WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В современной юридической науке признается, что Российская Федерация, входящая в категорию публично-правовых образований, является собственником своего имущества и участвует в гражданских правоотношениях наравне с другими субъектами гражданского права. На наш взгляд, положение о равенстве государства с иными участниками имущественных отношений носит несколько декларативный характер, так как само положение государства откладывает несомненный отпечаток на правовой режим его участия в гражданском обороте. Природа государства такова, что в любой ситуации оно прямо или косвенно пытается закрепить за собой различные привилегии и преимущества, пренебрегая частноправовым характером регулируемых отношений, оно оставляет за собой возможность устанавливать для себя особые правила и применять их на практике так, как ему это выгодно. Тем не менее к гражданско-правовому статусу государства применяются нормы, определяющие участие в гражданском обороте юридических лиц, если иное прямо не вытекает из закона или особенностей данного субъекта. Участие государства в гражданских правоотношениях наравне с другими субъектами является одним из основополагающих частноправовых принципов, определяющих гражданско-правовой статус государства.

Анализ научных взглядов на проблематику участия государства в гражданских правоотношениях позволил выделить следующие особенности: а) государство само определяет собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы (А. С. Левчук); б) государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а для наиболее эффективного отправления публичной власти в целях, провозглашенных его основным законом (П. П. Виткявичус); в) государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться все остальные субъекты гражданского права (Ю. К. Толстой); г) государство пользуется иммунитетом во внешнеэкономической деятельности, т. е. неподсудностью в отношениях с иностранными субъектами права (М. И. Брагинский). Таким образом, по мнению автора, государство отличается от других субъектов гражданского права прежде всего тем, что обладает властными полномочиями.

На основе синтеза научных точек зрения автор уточняет особенности гражданской правоспособности Российского государства, выделяя следующие:

1) правоспособность государства является специальной, исходящей из целей, для которых оно существует, а именно решение проблем общества в целом;

2) некоторые элементы гражданской правоспособности (например, государственная монополия на определенные виды деятельности и др.) могут принадлежать только государству;

3) отдельные элементы гражданской правоспособности, напротив, не могут принадлежать государству (например, заключение договора коммерческой концессии, выдача банковской гарантии и др.);

4) только Российская Федерация может изменять соотношение между способностью иметь гражданские права и способностью нести обязанности (например при эмиссии государственных займов);

5) границами гражданской правоспособности России служат ее функции, т. е. основные комплексные направления деятельности государства, выражающие сущность государства и его социальное назначение в обществе.

Автор отмечает, что на сегодняшний день довольно остро стоит проблема определения субъекта имущественной ответственности. Необходимо различать случаи, когда государственный орган действует от своего имени, а когда от имени государства. Такое разграничение имеет принципиальное значение, так как от решения данного вопроса зависит определение субъектного состава соответствующего правоотношения (является ли его стороной государство в целом либо только созданное им юридическое лицо).

Выделяются два вида имущественной ответственности государства: договорная и внедоговорная. Диссертант отмечает, что одним из наиболее сложных вопросов является определение надлежащего ответчика применительно к случаям участия государства в договорных отношениях. Цивилисты неоднократно пытались предложить свой вариант выхода из создавшейся ситуации, начиная от образования органа, который во всех случаях выступает от имени государства (О. Усков), и заканчивая законодательным закреплением возможности предъявления исков непосредственно к публично-правовым образованиям с обязанностью суда определять органы, которые будут действовать от их имени (О. Н. Алдошин). По мнению диссертанта, обе позиции не решат указанной проблемы, а только породят излишнюю путаницу, бюрократию и дублирование функций существующих государственных органов. Необходимо на законодательном уровне регламентировать, какие органы выступают от имени государства по искам о неисполнении или ненадлежащем исполнении государством своих договорных обязательств.

Внедоговорная ответственность государства выражается в принципе, закрепленном в ст. 53 Конституции РФ и предполагающим, что вред, причиненный лицу в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, в том числе издания акта, несоответствующего законодательству, подлежит возмещению из соответствующей казны. Автор отмечает, что наиболее острой в данной области является проблема возмещения вреда, причиненного военными действиями. Анализ научных взглядов показал, что среди правоведов нет единого мнения относительно природы такого вреда и условий его возмещения. В настоящее время вред, причиненный военными действиями, нередко возмещается не на основании норм гражданского права, а в рамках конституционно-правовых отношений, на основании ст. 2 Конституции РФ. Так, в ряде случаев без всяких исков возмещается в первоочередном порядке имущественный вред гражданам Чечни, нанесенный им военными действиями федеральных войск и массовыми нарушениями прав человека.

В четвертом параграфе «Роль и функции государства как субъекта уголовных правоотношений» уточняется содержание уголовно-правовых отношений, выявляются особенности участия государства в системе уголовно-правовых отношений.

Автор отмечает, что при определении особенностей участия государства в системе уголовно-правовых отношений проблемы начинаются практически с попытки описания самих уголовных правоотношений, поскольку различные юристы определяют их по-разному. В большинстве случаев признается, что рассматриваемые правоотношения возникают в связи с совершением преступления (общественно опасного деяния, предусмотренного УК РФ) между гражданами и государством в лице правоприменительных органов (Е. В. Благов, Л. А. Кругликов, П. Н. Панченко, А. А. Пионтковский). По мнению диссертанта, необходимо также включить в отношения, регулируемые уголовным правом, отношения, возникающие между государством и личностью по предупреждению преступлений. Фактически полномочия государства в сфере уголовных правоотношений охарактеризованы в ст. 2 УК РФ, в которой определяются задачи уголовного права России: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Таким образом, деятельность государства осуществляется по двум основным направлениям: предупреждение преступлений и применение мер воздействия к лицам, совершившим общественно опасное деяние.

Диссертант обращает внимание, что перечень прав Российской Федерации носит более широкий характер, нежели комплекс прав преступника. Это вполне объясняется спецификой уголовно-правового отношения, где государство применяет картельный метод регулирования. Вместе с тем права и обязанности субъектов уголовного правоотношения (государства и преступника) находятся в его содержании. Особенностью уголовного правоотношения также выступает то, что оно всегда является отношением между конкретными лицами.

Анализируя многообразие точек зрения на данную проблематику, автор отмечает, что ряд современных исследователей вообще исключают государство из определения уголовного правоотношения (С. В. Бажанов, Г. О. Петрова). Принимая во внимание ценность данного подхода, диссертант подчеркивает, что государство не может быть устранено из рассматриваемой сферы отношений полностью, поскольку именно оно устанавливает пределы и основания действия уголовного закона.

Таким образом, в сфере уголовно-правового регулирования государство выступает прежде всего как носитель публичной власти и субъект права, наделенный суверенным правомочием устанавливать права и обязанности всех прочих субъектов права, а также контролировать их соблюдение и карать за нарушение.

В пятом параграфе «Российская Федерация как субъект административно-правовых отношений» определяется понятие административных правоотношений, выявляются специфические признаки участия государства в административных правоотношениях, конкретизируется административная право- и дееспособность государства.

Рассматривая особенности участия государства в административно-правовых отношениях, диссертант подчеркивает, что они имеют много общего со спецификой государства как субъекта рассмотренных выше уголовно-правовых отношений. Различие состоит лишь в том, что в рамках административного права государство определяет деяния, признаваемые проступками (а не преступлениями), и устанавливает за их совершение административные взыскания (а не уголовные наказания).

В качестве специфического признака участия государства в административных правоотношениях автор называет то обстоятельство, что основными их участниками являются государственные органы и индивидуальные субъекты права (например, граждане Российской Федерации, иностранные граждане и граждане без гражданства). Государство, субъекты Федерации, государственные и негосударственные организации при таком подходе могут рассматриваться лишь в качестве субъектов административного права (но не правоотношений). В этой роли все они являются носителями административной правоспособности, однако непосредственно в конкретных административно-правовых отношениях они не участвуют.

Диссертант отмечает, что при определении административно-правового статуса большинство ученых-административистов уделяют внимание лишь особенностям административно-правового статуса личности в рамках административного права (Д. Н. Бахрах). На практике проведение четких границ между административной право- и дееспособностью (как неотъемлемым свойством субъекта правоотношений) возможно далеко не всегда, например, правоспособность и дееспособность органов исполнительной власти наступают одновременно, т. е. с момента их образования и юридического закрепления их компетенции. Следовательно, с точки зрения теории административного права административная дееспособность государства (т. е. его способность участвовать в административных правоотношениях) приходится на долю представляющих его органов исполнительной власти или управления (в отличие от граждан, сочетающих в себе оба эти юридические качества).

Правоспособность государства в сфере административно-правовых отношений реализуется посредством деятельности государственной администрации: а) властная деятельность аппарата управления, исполнительно-распорядительных органов; б) внутриорганизационная деятельность руководителей иных государственных и муниципальных органов (премьер-министра, прокуроров, председателя суда); в) деятельность судей при рассмотрении ими мелких дел (о мелком хулиганстве, неповиновении и т. п.), предполагающих реализацию не судебной, а административной власти; г) деятельность иных формирований, осуществляющих административный контроль и надзор на основании предоставленных им государством полномочий.

В шестом параграфе «Российская Федерация как су бъект трудовых правоотношений» анализируются изменения в законодательстве относительно трудовых правоотношений на современном этапе, определяется специфика участия государства в трудовых правоотношениях.

Рассматривая особенности участия государства в трудовых правоотношениях, диссертант отмечает, что в отечественной и современной юридической литературе оно в качестве субъекта трудовых правоотношений, как правило, не фигурирует. Лишь иногда прослеживаются ссылки на косвенное участие государства в трудовых правоотношениях (А. А. Абрамова, Н. Г. Александров). Тем не менее, по мнению автора, отсутствие Российской Федерации в составе субъектов трудовых правоотношений означает лишь то, что государство может участвовать в них посредством своих органов.

Автор также отмечает, что государство в лице своих органов (министерств, служб и т. п.) может выступать в качестве непосредственного работодателя, если речь идет о поступлении гражданина на государственную гражданскую, правоохранительную или военную службу. Тем самым на Российскую Федерацию как на работодателя (а не только на конкретный государственный орган) возлагаются все обязательства по обеспечению условий контракта, государственных гарантий социального и пенсионного обеспечения служащего и т. п., определенные ТК РФ и иными нормативными правовыми актами, устанавливающими порядок прохождения данного конкретного вида государственной службы.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, отражающие теоретическую и практическую ценность исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Пинаева, О. В. (Криничева О. В.) Российская Федерация как субъект конституционно-правовых отношений / О. В. Пинаева // Вестн. Помор. ун-та. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2006. – № 7. –
    0,5 п. л.
  2. Пинаева, О. В. Основные подходы к исследованию правоотношений в современной юридической науке / О. В. Пинаева // Вестн. Помор. ун-та. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2008. – № 10. – 0,6 п. л.

Иные публикации

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»