WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Диссертантом проанализированы специальные мероприятия по охране, осуществлявшиеся органами милиции в дни всенародных праздников. Так, по особому плану Оперативного отдела КУРКМ от воров охранялись государственное имущество и имущество граждан. Для предотвращения краж в связи с уходом населения на демонстрацию милицией осуществлялись беспрерывные обходы улиц. Объекты, имеющие особое государственное значение (в том числе ссыпные пункты, элеваторы, склады военкоматов и пр.), подлежали усиленной охране.

В параграфе пятом «Деятельность милиции по охране прав личности» соискателем рассматриваются правовая регламентация и практика осуществления соответствующих мероприятий милицией Нижнего Поволжья.

На основе анализа нормативных актов и практики их применения автором показано, что на протяжении всего изучаемого периода органами милиции Нижнего Поволжья принимались решительные меры по искоренению случаев нарушения революционной законности, в частности по изжитию практики нецелесообразных и незаконных арестов, задержаний и обысков, длительного содержания под стражей, затягивания процессуальных сроков, применения незаконных методов расследования и пр. Соответствующие мероприятия осуществлялись по линии краевого Управления милиции, ПП ОГПУ, крайкома ВКП(б) и органов Советской власти.

Грубые нарушения прав личности в изучаемой сфере в основном объяснялись засоренностью органов милиции классово чуждым элементом. Нарушения революционной законности расценивались при этом как извращение генеральной линии партии, усиливавшее позиции классового врага.

Благодаря анализу конкретного материала исследование показало, что подмена кропотливой оперативной работы незаконными, ничем не обоснованными массовыми арестами приводила подчас к тяжелейшим последствиям. С тем, чтобы не допустить их впредь, массовые аресты, облавы и обыски без специального разрешения ПП ОГПУ НВК были строжайше запрещены. Также запрещалось открытие каких-либо новых арестных помещений. Прежние предписывалось привести в «совершенно нормальное состояние», с обеспечением должной чистоты и нормального питания для заключенных, устройством необходимого оборудования и инвентаря.

Были строжайше запрещены аресты без ордера, выдаваемого лично начальниками УРКМ города и района, а также крупнейших городских отделений милиции. Существовавший прежде порядок арестов на основании выписки самими оперработниками постановлений был прекращен как противоречащий требованиям революционной законности и дающий простор всякого рода злоупотреблениям. На основе изучения нормативных актов и практики их применения автором проанализирован новый порядок производства арестов, в значительной степени гарантирующий права личности в уголовном процессе.

На преодоление нарушений норм законности и прав граждан был направлен и новый порядок производства обысков, учета, хранения и направления вещественных доказательств, согласно которому, обыски проводились исключительно по ордерам, выдаваемым начальником Оперативного отдела КУРКМ. В городах края право выдачи подобных ордеров предоставлялось начальникам городских управлений и отделений милиции, в районах – начальникам районных Управлений РКМ. При каждом обыске, независимо от его результатов, предписывалось составлять установленной формы протокол.

Большие усилия КУРКМ были направлены и на искоренение нарушений законности и прав граждан со стороны работников РКМ в ходе следствия. Подобные проявления квалифицировались как контрреволюционные действия и подлежали строжайшему наказанию. Руководство милиции реагировало жестко и незамедлительно и на факты нарушений революционной законности, избиений граждан, незаконных арестов и задержаний, грубости и нетактичности, злоупотреблений в корыстных целях и присвоения вещественных доказательств со стороны сотрудников милиции.

В изучаемый период проводилась настойчивая борьба за приведение камер предварительного заключения в надлежащее состояние, а также соблюдение правил содержания в них арестованных. Соискателем подробно анализируются мероприятия краевой милиции, направленные на улучшение материальных, бытовых и санитарных условий содержания арестованных.

В шестом параграфе «Участие милиции в подготовке и проведении внесудебных репрессий» анализируется участие органов милиции Нижнего Поволжья во внесудебной репрессивной практике по отношению к семьям раскулаченных, при проведении паспортизации населения, а также в деятельности так называемых «троек ОГПУ».

Анализ конкретного материала позволил установить, что органам милиции было отведено осуществление практических мероприятий по выселению семей раскулаченных. По инициативе ПП ОГПУ НВК, местные работники милиции подлежали поголовной мобилизации для этой работы, без отрыва от своих прямых обязанностей. При проведении раскулачивания сотрудники милиции использовались органами ОГПУ прежде всего по своему прямому назначению, в частности для укомплектования учетно-следственных групп в сборных пунктах выселяемых кулаков. Названные группы были призваны, в частности, осуществлять проверку выселяемых для выявления лиц, находящихся в розыске, подлежащих «более тщательной следственной обработке» в ПП ОГПУ и привлечению к ответственности во внесудебном порядке «по имеющимся криминальным данным».

Важная роль отводилась местной милиции при конфискации имущества кулаков. В частности, ее сотрудники обязаны были привлекать к уголовной ответственности лиц, виновных в неорганизованном, «самостийном», помимо органов власти, «отборе» имущества у раскулачиваемых.

Еще более ответственные задачи ставились перед органами милиции края по охране мест содержания раскулаченных, наблюдению за выполнением возложенных на них повинностей, выселению в кулацкие поселки раскулаченных; возврату в них самовольно выехавших (с привлечением таковых к ответственности); установлению в местах спецпоселения твердого порядка, исключающего возможность бегства и самовольных отлучек; приведению кулацких поселков в пригодное для жизни состояние. Краевая милиция была обязана взять на «строгий учет» всех раскулаченных и членов их семей.

После того как в июле 1931 г. на органы ОГПУ было возложено административное управление, хозяйственное устройство и трудовое использование в отношении раскулаченных, краевой милиции была поручена систематическая, прежде всего негласная проверка всех мест вероятного нахождения беглых кулаков с целью их обнаружения и задержания. Каждая такая операция подлежала согласованию с местным отделом ОГПУ.

Сложившаяся в связи с «крупнейшим социалистическим строительством промышленности» в Сталинграде обстановка потребовала экстраординарных мер борьбы с социально вредным 5 и преступным элементом, которые в значительной мере осуществлялись во внесудебном порядке и представляли собой их административную высылку, а также репрессирование «тройкой ОГПУ». Участие милиции в организации и деятельности названной «тройки» заключалось в подготовке для рассмотрения ею необходимых обличительных материалов. Прежде всего, для внесудебного рассмотрения «тройкой» предписывалось направлять заканчиваемые в упрощенном порядке (т.е. в отсутствие надлежащих доказательств конкретной вины) дела на изымаемых в ходе массовых операций уголовников-рецидивистов и представителей социально вредного элемента

На основе конкретного материала автором проанализированы внесудебные репрессии, сопутствующие мероприятиям по паспортизации, в качестве основной задачи которой краевая милиция рассматривала выявление «социально-чуждого, классово-враждебного и преступного элемента». Лица, которым в выдаче паспортов или прописке было отказано, подлежали привлечению к ответственности во внесудебном порядке через тройку ОГПУ. Оформление соответствующих дел при этом возлагалось в основном на органы милиции. Соискателем показаны организационные и юридические основы деятельности милиции по выявлению лиц, подлежащих внесудебному репрессированию, а также подготовке на них обличительных материалов.

Большое внимание автором уделено организации и деятельности изоляционного пункта, созданного в изучаемый период для содержания преступного элемента и социально вредных лиц, «изъятых» в ходе разного рода массовых операций и подлежащих внесудебному репрессированию. Исследование показало, что с одной стороны, соответствующая деятельность органов РКМ была призвана обеспечить внесудебное репрессирование лиц данной категории, с другой, была сопряжена с обеспечением прав граждан, облегчением их тягот и лишений в условиях принудительной изоляции.

В параграфе седьмом «Особенности деятельности милиции в рыболовецких районах Нижневолжского края» анализируются особенности регламентации и функционирования органов милиции Нижнего Поволжья, связанные со спецификой региона.

Названные районы располагались вблизи Каспийского моря в дельте реки Волги и были практически сплошь рыболовецкими (по терминологии изучаемого периода – ловецкими). Еще одной особенностью данных районов был национальный состав их населения. Большинство его только недавно перешло от кочевой жизни к оседлой. Все эти особенности предъявляли к сотрудникам милиции особые требования, в частности по специальному подходу к «темной национальной массе». При этом руководство краевой милицией пошло по пути создания специализированных национальных подразделений РКМ. Исследование показало, что работу УРКМ ловецких районов существенно осложняли их природные и климатические условия. Так, с наступлением весны они ограничивались в средствах передвижения, поскольку обслуживаемая ими территория была изрезана реками, по которым вплоть до ледостава можно было передвигаться только на лодках.

18 августа 1931 г. в целях лучшего обслуживания населения и руководства работой органов милиции в 6 ловецких районах края на Астраханское городское Управление РКМ было возложено оперативное руководство ими. После того как 16 сентября 1931 г. Главным управлением РКМ (далее ГУРКМ) был издан приказ «О сформировании межрайонных секторов милиции», было создано Управление РКМ Астраханского «межрайона». На него было возложено осуществление оперативного руководства и помощи городским и районным Управлениям милиции по борьбе с преступностью и крупными стихийными бедствиями; ведение регистрационно-технической работы; организация и управление школами по подготовке и переподготовке рядового и младшего начальствующего состава милиции; формирование кавалерийских частей милиции и управление ими; инспектирование районных Управлений милиции (далее РУМ) по всем отраслям их работы по заданиям КУРКМ. В изучаемый период Астраханское межрайонное Управление милиции включало такие основные отделения, как административно-организационное, службы, политическое, оперативно-розыскное. Научно-техническую часть Управления составляли собственное регистрационно-дактилоскопическое бюро, фотолаборатория, эксперты, библиотека и музей. На основе конкретного материала диссертантом подробно анализируются организация и деятельность названных подразделений.

Исследование показало, что 21 января 1932 г. на Управление РКМ Астрахани было возложено непосредственное руководство всей деятельностью Управлений милиции ловецких районов. При этом разработка конкретных указаний о порядке его осуществления по каждому направлению работы была поручена Управлению РКМ Нижневолжского края. Несмотря на создание 13 января 1933 г. оперативных секторов РКМ, в том числе Астраханского, особый порядок руководства Астраханской группой ловецких районов сохранил свою силу.

Соискателем показано, что укомплектование штатов органов РКМ ловецких районов, подбор работников, их перемещение, увольнение, наложение на них дисциплинарных взысканий осуществлялось начальником Астраханского городского Управления милиции. Финансирование и снабжение всеми видами довольствия УРКМ ловецких районов осуществлялось непосредственно КУРКМ по заявкам Астраханского городского Управления.

Основываясь на анализе нормативно-правовых актов и практики их применения, автор установил, что милиция ловецких районов была ориентирована в основном на выявление мест нелегального лова, «ямного» посола и реализации рыбы, а также незамедлительное пресечение этих преступных проявлений. Подобная деятельность происходила в тесной связи с дирекцией промыслов и бригадирами рыболовецких бригад. В каждую из них насаждались члены Осодмила, которым ставились конкретные задачи по борьбе с халатностью, вредительством и прочими преступными проявлениями в их трудовых коллективах. Все акты о порче рыбы подлежали незамедлительному расследованию с привлечением виновных к ответственности вплоть до уголовной. Для выявления приводящей к порче рыбных товаров халатности, разного рода злоупотреблений должностных лиц каждый цех рыбных промыслов подлежал негласному оперативному обеспечению. На эту работу был нацелен весь оперативный состав УРКМ ловецких районов.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»