WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Субъектами, осуществляющими установление и поддержание режима, выступают лица (индивиды и организации), наделенные определенной властной компетенцией и в рамках этой компетенции осуществляющие применение средств, связанных с перераспределением (концентрацией) властных полномочий, введением определенных ограничений в отношении граждан, находящихся в сфере действия режима, возложением на них дополнительных обязанностей, а также изменением материальных и процессуальных оснований юридической ответственности за совершение правонарушений. При этом следует иметь в виду, что установление режима является видом властной деятельности, а его поддержание – видом управленческого воздействия. К примеру, в соответствии со ст. 88 Конституции России «Президент Российской Федерации при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, вводит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе». Вместе с тем, поддержание режима чрезвычайного положения осуществляется посредством служебной (боевой) деятельности специальных государственных органов (ФСБ, МВД, МЧС и др.).

Социальная среда осуществления режима предполагает объединение людей, находящихся в сфере действия режима и в силу этого подпадающих под его воздействие. В качестве структурных элементов социальной среды следует различать субъектов, устанавливающих и поддерживающих режим и социальные объекты режимного воздействия. К примеру, в рамках режима контртеррористической операции социальную среду в комплексе образуют субъекты организации и проведения контртеррористической операции, лица, осуществившие террористический акт, лица, невольно вовлеченные в отношения, вызванные совершением террористического акта и проведением антитеррористической операции, лица, находящиеся в сфере проведения контртеррористической операции, однако не принимающие непосредственного участия в соответствующих общественных отношениях.

Содержание режима включает, с одной стороны, предпосылки функционирования, условия, которые создает социальная среда лицам, находящимся в сфере режимного воздействия, с другой – требования к этим лицам, меру их активности, а также уровень ответственности за осуществление своих функций.

Осуществив общетеоретический анализ категории «режим», диссертант переходит к ее юридической конструкции. В наиболее общем смысле правовой режим определяется как законодательно урегулированный поря­док деятельности правосубъектных лиц (индивидов и коллективов) в различных сферах правового регулирования, включающий в себя постановление и юридическое закрепление общезначимых правил поведения (правовых норм), формирование системы стимулов, ограничений и запретов, обеспечивающих реализацию этих правил, а также применение мер принуждения и привлечение к юридической ответственности лиц, не выполняющих либо нарушающих требования нормативно-правовых предписаний.

Раскрыв основания отнесения всего многообразия правовых режимов к первичным (общим) и вторичным (С.С. Алексеев), диссертант обращает внимание на то, что вторичные режимы по своей сути являются режимами специальными, поскольку представляют собой известные модификации общих режимов, вносящие либо особые льготы и преимущества, состоящие в дополнительных правах, либо особые ограничения, которые заключаются в дополнительных запретах или позитивных обязываниях (специальные режимы). В силу этого данные режимы являются специальными

Разновидностью специальных правовых режимов являются чрезвычайные режимы, действующие в экстраординарных для общества ситуациях и допускающие отступления от установленного законодательством (прежде всего конституционным) порядка реализации прав и свобод граждан, действующего в обстановке гражданского мира, социально-экономической и политико-правовой стабильности.

По­скольку чрезвычайные правовые режимы в основном связаны с ограничением, принуждением, ответственностью, они должны полу­чать юридическое оформление именно в законах, при этом удельный вес подзаконных актов (правительственных и ведомственных) в регулировании должен быть сведен к минимуму (С.Д. Хазанов).

Институт чрезвычайных правовых режимов может быть рассмотрен на двух уровнях: институциональном, как особое сочетание юридических средств и приемов регулирования, и госу­дарственно-управленческом, как особый порядок деятельности государственных органов, призванный обеспечить соблюдение уста­новленных правил.

Институциональноый уровень закрепляется в норма­тивных актах при помощи императивных запретительных, ограничи­тельных и обязывающих норм, способов и типов правового регули­рования и характеризует юридическое положение субъектов, по­рядок приобретения и реализации ими своих прав, особенности юридической связи субъектов, а также юридический статус носителя режима – территории, имущества. Тем самым создаются «режимные правила» поведения, включающие в себя порядок осуществления гражданами своих кон­ституционных прав и свобод (проживания, передвижения), ведения хозяйственной деятельности, обращения с имуществом; проведе­ния охранных, защитных и спасательных мероприятий.

На государственно-управленческом уровне закрепляется деятельность особого субъекта – органов (должностных лиц), реа­лизующих властные полномочия по установлению и обеспечению соблюдения «ре­жимных правил».

Этот субъект использует предоставленные ему полномочия в качестве инструмента, поддерживающего режимные требования и гарантирующего их устойчивость в случае различных отклонений социальной среды. На органы государственного управления возла­гается обязанность по применению системы мер защиты и выбору оптимальных юридических средств для поддержания заданных па­раметров; они контролируют процесс реализации прав и обязанно­стей других участников, связанных с объектом режима, и «поправ­ляют» его в случае несоответствия с нормативно-установленным.

По критерию юридических свойств чрезвычайные правовые режимы относятся к экст­раординарным. Последние вводятся в случае возникновения экстраорди­нарных ситуаций, дающих право органам государственной власти на применение чрезвычайных мер для нормализации обстановки и вос­становления правопорядка.

Экстраординарные режимы – это чрезвычайные (особые) правовые режимы жизнедеятельности населения, осуществления хо­зяйственной деятельности и функционирования органов государст­венной власти и органов местного самоуправления на территории, где возникла экстраординарная ситуация.

Используемые ими правовые средства содержат дополни­тельные правовые запреты, ограничения и обязывания для граждан, организаций и нижестоящих государственных органов и дополнительные властные полномочия, в том числе дискреционного характера, для органов государственной власти, осуществляющих «режимное управление».

Диссертантом предлагается рассматривать чрезвычайные режимы в неразрывной связи с чрезвычайными условиями, их порождающими. При этом в качестве условия введения чрезвычайного режима правового регулирования следует рассматривать юридический факт объявления чрезвычайного положения. Данный факт может иметь форму законодательного, либо административного волеустановления. В первом случае порядок объявления чрезвычайного положения регламентируется действующей Конституцией России (ст. 87, 88) и соответствующими федеральными законами. Во втором случае «перевод» субъекта в состояние деятельности в чрезвычайном режиме осуществляется посредством отдания приказа (распоряжения) командира (вышестоящего начальника) о выполнении боевой (служебной) задачи, связанной с осуществлением чрезвычайных правомочий. К примеру, военнослужащие ВВ МВД России осуществляют экстраординарное правовое регулирование как в условиях чрезвычайных правовых режимов, введенных законодательным путем (участие в проведении контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе), так и в условиях социальной стабильности, когда применение экстремальных мер правового воздействия носит юридически допустимый характер и осуществляется в соответствии с действующим законодательством и отданными приказами командиров и вышестоящих начальников (выполнение боевых задач по охране и обороне объектов, вверенных часовому).

При введении чрезвычайных режимов важно соблю­дать принцип адекватного реагирования, призванный предотвра­тить чрезмерное вмешательство государственных органов в правовой статус субъекта.

Далее в работе уделяется внимание определению места института чрезвычайного режима в механизме правового регулирования. Отмечается, что действие чрезвычайного режима правового регулирования основано на императивном методе юридического воздействия. Этот метод включает в себя различные правовые средства регулирования, при помощи которых устанавливается неравное правовое положение субъектов правоотношений, то есть правовой статус участников правоотношений являются соподчиненным. Таким образом осуществляется управляющее воздействие главенствующего субъекта над подчиненным субъектом, в результате такой исполнительно-распорядительной деятельности государства возникают регулятивно-охранительные правоотношения, в рамках которых у подчиненных субъектов возникают дополнительные обязанности, а их права и законные интересы могут подвергаться ограничениям, что позволяет говорить о чрезвычайном режиме правового регулирования как о режиме легального (узаконенного) применения «права злоупотребления». Диссертант акцентирует внимание на том, что применение государством «права злоупотребления» в отношении граждан, находящихся в сфере действия чрезвычайных режимов правового регулирования, предполагает ограничение их субъективных прав и законных интересов. Однако такие ограничения, не являясь мерами юридической ответственности, направлены, прежде всего, на восстановление социальной стабильности и в подобном понимании выступают в качестве юридических гарантов законности и правопорядка.

Вторая глава «Теоретико-прикладные аспекты правового регулирования в условиях чрезвычайных режимов (на примере ВВ МВД России)» - содержит следующие параграфы: «Материально-правовые основы деятельности ВВ МВД России в условиях чрезвычайных правовых режимов» (§ 1); «Особенности правоотношений в сфере деятельности внутренних войск в условиях режима чрезвычайного положения» (§2); «Политико-правовые основания участия внутренних войск в обеспечении правопорядка в условиях режима контртеррористической операции» (§3).

Приступая к анализу материально-правовых оснований деятельности ВВ МВД России в условиях режима чрезвычайного положения, диссертант отмечает, что при помощи механизма правового регулирования происходит «внедрение» в систему социального управления специально-юридических средств организации поведения участников общественных отношений. Основной задачей применения этих средств является стимулирование конструктивной активности субъектов социально-правовых отношений, а также недопущение и блокирование деструктивных форм юридически значимого поведения.

Нормативной (материальной) базой установления и осуществления чрезвычайного режима правового регулирования является чрезвычайное законодательство. В современной отечественной юридической литературе чрезвычайное законодательство определяется как «составная часть системы действующего законодательства государства, основывающаяся на соответствии нормам международного права, вступающая в юридическую силу на определённый срок при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени, предусматривающая ограничение конституционных прав и свобод определённого вида субъектов права».7

Принимая данное определение за основу, соискатель, вместе с тем, считает необходимым внести в него определенные корректировки. В частности, отмечается, что словосочетанием «мирное или военное время» фактически охватываются все возможные варианты оценки состояния времени жизни государства. Поэтому наличие в определении чрезвычайного законодательства такой характеристики позволяет лишь сделать вывод о возможности выделения некоторых видов чрезвычайного законодательства по одному из многочисленных квалификационных оснований (в данном случае – времени его действия), но не выделяет каких – либо существенных, свойственных только ему. Аналогично можно охарактеризовать и ситуацию с указанием в определении такого признака, как «основывающийся на соответствии нормам международного права». Поскольку Конституцией РФ установлен приоритет общепризнанных принципов и норм международного права для всех без исключения издаваемых на территории нашего государства нормативно-правовых актов, то не имеет смысла выделять данный признак в качестве специфической черты собственно чрезвычайного законодательства.

К неточности юридического описания одного из признаков анализируемого определения следует отнести также термин «вступающие в юридическую силу» (на определённый срок). Данный термин предполагает смешение формально-юридического и функционального пониманий действия (юридической силы) законодательного акта. В формальном смысле акт приобретает юридическую силу либо на десятый день с момента опубликования в «Российской газете», либо с момента, предусмотренного в самом нормативном тексте. Что же касается функциональной характеристики, то акт считается действующим тогда, когда выступает в качестве средства регулятивно-охранительного воздействия, применяемого в конкретной правовой ситуации. Таким образом, более точным является термин «предусмотренные к применению».

На основании проведенного сравнительного анализа понимания феномена «чрезвычайное законодательство» диссертантом формулируется авторская дефиниция. Чрезвычайное законодательство – это часть национальной законодательной системы, включающая совокупность нормативных правовых актов (законов и актов подзаконного характера), принимаемых в порядке особой процедуры компетентными органами государства и применяемых в условиях чрезвычайных ситуаций.

Систему чрезвычайного законодательства образуют нормативные акты, разрабатываемые и принимаемые в условиях стабильной ситуации и функционально относимые к актам «страховочного нормотворчества», а также нормативные акты, принимаемые в условиях объявленного (либо фактически существующего) чрезвычайного положения.

К актам «страховочного нормотворчества» следует отнести федеральные и региональные акты общей юрисдикции, распространяющие свое воздействие на всех субъектов чрезвычайных режимов правового регулирования независимо от их функциональной компетенции8, а также акты ведомственного и межведомственного нормотворчества, адресованные представителям конкретных государственных структур и подразделений9.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»