WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Следует отметить, что, хотя Закон о реабилитации и был первым законодательным актом Российской Федерации, предусматривающим реабилитацию всех жертв политических репрессий, он не обеспечивал эффективного восстановления прав граждан, нарушенных незаконными действиями государственных органов и должностных лиц.

В третьем параграфе «Реабилитация жертв политических репрессий Министерством внутренних дел Российской Федерации» анализируется механизм реабилитации жертв политических репрессий Министерством внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии со статьей 7 Закона о реабилитации органы внутренних дел по заявлениям заинтересованных лиц или общественных организаций устанавливали факт применения ссылки, высылки, направления на спецпоселения, привлечения к труду в условиях ограничения свободы и иных ограничений прав и свобод, осуществлявшихся в административном порядке. После принятия нормативных документов о реабилитации и проведения соответствующих мероприятий по укреплению отделов реабилитации субъектов Российской Федерации начался процесс реабилитации категорий «кулаки и члены их семей», репатриированных российских граждан (военнопленные и гражданские лица), репрессированных по национальному признаку, иностранных граждан, а также родственников, детей репрессированных, которые подверглись ссылке и высылке. Однако в Законе о реабилитации, не определялась категория «социально опасный элемент», не было прямого указания о реабилитации крестьян, репрессированных в период коллективизации. Имущество владельцев единоличных хозяйств изымалось в счет погашения налогов, других обязательных платежей за невыполнение «твердого задания». Как правило, эти налоги устанавливались выше принятых норм для колхозников, которые должны были выплатить их в короткие сроки. Подобные меры применялись и к кулацким хозяйствам, с той лишь разницей, что многие из них выселялись на спецпоселения, в ссылку, высылку (на основании постановления ЦИК и СНК СССР «О мероприятиях по укреплению социального переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» от 1 февраля 1930 г.). В соответствии с Законом РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года реабилитировались те лица, которые подпадали под данное постановление. Однако раскулачивание проходило и в последующие годы.

Таким образом, Закон о реабилитации поделил крестьян, к которым были применены репрессивные меры, на две неравные группы:

– кулаки, «социально опасные личности», «классовые враги» советской власти, репрессированные по политическим мотивам, реабилитировались;

– кулаки, которые подвергались подобным принудительным мерам, но не являлись «классовыми врагами» и, в отличие от первых, не были на спецпоселении, в ссылке, высылке, не реабилитировались. При этом в заключении об отказе выдачи справки о реабилитации указывалось, что в соответствии с действующим в то время законодательством данные репрессии носили экономический, а не политический характер.

Данные факты свидетельствуют о том, что действующий Закон о реабилитации противоречит общеправовым принципам справедливости, гарантированности государством прав граждан. По нашему мнению, данная категория лиц должна быть реабилитирована, для чего необходимо внести соответствующие изменения в Закон о реабилитации.

Отделения по реабилитации испытывали определенные трудности в отношении членов семей раскулаченных, у которых в связи с признанием их хозяйства кулацким было изъято имущество, но которые с места постоянного проживания не выселялись (глава семьи, его жена, дети).

Мы считаем, что для решения данной проблемы необходимо принципиально правильно определить круг лиц, являющихся собственниками имущества, изъятого в результате раскулачивания целой семьи. В этой связи было бы целесообразно и уместно применять нормы Земельного кодекса РСФСР 1922 года, в котором пунктами 65–66 раздела 5, в частности, определено понятие двора: «Двором называется семейно-трудовое объединение лиц, совместно ведущих сельское хозяйство». И далее: «Членами двора считаются как все наличные его участники (включая малолетних и престарелых), так и ушедшие временно на трудовые заработки и не вышедшие из него законным порядком». При использовании понятия крестьянского двора данного Земельного кодекса РСФСР можно более четко и правильно определить круг лиц, пострадавших в результате применения политических репрессий. Таким образом может быть преодолено одно из множеств ограничений, установленных Законом о реабилитации.

Возникало множество вопросов при реабилитации граждан, проживающих в России, но которые подверглись репрессиям в административном порядке на территории республик бывшего Союза ССР. На наш взгляд, данная ситуация сложилась благодаря тому, что неполностью урегулированы межгосударственные отношения в рамках ближнего зарубежья. Сегодня требуется незамедлительное подписание соглашений России со странами, входившими в состав Союза ССР.

Большим направлением работы отделений по реабилитации жертв политических репрессий МВД, ГУВД, УВД была реабилитация лиц, репрессированных по национальному признаку и административно выселенных из мест постоянного проживания в ссылку, высылку, на спецпоселение.

26 апреля 1991 года был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» №1107-1. Сложность и новизна решаемой проблемы предопределили ряд недостатков этого Закона: он не увязан должным образом с близким к нему законодательством о реабилитации жертв политических репрессий, не дает ответов на некоторые вопросы темы, многие его нормы неконкретны, не разработаны до конца механизмы его реализации.

В статье 2 этого Закона говорится: «Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные, исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднившая национально-государственные образования, перекраиванием национально-террито­риальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения»26. Таким образом, статья охватывает даже малые этнические группы и обобщенно называет виды репрессированных мер. Однако на практике стали возникать споры о том, относится та или иная конкретная этническая группа, например, крымские греки или крымские армяне, к числу репрессированных народов. По всей видимости, в Законе следовало бы дать точный перечень этих народов.

Очень важной по своему содержанию является статья 3 Закона о реабилитации репрессированных народов. Однако внутренне она противоречива: с одной стороны, признает за реабилитируемыми народами право на восстановление территориальной целостности, а с другой требует, чтобы при этом не ущемлялись права и законные интересы граждан, проживающих в данное время на территории ранее репрессированных народов. Совместить эти два положения во многих случаях просто невозможно. Диссертант предлагает дополнительно проработать данный вопрос с правовой точки зрения, чтобы ряд норм законодательства о реабилитации, в первую очередь касающихся финансовых вопросов, распространялся на бывших политических узников и граждан, проживающих в данное время на территории ранее репрессированных народов.

Важнейшими задачами современного этапа реабилитации, рассмотренными в четвертом параграфе «Законодательство и практика по возмещению материального ущерба и предоставлению льгот бывшим политическим заключенным», являются возмещение материального ущерба, определение круга лиц и перечня предоставляемых льгот реабилитированным гражданам, а также лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий. Отдельно в данном параграфе исследуются вопросы восстановления территориальных границ и принятия компенсационных мер для репрессированных народов.

В соответствии с Законом о реабилитации решения по вопросу о возмещении ущерба принимают исполнительные органы власти субъектов Федерации и местного самоуправления. Основанием для таких решений являются заключения комиссий по восстановлению прав реабилитируемых жертв политических репрессий. Механизм компенсации материального ущерба, возврат гражданам незаконно конфискованного имущества регулируется статьями 12–18 Закона о реабилитации.

Анализ законодательства о реабилитации свидетельствует, что восстановление правового статуса реабилитируемых лиц намечалось производить постепенно, поэтапно, по мере создания экономических и социальных условий.

В соответствии со статьей 15 Закона о реабилитации предусматривается выплата денежной компенсации реабилитируемым гражданам. Вместе с тем она не предусматривает выплату такой компенсации гражданам, которые направлялись в ссылку, высылку, на спецпоселение, подвергались иным ограничениям прав и свобод. Представляется, что данные нормы следует распространить на всех граждан, реабилитируемых по названному Закону, не зависимо от оснований, по которым они были репрессированы.

Наряду с выплатой денежной компенсации, Закон о реабилитации определяет круг лиц и перечень предоставляемых льгот реабилитированным гражданам, а также лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий (ст. 12, 13, 16).

На данном этапе процесса реабилитации были приостановлены действия некоторых статей Закона о реабилитации.

В соответствии с рядом федеральных законов действие статьи 13 и части 1 статьи 16 настоящего Закона было приостановлено на четыре года. Также было приостановлено действие пункта «в» части 2 статьи 16 Закона о реабилитации на весь 2003 год27. Если раньше в части 1 статьи 13 Закона о реабилитации говорилось, что реабилитированные имеют право на первоочередное получение жилья, то на сегодняшний день они «принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации»28. Законодатель ликвидировал понятие «льготы» и конкретные виды льгот, установленные нормами статьи 16 Закона о реабилитации29. Взамен установил общую неконкретную формулировку: «Реабилитированные лица и лица, признанные пострадавшими от политических репрессий, обеспечиваются мерами социальной поддержки в соответствии с законами субъектов Российской Федерации»30

. На наш взгляд, во-первых, данное понятие очень расплывчато, во-вторых, социально-экономи­ческое положение разных субъектов Российской Федерации неравнозначно, поэтому нормативные акты, принимаемые в этих регионах, могут существенно отличаться между собой и создавать неравные условия для обеспечения мерами социальной поддержки реабилитированных граждан. Таким образом, многие положения Закона о реабилитации носили и носят декларативный характер. Они никоим образом не могли восстановить справедливость в отношении репрессированных лиц и народов.

Одним из сложных остается вопрос реабилитации репрессированных и депортированных народов, который до сих пор так и не решен до конца, восстановление национально-государственных образований, упраздненных в годы сталинизма.

На третьем этапе реабилитации жертв политических репрессий впервые в истории процесса реабилитации в нашей стране приняты законы и подзаконные акты, которые в комплексе должны были решить проблемы, связанные с жертвами политического террора. Издание и принятие этих законов явилось следствием особенностей политических репрессий, проводимых в СССР, и послужило дальнейшему развитию правовой политики в сфере защиты прав и свобод жертв политических репрессий. Данное законодательство предусматривало реабилитацию всех без исключения жертв политических репрессий. Создание специальных комиссий по восстановлению прав реабилитированных жертв репрессий позволило более эффективно продолжить процесс реабилитации на современном этапе. Основная роль в этом процессе отводится прокуратуре, Министерству внутренних дел Российской Федерации и судам. В отличие от предыдущего этапа реабилитации, принятые законы определили наиболее полный перечень категорий реабилитируемых и нереабилитируемых лиц, четкую процедуру реабилитации, что существенно облегчило и ускорило этот процесс. Современное законодательство о реабилитации разработало механизм компенсации материального ущерба, возврата конфискованного или изъятого имущества, предусмотрело предоставление различных льгот реабилитируемым гражданам. Вместе с тем, на современном этапе процесс реабилитации проходит сложно и противоречиво. Это объясняется тем, что он касается не только вопросов, связанных с восстановлением всех социально-политических и гражданских прав, но и предопределяет значительные имущественные и иные обязанности государства перед гражданами и различными социальными общностями. Отрицательно сказывается несовершенство ряда статей Закона о реабилитации и Закона о реабилитации репрессированных народов. Положения этих законов не согласуются между собой. Изменения и дополнения, вносимые в законодательство о реабилитации, часто не улучшают, а ухудшают положения реабилитируемых граждан. В законодательство о реабилитации введены ограничительные условия по возврату конфискованного имущества и выплате компенсации. До сих пор не решены многие проблемы, связанные с депортированными народами. А действующее законодательство не выработало механизма его реализации.

Сегодня законодательство о реабилитации жертв политических репрессий, будучи направленным на исправление несправедливости, допущенной к репрессированным лицам, не обеспечивает восстановления их прав в полном объеме. Для разрешения этих проблем необходимо внести соответствующие изменения в законодательство о реабилитации.

В заключении диссертации формулируются основные выводы исследования, даются предложения по совершенствованию действующего законодательства о реабилитации жертв политических репрессий.

В приложении к диссертации приводятся результаты работы органов внутренних дел по реабилитации бывших политических заключенных за 1993–2005 годы.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах автора:

Монографии

  1. Петров А.Г. Типология репрессий в СССР: опыт историко-правового анализа: Монография. М.: Центр гуманитарной литературы «РОН», 2004. 308 с. – 17,9 п. л.
  2. Петров А.Г. Реабилитация жертв политических репрессий: опыт историко-правового анализа: Монография. М.: ИНИОН РАН РФ, 2005. 316 с. – 18,36 п. л.

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов исследований:

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»