WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Третий параграф первой главы «Формы адвокатских образований в Российской империи, Западной Европе и США во второй половине XIX – начале XX века» посвящён становлению в России организации адвокатуры европейского типа в ходе судебной реформы, начатой Александром II в 1864 году, вследствие чего развитие форм адвокатских образований в Российской империи, Западной Европе и США имело много общего вплоть до 1917 года.

Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 года (статьи 353–406) предусматривало создание советов присяжных поверенных – органов сословного самоуправления, но не содержало какой-либо регламентации форм деятельности присяжных (и частных) поверенных. По смыслу этого закона адвокатская деятельность должна была осуществляться на началах индивидуальной практики.

Начиная с 1870-х годов, в Российской империи создавались консультации присяжных поверенных и/или их помощников. Эту коллективную форму организации адвокатской деятельности можно рассматривать в качестве прообраза юридических консультаций – структурных подразделений советских коллегий адвокатов. В это же время в западноевропейских государствах наряду с адвокатскими кабинетами существовали консультации для бедных, в которых работали как адвокаты, так и их стажёры.

Рубеж XIX–ХХ веков, период бурного подъёма капитализма, ознаменовался началом третьей стадии развития форм адвокатских образований в США, Западной Европе и Российской империи – разделением функций самоуправления и организации коллективной или индивидуальной работы адвокатов между адвокатскими ассоциациями и индивидуально практикующими адвокатами или адвокатскими фирмами.

Особенно быстро процесс создания адвокатских фирм шёл в ведущих капиталистических странах того времени – США и Англии. Основное отличие между ними заключалось в том, что капитализация американских адвокатских фирм во многом основывалась на практике привлечения на работу адвокатов по найму, тогда как в Англии этого не было. Вместе с тем в товариществах английских солиситоров стажёры оплачивали своё обучение адвокатской профессии работой на солиситоров.

В Российской империи появление адвокатских фирм с работающими в них по найму адвокатами получило отрицательную оценку со стороны советов присяжных поверенных, посчитавших, что это разрушает устои профессии, которые не допускают эксплуатацию адвоката адвокатом.

Четвёртый параграф первой главы «Коллегии адвокатов в Советской России» представляет собой краткое изложение истории развития форм адвокатских образований в Советской России с 1917 по 1991 год, в которой, по мнению автора, можно выделить пять этапов:

Первый этап (октябрь 1917 – июнь 1920 года) – первая попытка советской власти упорядочить организацию советской адвокатуры.

Второй этап (июнь 1920 – конец 1921 года) – отражение политики «военного коммунизма» в адвокатуре, попытки её «огосударствления».

Оба этих этапа не имели успешного завершения.

Третий этап (январь 1922 – конец 1927 года) совпадает с периодом нэпа. НКЮ РСФСР 5 июля 1922 года утвердил Положение о коллегии защитников. Именно эта дата считается днём создания советских коллегий адвокатов.

Четвёртый этап (1928–1939 годы) – «коллективизация» адвокатуры в добровольном до 1932 года, а затем фактически в принудительном порядке, означавшая запрет частной адвокатской практики.

Пятый этап (1939–1991 годы) начался с принятия Положения об адвокатуре СССР 1939 года, ставшего моделью для всех последующих советских законов об адвокатуре, вплоть до Положения об адвокатуре РСФСР 1980 года. С 1939 года в СССР адвокаты должны были работать в юридических консультациях одной из коллегий адвокатов, административно подчинённых её президиуму, который был вправе определять местонахождение и состав консультаций, назначать их заведующих, осуществлять дисциплинарный контроль в отношении адвокатов, в том числе контролировать качество оказываемой адвокатами юридической помощи, распределять нагрузку между ними напрямую или через заведующего консультацией.

Анализ организации деятельности советских адвокатов с 1939 по 1991 год позволил автору сделать вывод о существовании в Советском Союзе особых коллективизированных (советизированных) форм адвокатских образований – коллегий адвокатов, характеризовавшихся двумя основными отличительными признаками.

Первый признак – внешний контроль, проявлявшийся в ограниченном самоуправлении коллегий адвокатов вследствие постоянного партийного и государственного контроля за их деятельностью.

Второй признак – внутренний контроль со стороны руководства коллегий адвокатов за их членами, обязанными работать исключительно в юридических консультациях коллегий адвокатов.

Пятый параграф первой главы «Формы адвокатских образований за рубежом в ХХ веке» является обобщением информации об организации зарубежной адвокатуры, опубликованной в 72 источниках на русском языке, анализ которых позволил автору сделать следующие общие выводы.

Тенденции развития форм адвокатских образований за рубежом в ХХ веке были предопределены двумя объективными обстоятельствами: во-первых, ростом численности адвокатов во всем мире; во-вторых, качественным изменением состава клиентов (доверителей) адвокатов в большинстве стран мира.

К концу ХХ века в мире начитывалось около 4 млн адвокатов, в том числе: в США – 850 тыс., в странах ЕС – 450 тыс., в Индии – 400 тыс., в Бразилии – 300 тыс., в остальных странах мира – примерно 2 млн. Существует общее правило: чем выше уровень развития страны, тем большее количество адвокатов в ней работает. Единственное исключение из этого правила – Япония.

Качественное изменение состава клиентов (доверителей) адвокатов происходило в течение всего ХХ века по мере развития мировой экономики: в процентном отношении число клиентов-предпринимателей (корпораций и индивидуальных предпринимателей) увеличивалось, а граждан-доверителей – уменьшалось.

Эти объективные обстоятельства повлияли прежде всего на эволюцию форм адвокатских образований в индустриально развитых странах, где к концу ХХ века наиболее отчётливо проявились основные тенденции качественно нового развития форм адвокатских образований.

Первая тенденция – переход от преобладания индивидуальной адвокатской практики к преимущественно коллективным формам адвокатской работы – адвокатским фирмам (малым, средним, крупным, сверхкрупным).

Вторая тенденция – распространение практики найма адвокатов на работу в средних, крупных и сверхкрупных адвокатских фирмах в США, во Франции, в Германии, Нидерландах (а также в развивающихся странах – в Марокко и Китае).

Третья тенденция – распространение практики найма юристов, желающих стать адвокатами, на работу в малых, средних и крупных адвокатских фирмах, в частности, в Англии, Ирландии, Швеции.

Четвертая тенденция – капитализация адвокатских образований: рост доходов средних, крупных, сверхкрупных адвокатских фирм и относительно стабильная доходность малых адвокатских фирм и индивидуально практикующих адвокатов.

Пятая тенденция – коммерциализация адвокатских образований, прежде всего средних, крупных и сверхкрупных адвокатских фирм.

Шестая тенденция – создание адвокатских фирм в организационно-правовых формах коммерческих юридических лиц (различных обществ и товариществ с ограниченной ответственностью).

Седьмая тенденция – распространение практики добровольного или обязательного страхования профессиональной имущественной ответственности адвокатов и/или адвокатских фирм.

Восьмая тенденция – специализация индивидуально практикующих адвокатов, малых и средних адвокатских фирм, с одной стороны, и универсализация крупных и сверхкрупных адвокатских фирм, с другой стороны.

Девятая тенденция – рост количества филиалов средних, крупных и сверхкрупных адвокатских фирм в национальном и мировом масштабе.

Десятая тенденция – увеличение числа индивидуально практикующих адвокатов, участвующих в программах юридической помощи малоимущему населению.

Разумеется, что такое изменения форм адвокатских образований возможно лишь при их раздельном существовании с адвокатскими ассоциациями.

Перечисленные тенденции развития форм адвокатских образований в индустриально развитых странах являются закономерным следствием прогресса либеральной экономики. В связи с этим многие развивающиеся страны, например Китай, проводя либеральные экономические реформы, заимствуют из опыта США и Западной Европы не только модели экономического развития, но и формы адвокатских образований.

Шестой параграф первой главы «Формы адвокатских образований в Российской Федерации в период 1991–2002 годов» содержит изложение истории экспериментов по организации адвокатуры, в ходе осуществления которых обсуждались проекты нового закона об адвокатуре в России.

Подробно описан эксперимент создания с 1991 года по инициативе или с согласия Минюста России в дополнение к действующим (традиционным) коллегиям адвокатов альтернативных (параллельных) коллегий адвокатов, в результате которого число коллегий адвокатов в России увеличилось с 80 в 1991 году до 172 в 2002 году. «Множественность» и «межтерриториальность» коллегий адвокатов в России стали реальностью, отношение к которым было диаметрально противоположным у представителей традиционных и параллельных коллегий адвокатов. Подобные обстоятельства препятствовали единству российской адвокатуры.

Приведены сведения и о другом эксперименте – появлении с 1992 года с согласия Минюста России адвокатских фирм (бюро) и адвокатских кабинетов в качестве особых структурных подразделений некоторых коллегий адвокатов, в том числе Московской областной коллегии адвокатов, несмотря на отсутствие норм о таких формах организации деятельности адвокатов в действовавшем в тот период Положении об адвокатуре РСФСР 1980 года.

Фактически в 90-е годы ХХ века как традиционные, так и параллельные коллегии адвокатов выполняли функции и профессиональной ассоциации, и территориальной (а параллельные – и межрегиональной) юридической фирмы.

Подобные обстоятельства привели к тому, что в принятом в 2002 году и действующем до сих пор Законе закреплено единство корпоративного самоуправления в адвокатуре в адвокатских палатах, отделённого от организации деятельности адвокатов в формах адвокатских образований.

Основной компромисс, связанный с принятием Закона, заключался в сохранении коллегии адвокатов в качестве одной из форм адвокатских образований. В этом были заинтересованы как традиционные, так и параллельные коллегии адвокатов, которые в результате перестали одновременно выполнять функции профессиональной ассоциации и юридической фирмы.

Вторая глава «Формы адвокатских образований по Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» посвящена определению места форм адвокатских образований в системе организации адвокатуры в России и комплексному анализу каждой из четырёх форм адвокатских образований, предусмотренных Законом, с учётом практики их создания и деятельности.

Первый параграф второй главы «Адвокатские образования и адвокатские палаты как формы деятельности и объединения адвокатов» раскрывает нормативные, реально существующие и концептуальные аспекты взаимодействия адвокатских палат субъектов Российской Федерации и форм адвокатских образований друг с другом и государством в контексте принципов независимости и самоуправления адвокатуры.

По Закону адвокатские палаты и адвокатские образования должны выполнять различные функции. Адвокатские палаты объединяют адвокатов для достижения публичных целей адвокатуры, адвокатские образования создаются для организации повседневной адвокатской практики. Закон не содержит конкретных правил взаимодействия адвокатских образований и адвокатских палат. Нет в Законе и чёткой системы разграничения полномочий по управлению адвокатурой, в том числе применительно к адвокатским образованиям и адвокатским палатам, между государством и адвокатурой. Такая нормативная неопределённость приводит на практике к вмешательству адвокатских палат в деятельность адвокатских образований, а также допускает произвольное изменение и/или применение Закона государством. В целях однозначного понимания нормативного содержания принципов независимости и самоуправления адвокатуры предлагается внести поправки в Закон, запрещающие вмешательство органов государственного управления в законную деятельность адвокатских образований, а также адвокатских палат и адвокатских образований в деятельность друг друга.

Второй параграф второй главы «Право адвоката на выбор формы адвокатского образования» специально выделен в структуре диссертации с целью подчеркнуть принципиальную важность закрепления в Законе такого права адвоката впервые в истории отечественной адвокатуры, а также выявить особенности и недостатки нормативного регулирования данного права адвоката с учётом мотивации адвоката, использующего это право.

Основные обстоятельства, принимаемые во внимание стажированными и начинающими адвокатами при выборе между адвокатским кабинетом, коллегией адвокатов и адвокатским бюро, обычно сводятся к выбору между индивидуальной работой в кабинете и коллективной работой в коллегии или бюро в зависимости, главным образом, от психологических особенностей конкретного адвоката. Применительно к коллегии и бюро учитываются организационные аспекты, а именно: наличие и качество офисного помещения, средств связи, компьютеров, иного технического оснащения, вспомогательного персонала, централизованного бухгалтерского учёта и налоговой отчётности, делопроизводства. Начинающие адвокаты обращают внимание на возможность профессионального роста и наличие клиентской базы в коллегии или бюро.

Выявлен недостаток Закона – неопределённость порядка (добровольного или принудительного) направления адвоката на работу в юридическую консультацию. Точка зрения о недопустимости принудительного порядка обоснована следующим образом: во-первых, Конституция Российской Федерации запрещает принудительный труд; во-вторых, чрезмерность ограничения права адвоката на выбор формы адвокатского образования при принудительном направлении адвоката на работу в юридическую консультацию, в целях защиты конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, не вызывает сомнений. В связи с этим предлагается изменить Закон, закрепив в нём направление адвоката на работу в юридическую консультацию только с его согласия.

В целях однозначности законодательного регулирования и контроля за адвокатами, изменяющими выбор формы адвокатского образования, предложено внести изменения в Закон, а именно: обязать адвоката уведомлять совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации об изменении им выбора формы адвокатского образования.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»