WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

При всей важности выработки и установления юридических норм не менее важно, чтобы эти нормы действовали, находили воплощение в реальной жизни. Формой такого воплощения выступают права и обязанности реальных, индивидуально определенных участников правовых отношений. При возникновении правовых отношений юридические права и обязанности не подменяют экономическое, социальное или личностно-индивиду­альное содержание общественных отношений, а лишь оформляют строгие рамки, сроки, условия выполнения договора, семейного, административного или трудового отношения, условия реализации прав гражданина и т. п. В этом состоит значение права для охраны интересов сторон правоотношения, реальной защиты их судом или иным органом государства.

Субъективные обязанности участников правоотношений состоят в должном поведении, соответствующем субъективному праву. Это касается не только относительных, но и абсолютных правоотношений, где субъективному праву корреспондируют пассивные обязанности не нарушать права собственности, не препятствовать их осуществлению (как и осуществлению гражданами других прав).

Таким образом, правоотношение – охраняемый государством специфический вид общественных отношений, возникающий вследствие взаимодействия норм права с реальными (фактическими) общественными отношениями, носящий индивидуально-волевой характер, порождающий юридическую связь социального порядка для управомоченных и обязанных субъектов права.

Во втором параграфе «Проблемы выявления сущности, специфики правоотношений с участием государства» анализируется состояние исследованности категории «государство – субъект правоотношения» в отечественной юридической науке, рассматриваются основные научные позиции на его природу, понятие, содержание, юридический статус.

В юридической науке исторически сложилось множество подходов к изучению государства, его особенностей, сущности, правоспособности, ответственности. В качестве субъекта общественной власти выделялось само государство, а лица, осуществляющие ее, определялись как органы государственной власти (Н. И. Палиенко).

В советской юридической науке вопрос о государстве как участнике правоотношений носил неоднозначный характер. Это вполне объяснимо, поскольку государство – это уникальный, динамично развивающийся институт, опосредующий огромное число взаимосвязей между всеми участниками общественных отношений, сущность и признаки которого сложно зафиксировать в общепринятой дефиниции. Основные разногласия, существовавшие между учеными по поводу субъектов правоотношений, сводились главным образом к тому, что некоторые из них считали возможным причислять к таковым государство (С. С. Алексеев, С. Ф. Кечекьян, Я. М. Магазинер, В. С. Основин, Р. О. Халфина, Б. В. Щетинин и др.), а другие – нет (Н. Н. Полянский). Анализ научной литературы позволил диссертанту сделать вывод о том, что фактически участником таких отношений является не само государство как некое территориально-правовое образование, а его органы. Следовательно, при рассмотрении различных моментов государственных правоотношений из поля зрения фактически выпадают такие его характеристики, как территория и население, а основная роль отводится только одному важнейшему элементу государства как социального феномена – публичной власти.

Государство – это сложный, коллективный субъект права, имеющий признаки организации: оно держит в своих руках власть и аппарат управления, обладает территорией, населением и суверенитетом. При рассмотрении проблематики суверенитета диссертант изучает соотношение государственного суверенитета с национальным и народным суверенитетами.

Современная доктрина заметно расширила трактовку народного суверенитета, чему немало способствовала разработка концепции его ограниченности. Основные законы зарубежных стран также закрепляют верховенство народного суверенитета. Так, например, ст. 1 Конституции Болгарии 1991 г. закрепляет, что никакая часть народа, политическая партия или другая организация, государственное учреждение не могут присвоить себе осуществление народного суверенитета. Согласно ст. 5 Конституции Украины 1996 г. носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Диссертант разделяет точку зрения ученых в том, что необходимость выделения понятий народного и национального суверенитета прежде всего определяется различиями в субъектах (субъектом народного суверенитета является социально-политическая форма общности людей – народ, а носителем национального суверенитета – формы социально-этнической общности людей), спецификой политико-правового содержания и несовпадением государственно-правовых форм проявления (Ю. Г. Судницын, Ю. И. Скуратов). Автор также отмечает, что современная трактовка суверенитета и его разновидностей в свете глобализации, информатизации, интеграции претерпела определенную деформацию. Все большее распространение получает концепция ограниченности суверенитета, проявляющаяся в качестве юридического самоограничения государства, подчинения нормам международного права.

Основной функцией государства является организация народнохозяйственных и иных связей, а не участие в них в качестве равноправного субъекта. В связи с этим при рассмотрении вопросов его правоспособности основное внимание уделяется участию государства в публичных правоотношениях, где исторически сформировались две самостоятельные правовые системы – внутригосударственное (национальное) и международное право. Каждая из данных систем обладает своими специфическими субъектами правового регулирования.

Во всей совокупности правоотношений с участием государства можно выделить группу отношений, в которых государство выступает как таковое. В число таких правоотношений входят межгосударственные, некоторые имущественные отношения и др. В группе этих отношений особо выделяются такие, в которых непосредственно выражены начала государственного суверенитета: отношения государственной собственности, гражданства, уголовно-правовые охранительные отношения и др.

В основном же внутри государства в отношениях публичного характера, т. е. связанных с реализацией властных полномочий государства, последнее участвует не само по себе, а посредством своих органов. В области публичного права органы государства выступают как самостоятельные субъекты права, обладающие собственным правовым статусом. Однако сказанное не означает, что государство вообще не участвует в отношениях частного характера, например, в рамках гражданских правоотношений (как внутри государства, так и на международной арене). В этом случае оно также участвует в правоотношениях посредством своих органов.

В работе отмечается своеобразная роль государства в формировании как собственного статуса, так и правового статуса всех прочих участников правоотношений. Данное положение проявляется в том, что изменение правового статуса определенного субъекта права производится только законодательным путем. Сам субъект не может определить свой статус; он лишь действует исходя из него. Следовательно, правовой статус является инструментом не самого субъекта (личности, человека, физического лица, юридического лица), а государства, которое с его помощью задает тому или иному лицу определенную правовую позицию. С учетом многообразия общественных отношений, в которых участвует государство, его правовой статус включает в себя конституционно-правовой, гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и иные аспекты, которые находятся в системном единстве и могут быть условно выделены, обособлены. Именно на этом основании правовой статус государства необходимо рассматривать по отношению к различным отраслям права.

В третьем параграфе «Понятие и пределы правоспособности государства в рамках частного и публичного права» определяется специфика внутригосударственной и внешней публичной правоспособности Российской Федерации.

Во-первых, государство – это всегда субъект политической системы общества, т. е. в любой момент может проявить свои властные полномочия. Это проявляется, в частности, в том, что только государство обладает правом устанавливать и применять правила, определяющие поведение всех субъектов правоотношения, устанавливать правила и льготные для себя условия.

Во-вторых, государство само ставит себя в рамки правового регулирования, так как это обусловлено необходимостью регулирования внутригосударственных и международных общественных отношений.

В-третьих, правоспособность и дееспособность государства совпадают и возникают в силу самого факта своего существования, т. е. для признания Российского государства в качестве субъекта не требуется никаких актов, никаких фактов регистрации.

В-четвертых, пределы правоспособности государства в определенных правоотношениях определяются совокупностью прав и обязанностей, закрепленных за конкретным государственным органом. Правовой статус государственного органа определяется его компетенцией и непосредственно описан в законах. Следовательно, для определения полномочий государства в той или иной сфере правоотношений необходимо рассматривать установленные законом полномочия в данной сфере правоотношений того или иного его органа.

В-пятых, правосубъектность государства ограничена специфическими целями и задачами, которые стоят перед Российской Федерацией (например, поддержание целостности и неприкосновенности своей территории, обеспечение достойной жизни и свободного развития своих граждан, сохранение единства экономического пространства и др.), и связана с решением проблем общества в целом.

В-шестых, правовой статус Российского государства закреплен в особом учредительном документе – Конституции РФ.

В-седьмых, предусматривается возможность выступать в публично-правовых отношениях в качестве суверенного государства. Все права и обязанности государства определяются им самим в результате свободного волеизъявления государства, выраженного либо в международных соглашениях, либо в международном обычае, получившим всеобщее признание.

В-восьмых, в рамках международного права правосубъектность государства носит объективный характер, т. е. не зависит от чьей-либо воли. Государство в силу присущего ему государственного суверенитета относится к так называемым первичным субъектам международного права, ipso facto признаваемым носителями международно-правовых прав и обязанностей. Государственный суверенитет делает государство независимым от других субъектов международного права и предопределяет возможность его самостоятельного участия в международных отношениях. Поэтому в теории и практике международного общения в принципе не существует норм, наделяющих правосубъектностью первичные субъекты международного права, имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования.

Изучив общетеоретические проблемы определения правоспособности государства, диссертант пришел к выводу о том, что наименее проработанными с нормативной точки зрения в этой сфере являются вопросы ответственности государства в рамках публичного права. Вопрос привлечения государственных органов к ответственности в рамках частного права решается проще, поскольку эти отношения подчиняются общим нормам об ответственности (за причинение вреда, нарушение договорных обязательств и т. п.), установленным ГК РФ.

Введение термина «публично-правовая ответственность государства» обусловлено необходимостью упорядочивания мер и форм ответственности. По объекту и объективной стороне публично-правовая ответственность охватывает отношения, регулируемые не только конституционным (государственным) правом, но и административным, финансовым, природно-ресурсным и иными отраслями и подотраслями права. Кроме того, в публично-правовую ответственность включаются моральные и политические меры ответственности, а субъекты ответственности несут перед ее основным источником публичной власти – гражданином, народом, населением (В. Н. Савин).

Вместе с тем вопросы ответственности в сфере публичного права остаются наименее разработанными во всей системе отечественного законодательства. На данном этапе развития российского законодательства в сферах, предусматривающих участие государственных органов, закрепленные им нормы о публичной ответственности имеют преимущественно абстрактный характер: ни основания такой ответственности, ни порядок привлечения к ней, ни возможные санкции за нарушение законодательства самим государством (т. е. его органами) в настоящее время не урегулированы правовыми нормами настолько, чтобы их можно было без осложнений применять на практике. В сложившейся ситуации разработка и принятие специального федерального закона об ответственности Российской Федерации позволили бы заполнить правовой пробел и решить многие проблемы в данной области.

В четвертом параграфе «Проблемы определения правоспособности государства как субъекта права собственности» рассматриваются вопросы участия Российского государства в имущественных отношениях, способы осуществления государством своих полномочий собственника в экономическом обороте, анализируется деятельность унитарных предприятий, рассматривается специфика права собственности, реализуемого государством в отношении недр и интеллектуального продукта.

Проблема определения правоспособности государства как субъекта права собственности приобрела особую актуальность в последние десятилетия, в связи с утверждением в России приоритета прав частной собственности и необходимостью корректировки отношений, возникающих по поводу собственности между отдельными субъектами правоотношений и государством.

Автор отмечает, что исторически участие Российского государства в имущественных отношениях складывалось неоднозначно. Правовая доктрина царской России придерживалась континентальной теории казны. В частности, различался порядок управления казенными землями и удельными, принадлежащими царской семье. В отличие от последних казенные земли находились в руках различных юридических лиц. Причем само государство также рассматривалось как одна из разновидностей юридического лица.

Советская правовая система отрицала частное право и собственность. Государство являлось единственным полноправным собственником и соответственно единственным полноценным субъектом права. Данная позиция нашла свое отражение в работах многих советских ученых (С. И. Аскназий, А. В. Венедиктов и др.).

Преобразования конца 1980-х гг., направленные на децентрализацию экономики, отделение республик, повлияли на законодательство о государственной собственности. Появляются идеи о многоуровневом характере государственной собственности (В. П. Мозолин). Предпринимались попытки признать в качестве собственника государственного имущества государственные предприятия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»