WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

В основу организации этих областей были положены широкие хозяйственные и торговые связи, т. е. экономический принцип. Области выступили против ряда ме­роприятий центрального правительства, требуя полной самостоятельности в делах кооперации, денационализации железных дорог и т. д., призывали к скорейшему созыву партийного съезда для обсуждения политики советских центров. Такого рода действия областей вызвали неоднозначную реакцию в центральных эшелонах власти. Большинство партийных лидеров опасались этой тенденции, направленной на рассредоточение власти, и поэтому выступали с позиций давления в отношении областей, стараясь подчинить их действия воле центральных органов власти. В дальнейшем пол предлогом ликвидации параллельности в работе и присвоения функций вышестоящих органов началась кампания по прекращению деятельности областных Советов, стоящих во главе областей.

Заместитель председателя комиссии М.Н. Покровский выдвинул предложение в сталинском тезисе: «Совдепы областей, отличающихся особым бытом и нацио­нальным составом, объединяются в автономные областные союзы...» - соедини­тельный союз «и» заменить на разделительный союз «или». Тем самым, он поста­вил знак равенства между областью территориально-хозяйственной и областью национальной. Он считал целесообразным совместить национально-территориальный и экономический принцип построения федерации. По сути дела М.Н. Покровский представил в комиссию своего рода компромиссный вариант ре­шения вопроса.

А.А. Шрейдер считал возможным объявить членами федерации существовав­шие губернии, уезды и волости. Это предложение шло в русле программных поло­жений партии левых эсеров, отстаивавших широкие права местных органов власти. У А.А. Шрейдера федерация фактически рассматривается как эквивалент децентра­лизации.

Приведенные выше проекты и мнения показывают, насколько остро в Консти­туционной комиссии ВЦИК обсуждались вопросы создания новой национальной государственности. Большинством голосов комиссия взяла за основу сталинский проект федерации - на базе автономных областных союзов. Но это была еще да­леко не последняя точка в разрешении проблемы. Главные идейные столкновения шли в партийных кругах.

Вторая Программа РКП (б) стала в этом отношении результатом определенного компромисса. Раздел «В области национальных отношений» не содержал ни ло­зунга о праве наций на самоопределение, ни лозунга о самоопределении трудящи х-ся масс каждой национальности. Признавая «полное равенство наций», Программа провозглашала «право на государственное отделение», признавая его при этом лишь «за колониями и неравноправными нациями». «Федеративное объединение государств, организованное по советскому типу», рассматривалось в первую оче­редь как «одна из переходных форм на пути к полному единству».

Подобные колебания отразились в любопытном факте. В то время, как в аббре-

23

виатуре РСФСР содержалось понятие федерации, и оно фигурировало в начальных главах Конституции, где рассматривались общие принципы, в основной части Кон­ституции его не было. Размеры и структура федерации не были определены. Вопрос об особом федеральном механизме, в отличие от вопроса о разделении функций между центральными и местными органами власти, не был отражен.

Таким образом, первые годы Советской власти характеризовались активным поиском форм национальной государственности народов. Позитивным в нем были попытки апробировать разные варианты этой государственности, которые должны были учитывать национально-этнографическую и социально-экономическую спе­цифику того или иного региона. Наряду с национально-территориальным принци­пом создания государственности, ставился вопрос о сугубо территориальном при н-ципе. Существовали мнения (они были и у В.И. Ленина) о дополнении националь­но-территориальной автономии - культурно-национальной. Словом, речь шла о том, чтобы как-то отойти от жесткой унификации, единого централистского шаб­лона в развитии национальной государственности.

Однако, к сожалению, события пошли по иному руслу. В столкновении между идеологическими приоритетами и реальными интересами народов первые, в конеч­ном счете, всегда побеждали. Власть партии могла утвердиться только в опреде­ленных рамках, партийное единство требовало единства государственного, и пар­тийные органы стремились искусственно форсировать данный процесс, используя методы административного нажима. При партийных и государственных органах не было создано институтов научной этнологической экспертизы, окончательные ре­шения не предварялись опросами населения, референдумами, многое делалось не­профессионально, практиковались произвольные решения, игнорирующие объек­тивно существующие условия и закономерности. Все это привело к затушевыванию и искусственному сдерживанию национальных процессов. И, как показало время, при малейшей дестабилизации обстановки в стране эти процессы обострялись, неся с собой массу сложных и нерешенных проблем.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы иссле­дования.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публи­кациях автора:

1. Проблемы обеспечения прав человека в России в периоды радикальных из­менений политической системы общества // Право. Свобода. Личность. Сборник статей. - Архангельск: Поморский государственный университет, 200!. - С. 181-183. (0,2 п.л.).

2. Разработка и принятие Конституции РСФСР 1918 года: историко-правовой анализ опыта создания советской государственности. - Архангельск: Поморский государственный университет, 2002. (4,8 п.л.).

3. Поиск новой формы национально-государственного единства России в пери­од разработки первой советской Конституции 1918 года // Актуальные проблемы правовой чауки. Межвузовский сборник научных трудов. - Выпуск 3. - Архан­гельск: Поморский государственный университет, 2003.- С. 34-44. (0,6 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»