WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Западное влияние проходило на протяжение всего XVIII века, но рос­сийские верхи ориентировались в характере западных заимствований, и бра-

16

ли только то, что считали необходимым. Если технологические заимствова­ния проводились без ограничений, то политические и правовые образцы тща­тельно верифицировались, все, что могло ограничить самодержавие, отбра­сывалось. Запад не воспринимался как единое целое, английские и француз­ские свободы были чужды российской власти; черты «германского Запада», где частный интерес не был столь значимым, были ближе и понятнее рус­ским монархам.

Первая половина XVIII века не внесла практически никаких позитив­ных изменений в положение прав и свобод личности. Наоборот, петровские преобразования производились не только путем немыслимого напряжения сил простого народа, но и значительного ухудшения их правового положе­ния. При Петре I впервые начинают употреблять слова «личный», «персо­нальный», «партикулярный». Этих слов не было в языке допетровской Руси, коллективистское правосознание «московитов» их просто не знало. И все же понятия «личность» ассоциировалось у Петра, прежде всего, с понятием «исполнитель». Личные права и свободы дворян как служивого сословия ставились в прямую зависимость от их служения и преданности трону. На практике персонализации жизни людей не произошло.

Вторая половина века внесла некоторые изменения в положение дел. Европейское Просвещение, с одной стороны, и реальности российской исто­рии, с - другой, в значительной мере изменили отношение верховной власти к дворянству. Екатерина II выделила в русском обществе личность. Посте­пенно права и свободы личности стали распространяться на этот класс. Поя­вился ряд документов, закрепляющих права и вольности дворянства. Поли­тическая и экономическая целесообразность подвигала монархов изменять политическое и правовое положение горожан. Крепостное право оставалось незыблемым. Екатерина II проводила видимость либерализации правления за счет некоторых внешних проявлений и личных контактов императрицы с за­падными просветителями, что воплощалось в политике «просвещенного аб­солютизма». Именно при Екатерине в России возникает слой (пока очень

17

тонкий) интеллигенции, которая берет на себя функцию связи России с Запа­дом. Интеллигенция объективно несет личностное начало и возрождает то прогрессивное, что было заложено в русском народе.

Четвертый параграф - «Понимание смысла права и необходимости правовых реформ в России к началу XIX века» - посвящен проблеме закреп­ления личностных прав и свобод в правовых документах, попытках опреде­ленных слоев из властных элит конституционно ограничить самодержавие. Просвещение ставило своей задачей борьбу за права и свободы личности. В идеологическом плане это было выражено в составлении самых разнооб­разных доктрин, обусловливающих обоснование политического равенства и гражданских свобод. В практическом плане означал конкретную работу по составлению конституционных проектов, гражданского, уголовного и ад­министративного законодательства.

Необходимость проведения правовых реформ в истории допетровской России обусловливалась ситуацией, когда экономическое, политическое и духовное состояние страны было, зачастую, критическим, требовало немед­ленного вмешательства и регулирования «сверху».

Содержание петровских правовых реформ, основанных на имплемен-тации и компиляции, не выходило за рамки прежней самодержавной идео-логемы, Петр брал на Западе только то, что ему было выгодно и удобно, его реформы не затронули сферу правового регулирования общества в части увеличения прав и свобод личности. После смерти Петра I российские элиты предприняли первые попытки установления правового регулирования обще­ства в части определения прав и свобод правящего класса и ограничения са­модержавия. Однако первые попытки (деятельность «верховников») была не­смелой, разобщенной и потерпела неудачу.

Реалии политической истории заставили во второй половине века вер­нуться к проблеме правового регулирования общества. Повышение значимо­сти дворянского сословия привело к появлению новых правовых документов, регламентирующих их личные права. На властные элиты оказала устрашаю-

18

щее влияние Великая Французская революция и ее последствия. Проблема ограничения самодержавия, введения в России конституционных форм прав­ления, освобождения крестьян от крепостной зависимости была заморожена на долгие годы.

Вторая глава - «Основные течения русской правовой мысли XIX века о правовой свободе» - посвящена анализу основных черт ведущих представителей четырех направлений русской общественной мысли по про­блеме свободы личности.

Первый параграф - «Русская либеральная правовая мысль о понима­нии свободы личности» - посвящен либеральному правопониманию. Для русского либерализма как для теоретического направления общественной мысли и для общественного явления было характерно то, что он начался «сверху». Либеральные идеи поддерживали в той или иной степени, Екате­рина II и Александр I, и даже такие неоднозначные персонажи русской исто­рии как Петр III и Павел I. Значимость либеральных воззрений Александра II была перенесена в практическую плоскость. Либеральных воззрений при­держивались и некоторые другие члены императорской фамилии.

Становление русского либерализма было обусловлено характерными чертами российской политической и социальной истории, русской духовно­сти и менталитета народа, что совершенно не исключает фактов идеологиче­ского влияния и теоретического воздействия на него западного либерализма.

Права и свободы человека - один из основных теоретических постула­тов и практических принципов деятельности русских либералов. Это «сво­бода для», связанная с достижением правовой самостоятельности и неподо-печности. Русские либералы верили в право, в значимость и необходимость конституционных реформ. На протяжении всего XIX века разные поколения русских либералов неоднократно пытались воплотить свои конституционные замыслы в жизнь. Русский либерализм выступал против патерналистского отношения к русскому народу и отдельной личности, полагая, что отечест­венная история предполагала интенцию самостоятельного развития лично-

19

сти, а современность дает возможность воплотить в жизнь потенциал чело­веческой свободы. Либералы полагали, что перепоручение личностью своих прав является фактором несвободы.

Русский либерализм, признавая своеобразие русского исторического пути, признавая тот неоспоримый факт, что в ряде случаев Россия была вы­нуждена двигаться по иному пути, нежели Европы, все же полагают, что без восприятия многих принципов европейской жизни прогрессивное развитие страны невозможно. По мнению русских либералов для России, в той же мере, как и для Запада чрезвычайно важна проблема личности, ее прав и сво­бод.

Русский либерализм был весьма неоднороден, часть либералов готова по-разному всегда критиковать власть, часть - готова была ради пользы дела и необходимости проведения реформ к сотрудничеству с властями. Русские либералы, как правило, в своем личном поведении также избирали либераль­ные принципы. Поэтому, находясь у власти исполнительной, они часто теря­ли расположение верховной власти; Сперанский проигрывал Аракчееву, Ло-рис-Меликов - Победоносцеву.

Второй параграф - «Консервативная правовая мысль о понимании свободы личности» - посвящена анализу русского консерватизма, его пред­ставлениям о свободе-несвободе. Русский консерватизм считает, что основой развития русского общества является особый универсальный порядок, объ­ективированный в православной религии, монархии, в особенностях русской жизни и русских традициях. Свобода рассматривается русским консерватиз­мом совершенно в ином ключе, нежели у представителей других направле­ний русской общественной мысли. Свободен только монарх, его положение трактуется как «свобода от», выражающая независимость субъекта от дав­ления и обстоятельств и чужой воли и способность его к произволу.

Русский консерватизм склонен к патернализму, к «отеческому» отно­шению к народу. Консерваторами представляется, что «некто»: царь, дворян­ство, образованная элита должны управлять обществом и все решать за на-

20

род, которому следует руководствоваться древней традицией, радоваться порядку и приходить в восторг от этого управления.

Для русского консерватизма понятие «личность» отсутствует еще в большей мере, чем для западного консерватора. Общинное и государствен­ное полностью поглощает личное. При этом полагается, что русский человек, в отличие от западного, сам, добровольно склонен полностью делегировать все свои права и свободы обществу и государству. Права и свободы лично­сти не являются приоритетными для русских консерваторов. Конституцион­ное устройство считается опасным и даже гибельным явлением для России.

Для русских консерваторов характерен монархизм в самой последова­тельной жесткой, самодержавной форме, характерна сакрализация идеи го­сударственности, гипертрофированная вера в силу государства и его воз­можностей в делах общества и личности. Институты гражданского общества считаются лишним, их роль могут исполнять государственные структуры. Для ряда консерваторов идея государственности выражалась в византизме как наиболее ярком выражении государственнической идеи.

Третий параграф - «Радикальная мысль о понимании свободы лично­сти» — имеет своей целью «избавление от мифов», которыми были всегда окружены представители этого направления - как в советское время, так и после развала СССР и ухода от коммунистической идеологии. По вопросам свободы личности у радикалов имелись существенные разногласия. Одни из них (Пестель, Ткачев, Белинский, Чернышевский) считали общественное приоритетным по отношению к личному, по сути дела отказывали личности в праве самостоятельно решать свои дела. Как правило, эти мыслители вы­соко оценивали роль русской общины, полагая ее краеугольным камнем со­циалистического переустройства общества.

Вторую группу составляли те из радикалов (Герцен, Добролюбов, Пи­сарев, Лавров, Бакунин, Кропоткин), которые признавали право личности самостоятельно решать, что является для нее приемлемой формой свободно­го поведения, а что - нет. Эта группа радикалов не была согласно с принци-

21

пов насильственного осчастливливания людей и приведения их «за руку» к свободе. Как правило, они не считали русскую общину панацей от всех бед, полагали, что в ее недрах могут скрьшаться разные интенции, включая и те, которые сопряжены с подавлением личностных свобод.

То, что объединяло радикалов в понимании свободы, так это понима­ние «свободы вопреки», связанная с таким самоутверждением правового существа, единственной целью которого является возвышение себя как са­моценности, над обстоятельствами и зависимостями, а также связанная с со­противлением всему, что может умалить правовую ценность человека. Практически все радикалы не считали право инструментом социального ре­гулирования общества, заменяя ее политическим или моральным регулиро­ванием. Но право подспудно присутствовало в их учениях, потому, что они постоянно говорили о нем, отрицали или умаляли значимость права и госу­дарства. Часть радикалов считала возможным использовать государство для освобождения народа от угнетения. Наиболее последовательные радикалы (анархисты) вообще отрицали государство как таковое.

Несмотря на то, что радикальная общественная мысль по сути дела от­рицала правовое решение проблемы свободы личности, сама суть проблемы свободы в трудах идеологов радикализма рассмотрена подробно, обстоятель­но, хотя и не в правовом поле. Без этого невозможно представить целостную картину русских представлений о свободе вообще и правовой свободе в ча­стности.

В четвертом параграфе — «Русская религиозно-этическая мысль о правовой и политической свободе личности» диссертант поставил задачу рассмотреть воззрения только одного мыслителя - B.C. Соловьева, что обу­словлено масштабом этой гениальной личности и его вкладом в русскую культуру, в том числе, и культуру правовую. Правопонимание B.C. Соловье­ва отличается самобытностью, уникальностью, оно не вписывается в при­вычные схемы, составляет особое, чисто русское явление, основанное на рос­сийской ментальности. Это «свобода ради», вызванная способностью и

стремлением правового существа к самоотвержению, к самопожертвованию. Религиозная, христианская составляющая находится в центре его системы, но соловьевская религиозность не похожа на официозную, православную; она основана на его учении о Богочеловечестве. B.C. Соловьев дал начало целому направлению в русской общественной мысли. Своим кумиром его считали религиозные мистики и философы, юристы и поэты-символисты. Полностью принадлежа XIX в., даже уйдя из жизни символически - в самом конце этого века, Соловьев со своими идеями был чрезвычайно популярен в XX веке. Его могли любить или не любить, но не считаться с ним было не­возможно. Ему посвящали свои статьи, письма и речи либералы (Б.Н. Чиче­рин и П.И. Новгородцев), консерваторы (Н.Я. Данилевский и К.Н. Леонтьев), радикалы (П.А. Ткачев). Русское религиозное возрождение во многом обяза­но его воздействию; формирование воззрений крупнейших мыслителей нача­ла XX века - С.Н. и Е.Н. Трубецких, П.И. Новгородцева, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина в значительной мере проходило под его идейным влиянием.

Значимость правового и нравственного закона рассматривается Со­ловьевым в единстве и взаимопроникновении, право - как необходимый ат­рибут и минимум нравственности. Признание ценности права, неотъемлемых прав и свобод личности, частной собственности является неотъемлемой сто­роной мировоззрения B.C. Соловьева. Государство рассматривается B.C. Со­ловьевым как необходимый инструмент правового регулирования общества, как теократия, как социальное христианское государство, проявляющее все­стороннюю заботу о своих гражданах.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются наиболее общие выводы, отражающие теоретическую и практическую зна­чимость диссертации.

22

23

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Прокуратов АЛ. Свобода личности как философская и правовая ка­
тегория // Проблема развития государства и права в современном россий­
ском обществе. Выпуск Ш Гражданское общество в России- теория и опыт.
Сборник научных статей. М.: Московский университет МВД России, 2003

(0,6 пл.);

2. Прокуратов А.А. Идеи правовой свободы в воззрениях русского ли­
берализма второй половины XIX в. // Проблема развития государства и права
в современном российском обществе. Выпуск IV. Юридическая теория и
практика: проблема взаимовлияния. Сборник научных статей. М.: Москов­
ский университет МВД России, 2004 (0,6 п.л.);

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»