WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Декларация была принята ВЦИКом и поэтому имела силу закона. В виде фак­тического ультиматума она была представлена на утверждение в Учредительное Собрание. Декларация четко определяла значение Учредительного Собрания как одного из учреждений российского государства, и только при безусловном призна­нии полновластия Советов Учредительное Собрание получало «право на существо­вание», да и то в очень узких рамках. Декларация была отвергнута большинством делегатов Учредительного Собрания. И уже через несколько часов ВЦИК принял декрет о роспуске Всероссийского Учредительного Собрания.

В итоге, моделью государства стало государство-коммуна, совмещающее в од­ном органе функции законодательной и исполнительной властей: депутаты сами принимают законы, сами организуют и контролируют их исполнение, сами отвеча­ют за них перед своими избирателями. Единство власти - вот основной конститу­ционный принцип, которому было отдано предпочтение. В соответствии с ним го­сударственная власть по своей сущности и форме ~ едина и неделима. Этот прин­цип (его назвали «полновластие Советов») являлся основой подчинения исполни­тельного аппарата представительным органам власти и означал верховенство Сове­тов всех уровней, их право отменять решения, принятые подчиненными им испол­нительными органами.

Во втором параграфе «Правовой нигилизм в массовом сознании и его со­циальные корни» проведен анализ правового сознания народных масс в рассмат­риваемый период, выявлены причины его деформации.

Основной формой деформации правосознания в изучаемый период был право­вой нигилизм, который выражался в следующих основных установках:

- право считалось неполноценной и даже ущербной формой регулирования со­циальной жизни; в нем видели отживающий институт, лишь на время и лишь в силу необходимости заимствованный у прежних эксплуататорских обществ;

- отрицался гуманистический смысл правовой нормы; ее непременная (если не прямая, то косвенная) отнесенность к задаче защиты личной независимости: граж­данской, трудовой, имущественной, вероисповедной, творческой - объявлялась чем-то несущественным;

- широкое распространение получил социальный и политический патернализм, то есть понимание государственной власти как «родной и отеческой», призванной осуществлять авторитарное, а если потребуется, то и принудительное (ни на какое право не оглядывающееся) попечение о трудящейся массе.

Правовой нигилизм, вероятно, вообще не появился бы на свет, если бы не де­классированно трудящегося населения России, продолжавшееся в течение ряд предшествующих лет.

Основными актами этого цивилизационно-разрушительного процесса явились мировая война 1914-1918 гг., разруха и начавшаяся гражданская война.

С проблемой правового нигилизма, в различных ее ипостасях, столкнулись и разработчики первой советской Конституции.

В третьем параграфе «Государственно-правовая необходимость принятии Конституции РСФСР 1918 года» рассмотрены причины обусловившие необхо­димость создания первой советской Конституции, состав участников этого консти­туционного процесса, выявлены проблемы, вызвавшие наиболее острые споры.

Становление конституционного законодательства проходило в сложных вну т-

15

риполитических условиях развала старого государственного механизма и попыток создания нового. Положение осложнялось затянувшимся кризисом экономики и напряженной внешней обстановкой.

Особенностью раннего советского законодательства было наличие значитель­ного числа актов конституционного характера. Важнейший из них, - «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», утвержденная на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г., по сути дела, выполняла роль малого Конституци­онного закона в период разработки Конституции в полном объеме. Она в обобщен­ной форме закрепила основы общественного и государственного устройства Совет­ской России, официально провозгласила Россию Республикой Советов и федераци­ей советских национальных республик на основе свободного союза свободных на­ций. Государство стало называться РСФСР. «Декларация прав трудящегося и экс­плуатируемого народа» заложила традицию отечественного конституционализма, согласно которой Основной Закон носил политико-правовой программный харак­тер, т.е. включал в себя положения, определявшие программу развития общества, его цели и задачи на определенный период.

Вместе с укреплением советской власти в стране все более ощущалась потреб­ность в стабильном законодательстве, упорядочивавшем весь процесс революцион­ного законотворчества, закреплявшем и определявшем полномочия и соподчинен-ность различных государственных органов, обеспечивавшем гарантии хотя бы час­ти провозглашенных прав и свобод граждан.

Первые советские декреты закрепили принцип полновластия Советов, но не ус­тановили норм, регламентирующих порядок и компетенцию местных Советов, их исполнительных органов. Не были четко определены сущность и форма государст­ва, конституционные права и свободы граждан, порядок реализации населением избирательного права, а также оставались без решения многие другие вопросы, которые традиционно входят в содержание основного закона государства - Консти­туцию.

Решение о необходимости создания Конституции было принято на III Всерос­сийском съезде Советов в январе 1918 г. Практически сразу работа по выработке основных положений Конституции началась в Наркомате юстиции. Несколько позднее этой проблемой занялись в Наркомате внутренних дел, ведавшем тогда вопросами местного управления. Кроме того, к вопросу разработки основных кон­ституционных начал обратились некоторые ученые и юристы.

В начале апреля 1918 г. была создана Конституционная комиссия ВЦИК под председательством Я.М. Свердлова. В состав Конституционной комиссии ВЦИК вошли большевики, левые эсеры и эсеры-максималисты. Большевиков в комис­сии было подавляющее большинство, но у них не было единства взглядов.

Споры, которыми сопровождалось составление первой советской Конституции, шли, главным образам, по трем основным направлениям. Во-первых, по вопросу о широте гарантируемых прав и свобод трудящихся, свидетельствующему о степени демократичности общества. Во-вторых, по' вопросу о власти, т. е. определению полномочий местных Советов и полномочий центральных органов, между теми, кто хотел рассредоточения власти и развития инициативы местных властей, и теми, кто хотел концентрации власти и установления системы подчинения единому цен­тру. В-третьих, по вопросу о новой форме государственного единства, межл\ теми,

16

кто добивался федерализма действенного, и теми, кто под любым прикрытием стремился установить «единую и неделимую» республику.

Глава 2. Разработка и правовое закрепление основ нового общественного и государственного строя.

В первом параграфе «Конституционное оформление механизмов власти:

замыслы и реальность» рассмотрены проблемы взаимоотношений центральных и местных органов советской власти, дана характеристика их статуса, закрепленного Конституцией 1918 г.

Наиболее острым при выработке Конституции РСФСР 1918 г. был вопрос о власти. Особенность советской структуры власти состояла в том, что она строилась вокруг Советов, которые уже обрели форму и определенную степень организован­ности, прежде чем стали конституционными органами государственной власти.

Еще в октябре 1917 г. некоторые большевики заметили опасную тенденцию, проявившуюся в том, что стихийность движения, создавшая Советы по всей стране, зачастую означала, что их независимые действия не регулируются, не координиру­ются и разрушительны с точки зрения планомерного, нормального управления-

Правительство постепенно пришло к выводу, что никакие антикризисные эко­номические меры невозможны до тех пор, пока «каждая губерния представляет собой самостоятельную советскую республику». Только сильная централ ьная власть была в состоянии обеспечить восстановление разорванных экономических связей, налаживание организованных контактов с деревней, нормализацию финан­совой системы страны, наведение порядка и дисциплины. Только сильная цен­тральная власть могла приостановить «вспышку индивидуального и группового эгоизма», выразившегося в мешочничестве, обуздать анархию, царившую на рынке, создать правовую основу его государственного регулирования. Только твердая власть могла прекратить продолжавшиеся повсеместно захват и реквизи­цию общегосударственных продовольственных запасов, а также грузов, направляе­мых в адреса голодающих губерний.

В таких чрезвычайных условиях проводила свою работу Конституционная к о-миссин ВЦИК. Ее председатель Я.М. Свердлов отмечал, что «необходимо опреде­лить точно компетенцию и сферу деятельности местных, областных и центральных властей».

Принципиальные идейные столкновения происходили не только на заседаниях Конституционной комиссии, в партийных кругах эта проблема также вышла на первый план. Фактически эта была борьба между сторонниками широкого местного самоуправления и развития законодательной инициативы местных властей и ст о-ронниками концентрации власти и подчинения единому центру.

Первую позицию отстаивали левые эсеры и некоторые большевики, выражая традиционные партийные установки, которые не всегда отвечали конкретно взятым условиям и сложившейся чрезвычайной ситуации.

Вторую позицию отстаивали большевики, которые реально столкнулись с про­блемами управления и регулирования в советском строительстве. В этой связи сле­дует отметить работу Народного комиссариата внутренних дел, занимавшегося обобщением и систематизацией опыта местных Советов. Именно там была впервые замечена тенденция вмешательства местных Советов в дела вышестоящих органов государственной власти. Для нормализации положения было подготовлено и изда-

17

но несколько законодательных актов. Однако, со временем становилось все более очевидно, что отдельными декретами этот вопрос решить нельзя. Требовалось об­щее урегулирование правового статуса местных Советов, что можно было сделать только в конституционном порядке.

Существенное противоречие в формулировках статей 10 и 12 текста принятой Конституции отразило остроту спора. Согласно первой из них; «Вся власть в пре­делах Российской Социалистической Федеративной Советской Республики при­надлежит &сему рабочему населению страны, объединенному в городских и сель­ских Советах», согласно второй: «Верховная власть в Российской Социалистиче­ской Федеративной Советской Республике принадлежит Всероссийскому Цен­тральному Исполнительному Комитету». По сути дела это было противоречие ме­жду источником власти снизу и осуществлением власти сверху.

Конситтуция 1918 г. значительно усиливала центральную власть. Длинный подробный перечень из 17 «вопросов общегосударственного значения» (ст.49), от­носящихся к компетенции Всероссийского съезда Советов и ВЦИКа, был составлен так, что носил скорее иллюстративный, нежели исчерпывающий характер, а за ним следовала статья, ставившая все на свои места, что «сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполни­тельного Комитета подлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению» (ст.50). Такого рода формулировка давала неограниченные полномо­чия и возможности центральным органам власти.

Четко было закреплено место местных Советов в конституционной структуре. С одной стороны, они были формально первичными единицами власти и основой для избрания в несколько промежуточных этапов делегатов высшего органа госу­дарства - Всероссийского съезда Советов. С другой стороны. Советы были органа­ми местного управления и пользовались некоторой самостоятельностью, но, в ко­нечном счете, подлежали контролю центральных правительственных органов через те же промежуточные уровни власти.

Во втором параграфе «Избирательное право и избирательная система по Конституции РСФСР 1918 года» выявлены характерные черты проведения изби­рательных кампаний в первые месяцы и годы Советской власти, дан анализ соот­ветствующих норм Основного Закона.

В Конституции РСФСР 1918 г. отдельным разделом "Активное и пассивное из­бирательное право" включены нормы, регламентирующие право граждан избирать и быть избранными, порядок проведения выборов в органы власти. Статьи, касаю­щиеся избирательной системы содержатся и в других разделах Основного Закона. Все это подчеркивает важность данного вопроса и то значение, которое придавали ему большевики.

Характерно, что именно Конституция РСФСР 1918 г. впервые предоставила избирательные права гражданам с 18 лет, причем местным Советам было разреше­но с утверждения центральной власти понижать эту возрастную норму.

По Конституции РСФСР 1918 г. круг избирателей и избираемых охватывал всех трудящихся. Примечательно также прямое наделение избирательными права­ми военнослужащих; для советского конституционного права это стало традицией, которая была прямой противоположностью многим зарубежным конституциям то­го времени, стремившимся держать армию «вне политики».

18

Конституция РСФСР 1918г. лишала 7 категорий лиц избирательных прав даже в случае, если эти лица принадлежали к одной из трех категорий, которым эти пра­ва были предоставлены. «Лишенцами» были: а) лица, прибегавшие к наемному труду с целью извлечения прибыли; б) лица, жившие на нетрудовой доход, как-то:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»