя из отстаивания достоинства личности, утверждал, что человек сам должен заботиться о себе, о своём благополучии и не полагаться на чью-либо внешнюю помощь. Сходные позиции в отношении идеи человеческого достоинства занимали английский мыслитель Д.С. Милль, французские ученые Б. Констан и А. Токвиль, представитель немецкого либерализма В. Гумбольдт.

При этом в работе отмечается, что либеральные представления о человеческом достоинстве отнюдь не сразу воплотились в праве западноевропейских стран, где жили их авторы. И в гораздо меньшей мере эти представления воплощались в законодательстве остальных государств мира.

Так, в России в первой половине ХIХ в. господствующие представления о человеческом достоинстве базировались отнюдь не на либерализме с его идеей о формально-юридическом равенстве всех людей. Хотя здесь в указанную эпоху в немалой степени сформировались предпосылки для либеральных реформ, многое препятствовало реализации последних, в том числе существовавшее крепостное право.

В это время, отмечает диссертант, в России пользовались немалым влиянием идеи о человеческом достоинстве М.М. Сперанского. Выступая апологетом деления общества на сословия, он писал, что государство должно уважать достоинство составляющих его сословий ради памяти заслуг, чувства благодарности, пользы и нужды опытности и добрых советов, а также в силу трудности новых избраний, сопровождающихся страстями и заблуждениями. М.М. Сперанский считал, что достоинство звания длжно соединить с достоинством лица и утвердить его в потомстве.

Представления М.М. Сперанского и других мыслителей о градации человеческого достоинства в зависимости от сословной принадлежности людей претворялись в жизнь в российском праве. Так, например, законодательный акт, принятый в период правления Николая I и называвшийся «Наказ губернаторам», в разделе «Охранение прав» обращал особое внимание губернатора на обеспечение достоинства граждан в соответствии с их членством в конкретном сословии.

Во второй половине ХIХ-первой половине ХХ веков в западно-европейских странах, констатирует диссертант, идет мощное развитие сложной инфраструктуры рыночной экономики, процесс демократизации, в политический процесс включаются все более широкие слои населения. Это выразилось в создании новых теоретических представлений о человеческом достоинстве, которые постепенно получали закрепление в виде юридических прав граждан.

Как считает автор, идея человеческого достоинства выступает приоритетной ценностью и смыслообразующим ядром идеологии либерализма. И это достоинство в процессе развития рыночной экономики становится выше в связи с усилием господства людей над природой.

Столь высокая оценка идеи человеческого достоинства в рассматриваемую эпоху обусловила признание защиты интересов личности, содействия росту индивидуального благосостояния и увеличения положительных социальных качеств в индивиде целями государственной политики в ряде буржуазных стран. При этом в общественном сознании этих государств усиливалось понимание следующего обстоятельства. Достоинство человека предполагает, что он должен быть приобщен к благам цивилизации и достичь определенного уровня нравственного и правового развития. Отсюда среди народных масс необходимо распространение образованности, преодоление невежества. Иными словами, в государстве требуется организованное органами публичной власти воспитание и обучение человеческого индивида, привитие ему потребности в добре, истине, красоте, гражданственности.

Во второй половине XIX века, отмечает диссертант, в науке также было установлено, что в некоторых социальных условиях достоинство людей подрывается. В диссертации показано, что так обстоят дела, во-первых, когда под влиянием политической идеологии человеческие индивиды оказываются изолированными друг от друга и разобщенными. Во-вторых, при наличии в социальной структуре деспотизма общественного мнения, ведущего к нивелированию личности. В-третьих, при чрезмерной опеке государства над индивидом, которая ведет к пассивности, иждивенчеству, лишает человека честолюбия и потребности быть деятельным.

В этот исторический период, продемонстрировано в работе, в обществоведении стало ясно и другое. Человеческое достоинство укрепляет и возвышает выравнивание экономических, социальных и политических возможностей индивидов в государстве, их юридическая защищенность, право влиять на управление государством, неприкосновенность частной жизнедеятельности. Вот почему развитие идеи человеческого достоинства в рассматриваемую эпоху привело к формированию современного каталога прав человека.

Однако он вырабатывался в ходе тяжелой борьбы сторонников либерализма и рыночной экономики с многообразными социальными силами, противившимися капиталистическим отношениям. В ходе этой борьбы возникают и разрешаются многочисленные проблемы, связанные с признанием человеческого достоинства за иностранцами, женщинами, детьми, людьми с небелым цветом кожи, индивидуумами, подвергшимися бесчестью вследствие преступления или позорного образа жизни, и т. д.

Содержание идеи человеческого достоинства при капитализме формировалось и под влиянием социалистической политической идеологии. Она, особенно учение марксизма, проповедовала идею о необходимости обеспечить каждому человеческому индивидууму достойное существование более высокого качества в смысле материальных условий жизнеобеспечения, чем представляемое капитализмом самым униженным людям. При этом классики марксизма утверждали, что при капитализме чем больше рабочий производит, тем меньше он может потреблять; чем больше ценностей он создает, тем больше сам он обесценивается и лишается достоинства.

В диссертации показано, как во второй половине ХIХ-первой половине ХХ века в России разные идейные течения общественной мысли выдвигали собственные представления о человеческом достоинстве. При этом их выразителями предпринимались усилия по закреплению выдвинутых идей о человеческом достоинстве в праве.

По мнению диссертанта, идея славянофилов, определявшая их взгляды на возвышение человеческого достоинства россиян, заключалась в необходимости следования русского народа по самобытной дороге социального прогресса. Причем этот путь должен вытекать из всей предыдущей российской истории, позволившей создать великие материальные и духовные ценности. Так обстояли дела именно в силу господства в жизни россиян общинных начал, чего, по мнению славянофилов, не наблюдалось в Западной Европе.

В работе отмечено, что сильное влияние общины на жизнь русских людей подчеркивали и западники, другое течение российской общественной мысли рассматриваемой эпохи. В частности, виднейший их представитель А.И. Герцен писал, что русский мужик, даже в крепостном состоянии более личность, чем западный буржуа, поскольку соединяет в себе личное начало с общинным.

Западниками являлись русские либералы. Они особенно сильно выступали за утверждение в России характерной для западноевропейского общества свободы и других его ценностей. Притом отечественные либералы второй половины ХIХ-начала ХХ века в основной своей массе были патриотами. Посредством утверждения в России либерализма они стремились сделать ее процветающей страной и тем самым возвысить достоинство русского народа.

Борьба охарактеризованных течений постепенно сказывалась на российском законодательстве. Как отмечает автор, правящие в стране круги понимали: отсталость России по сравнению с западными державами дальше не может быть терпима. Ведь она, по крайней мере, не только принижала достоинство всех россиян вместе и каждого из них в отдельности перед лицом процветающих государств, но и в отдалённой перспективе грозила России полным проигрышем в геополитическом соревновании с мощными странами на ее западных и восточных границах.

В диссертации показано, как в этих условиях в России были предприняты реформы, которые модернизировали основные сферы жизни русского общества. В частности, крестьяне получили освобождение от крепостной зависимости, право заниматься торговлей, открывать предприятия, вступать в гильдии, обращаться в суд на равных основаниях с представителями других сословий, поступать на службу, отлучаться с места жительства. В законодательстве наблюдается тенденция уравнивания в статусе удельных, государственных и помещичьих крестьян и объединение их в сословие крестьян с единой юрисдикцией.

В конце ХIХ века на арене российской идеологической политической борьбы появляется новая сила, являющаяся западнической по происхождению. Речь идет о социалистах-марксистах, которые подобно либералам стремились модернизировать российское государство, но по иному пути.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»