WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.; в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники; г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; д) служащие и агенты бывшей поли­ции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царство­вавшего в России дома; е) лица, признанные в установленном порядке душевно­больными или умалишенными, а равно лица, состоявшие под опекой; ж) лица, осу­жденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

Конституция закрепила практику многостепенных выборов. Непосредственно на собраниях избирателей выбирались только городские и сельские Советы. Выше­стоящие органы - их съезды формировались путем непрямых выборов. При этом обеспечивалось преимущество рабочим: в процентном отношении они избирали больше представителей в Советы, чем крестьяне.

Конституция РСФСР 1918 года не определяла способа голосования. Но, как правило, на практике выборы Советов проводились путем открытого голосования, и инструкции о выборах в Советы констатировали, что «выборы производятся от­крытым голосованием». Главная причина, которой большевики обусловливали не­обходимость открытого голосования, заключалась в том, что представители сверг­нутых классов, хотя и лишенные избирательных прав, могли использовать обста­новку тайных выборов для проведения антисоветской агитации при помощи колеб­лющихся элементов в среде крестьянства.

Если вести речь об организации самих выборов, то, как видно, например, из Инструкции за 1918 год по выборам в Советы Саратовской губернии, для их прове­дения создавались избирательные комиссии из лиц, «кои всей своей общественной деятельностью явно показали, что они твердо стоят на платформе Советской власти». Тщательно подбирались списки лишенных права голоса. Аресту и суду подлежали «все замеченные в злостной агитации против Советской власти».

Конституция РСФСР 1918 г. целостным образом не регулировала организаци­онные принципы представительства, т.е. принципы группировки избирателей по избирательным единицам для выборов депутатов в городские и сельские Советы.

Принцип представительства производственных коллективов имел ключевое значение, но не был единственным. Применялся он главным образом для выборов городских Советов, причем согласно первым избирательным инструкциям ВЦИК избирательные собрания должны были проводиться по предприятиям, учрежден и-ям, организациям. В сельской местности преобладал территориальный принцип представительства: избирательные собрания проводились по селам, деревням и т.п., т.е. по реальным обшностям жителей.

Наряду с этим в составе уездных и губернских съездов Советов были представ­лены избирательные единицы, законодательно вообще не предусмотренные: на всех губернских съездах имелось представительство от губ исполкомов, партийных комитетов, организаций РЛКСМ и др., а на уездных съездах, кроме того, встреча­лось представительство от отделов уездных исполнительных комитетов, ячеек от-

19

дельных учреждений, избирательных комиссий, отдельных фабрик и, наконец, да­же отдельных должностных лиц, как-то: заведующего административным отделом, уполномоченного губотдела ГПУ и т.п.

Конституция РСФСР 1918г. подчиняла депутата тем, кто его избрал. Установ­ленная ею модель народного представительства не была идеальной и подвергалась немалым искажениям на практике, не в последнюю очередь вследствие низкого культурного уровня народных масс. Но в своей основе она была адекватна коллек­тивистскому характеру общества.

В третьем параграфе «Права человека: утверждение и реализация прин­ципов «революционной целесообразности» и «революционной законности» дана характеристика и особенности правового статуса личности, закрепленного Конституцией РСФСР 1918 года и иными актами конституционного содержания и значения.

При разработке в Конституционной комиссии ВЦИК вопроса о правах челове­ка произошло столкновение двух совершенно противоположных тенденций.

С одной стороны, стремление как можно более полно обеспечить права челове­ка в России. С другой стороны, проводником и гарантом этих прав была выдвинута диктатура пролетариата как класса, что ограничивало значительную часть населе­ния в правах.

В.И. Ленин отмечал, обращаясь к вопросу о правах человека в Советской Рес­публике. что «центр тяжести передвигается от формального признания свобод (как было при буржуазном парламентаризме) к фактическому обеспечению пользования свободами со стороны трудящихся, свергающих эксплуататоров». Эта концепция легла в основу Конституции.

Первая советская Конституция достаточно своеобразно закрепляла конститу­ционные права и свободы граждан. Во-первых, они носили ярко выраженный клас­совый характер и предоставлялись только трудящимся. Конституция устанавливала принцип: Советская республика «лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической революции». Тем самым открывался простор для лишения политических прав всех в чем-либо несо­гласных с режимом. Не случайно в Основном Законе нет таких понятий, как непри­косновенность личности, имущества, жилища, право граждан на защиту от госу­дарства, - это вытекало из убеждения, что интересы рабочих и крестьян совпадают с интересами «рабоче-крестьянского государства». Лишение и ограничение прав некоторых слоев населения большевики оправдывали чрезвычайными условиями революции и гражданской войны.

Во-вторых, Конституция закрепляла те права и свободы, которые должны обеспечиваться советским государством:

- свобода выражения своих мнений, для чего рабочему классу и крестьянской бедноте предоставляются все технические и материальные средства для издания всех видов печати и свободного их распространения;

- свобода собраний, митингов, шествий, для чего трудящимся предоставляются пригодные помещения;

- свобода союзов, для чего рабочим и беднейшим крестьянам оказывается вся­ческое материальное и иное содействие;

" доступ к знаниями, для чего ставится задачей предоставить трудящимся пол-

20

ное, всестороннее и бесплатное образование (остальные слои населения должны были учиться за свой счет);

- действительная свобода совести, для чего церковь отделяется от государства и школа - от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды призна­ется за всеми гражданами;

- равные права всех граждан независимо от расовой и национальной принад­лежности, недопустимость угнетения национальных меньшинств или ограничения их равноправия.

Трудовые и социально-экономические права граждан в Конституции РСФСР 1918 г. не нашли своего закрепления, но они были подробно отражены в отрасле­вом законодательстве того времени.

В Конституции нет понятий «права человека» и «права гражданина», вместо них - «права трудящегося и эксплуатируемого народа». Права отдельного человека не выделялись, они лишь косвенно просматривались сквозь призму его классовой принадлежности.

Большевики выступали продолжателями марксистской концепции прав чело­века, которая в целом имела прогрессивный характер. Смысл ее состоит, по мне­нию Ф.М. Рудинского, в том, что «ценность человеческой личности не абсолютна и человек обладает достоинством лишь в той мере, в какой он выступает как предста­витель определенной группы». Создатели первой Конституции не намеревались увековечивать жесткие принципы «революционной целесообразности» и «револю­ционной законности». Эти принципы оправдывали себя, по мнению большевиков, в годы гражданской войны, когда шло укрепление новой власти. В дальнейшем они приходят к выводу о необходимости пересмотра своих позиций по вопросу прав человека.

В четвертом параграфе «Поиск новой формы национально-государственного устройства России» дан анализ основных проблем националь­но-государственного строительства, проявившихся сразу после Октябрьской рево­люции и вызвавших бурные дискуссии в период разработки Конституции 1918 г.

Большевики пришли к Октябрю 1917 г., имея на вооружении разработанную в предшествующие годы программу разрешения национального вопроса. Однако, придя к власти, большевики развернули поиски новых подходов и путей к решению многочисленных, как старых, так и возникших в ходе революции, национальных проблем. Тем более, что положение на национальных окраинах быстро менялось -усиливалась классовая поляризация населения, активизировались сепаратистские националистические настроения.

В научной литературе выделяется несколько основных направлений развития программных установок большевиков по национальному вопросу:

1) конкретизация требования о праве наций на самоопределение с учетом воз­можности и целесообразности образования освобожденными народами различных форм национальной государственности;

2) развитие взглядов на формы и сущность федерации, имея в виду oi требова­ния унитарной демократической республики к строительству многонационального государства союзного, федеративного типа в единстве с различными формами на­циональной автономии;

3) выдвижение и обоснование требования дополнить провозглашенное рев.о-

21

люцией равенство наций политикой ликвидации фактического неравенства отстав­ших в своем развитии народов.

Современный кризис межнациональных отношений породил массу скоропали­тельных утверждений и выводов. На страницах печати распространено мнение, что нынешние проблемы в межнациональных отношениях - это следствие реализации безответственного и демагогического большевистского лозунга о праве наций на самоопределение. Но такого рода слова упираются в слабое знание документаль­ных материалов, так как, во-первых, выдвижение и формулировка данного лозунга отнюдь не большевистское изобретение. Немецкие социал-демократы выдвинули этот лозунг задолго до большевиков. Сами большевики, наоборот, в трактовку пра­ва наций на самоопределение вносили много своеобразного, ограничивающего его толкование и применение. Они были наиболее яркими носителями идей централиз­ма. Во-вторых, национальное самоопределение стало в первой четверти XX в. ве­дущим в осознании смысла и перспектив развития мира. Это было время скрупу­лезного воссоздания национальных границ в рамках Версальского мира, закреп­лявшего крах последних многонациональных империй в Западной Европе. Потен­циальные очаги межнациональных конфликтов оставались там, где процессы раз­межевания и национального самоопределения были загнаны внутрь и искусственно заторможены. В-третьих, взгляды большевиков по национальному вопросу не были статичны. Они не только развивались и уточнялись, исходя из реальной ситуации, но, вместе с тем, содержали и ряд трезвых, прогностических решений, к сожале­нию, отвергнутых сложившимся партийным большинством.

В период работы Комиссии ВЦИК по подготовке проекта Конституции РСФСР, среди ее членов выявились совершенно разные мнения о сущности, прин­ципах и формах федерации.

И.В. Сталин в своем проекте, исходя из программных положений партии, сформулировал принцип построения РСФСР следующим образом: «Совдепы об­ластей, отличающихся особым бытом и национальным составом, объединяются в автономные областные союзы... Областные советские союзы объединяются на на­чалах федерации в Российскую социалистическую республику». Таким образом, И.В. Сталин предлагал создать федерацию на базе «автономных областных сою­зов» и в основу положить национально-территориальный принцип.

М.А. Рейснер отстаивал другую позицию. Он считал, что федерация должна строиться не по национальному, а по экономическому принципу. Ее членами долж­ны быть не национальные государственные объединения, а чисто хозяйственные единицы. Из всех экономических организаций М.А- Рейснер отдавал предпочтение коммунам, под которыми он понимал те или иные хозяйственные единицы, кото­рые неизбежно обладали какой-то территорией. Прообразом своих коммун он счи­тал уже существовавшие Кронштадскую и Петроградскую коммуны. На основе своих соображений М.А. Рейснер предложил своеобразную схему: «коммуна как федерация социально-экономических организаций, провинция как федерация ком­мун», далее «провинциальные федерации составляют областные республики, кото­рые образуют союз под названием РСФСР».

М.И. Лацис, комиссар отдела местного управления НКВД, предлагал просто определить федерацию как областную. Это был взгляд, отражавший одну из тен­денций советской организации в первые послеоктябрьские месяцы.

22

К весне 1918 г. сложилось несколько областных образований. Так, самое круп­ное из них - Московская область имела в своем составе 14 губерний: Московскую, Владимирскую, Воронежскую, Курскую, Калужскую, Костромскую, Нижегород­скую, Орловскую, Рязанскую, Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую. Были созданы также Уральская, Западная, Северная и др. области.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»