WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Введенный в действие Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» делил всех необоснованно репрессированных граждан на две неравные группы. Данная политика, проводимая государством в тот период, нарушала права человека в стране и противоречила как действующей в то время Конституции, так и международному праву.

Правовой характер политическая реабилитация приобретает лишь тогда, когда репрессированному возвращается то, что у него было отнято.

Во втором параграфе «Законодательное регулирование и восстановление прав необоснованно репрессированных граждан в странах ближнего зарубежья и СНГ» исследуется процесс реабилитации, проходящий в странах СНГ и бывших союзных республиках СССР. Анализ законодательства этих государств показывает, что процедура реабилитации жертв массовых политических репрессий в основном была одинаковой. В зависимости от характера рассматриваемого дела и вида применяемой меры принуждения решение о реабилитации принимали органы внутренних дел, прокуратура и суд. При несогласии с решением окончательное решение принимал суд.

Определенные трудности при применении законодательства о реабилитации были связаны с возвратом изъятого и конфискованного имущества, в то же время для реабилитируемых граждан была облегчена процедура доказывания своего права на компенсацию ущерба18.

Наряду с возвратом имущества и выплатой денежной компенсации законодательства по реабилитации стран СНГ и Прибалтийских государств предусматривали дополнительные льготы бывшим незаконно репрессированным гражданам (за исключением Республики Азербайджан). Однако данные льготы в этих государствах распространялись на различный контингент реабилитируемых граждан. Так, в Белоруссии, Казахстане, Армении, Молдавии и странах Прибалтики этими льготами пользовались все без исключения реабилитируемые. На Украине и Кыргызстане данные льготы распространялись только на инвалидов и пенсионеров. В Грузии и Туркменистане бывшие политзаключенные были приравнены к участникам Великой Отечественной войны и пользовались их льготами.

Принятые законодательные акты о реабилитации жертв политических репрессий государств Прибалтики и стран – членов Содружества Независимых Государств во многом решили проблемы восстановления справедливости в отношении бывших политических заключенных, осуждения и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении чудовищных преступлений и произвола.

Вместе с тем, данные законы так и не смогли в полной мере решить все вопросы, связанные с реабилитацией жертв политических репрессий. Очень сложным оставался механизм по определению статуса реабилитируемого лица. В то же время в некоторых государствах ближнего зарубежья19

остается открытым вопрос о включении в круг реабилитируемых лиц детей, к которым не были применены непосредственно репрессии, но они, тем не менее, находились в ссылке вместе с осужденными родителями. На наш взгляд, необходимо расширить и более точно определить субъекты права на реабилитацию. Хотя в законах о реабилитации указываются конкретные сроки рассмотрения заявлений граждан о реабилитации, на практике этот процесс оказался более длительным. Во всех законах о реабилитации были введены ограничительные условия (выплаты компенсаций за годы, проведенные в заключении, носили символический характер; возмещение ущерба за конфискованное и изъятое имущество осуществлялось не в полной мере; так и нерешенным остался вопрос о возврате жилых домов реабилитируемым гражданам).

Третий параграф «Ответственность стран Центральной и Юго-Восточной Европы за вред, причиненный гражданам в результате политических репрессий» посвящен анализу законодательства о реабилитации стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Диссертантом выявлено, что принятые законы о реабилитации в странах Центральной и Юго-Восточной Европы отличались между собой по форме, содержанию и объему. Вместе с тем, обобщая и сравнивая соответствующие положения нормативных актов о реабилитации данных стран, мы находим строго построенную систему органов и различных этапов процедуры по восстановлению нарушенных прав граждан.

Реабилитация жертв политических репрессий в ряде государств Восточной Европы началась с осуждения репрессий, отмены и признания недействительными актов, в соответствии с которыми по политическим мотивам были арестованы и содержались в лагерях граждане этих стран (Болгария)20

.

Несмотря на то, что в странах Восточной Европы справки о реабилитации выдавались различными органами и организациями, юридическая реабилитация бывших политических заключенных проходила лишь в отношении лиц, дела которых прекращались по реабилитирующим основаниям на стадиях предварительного расследования или пересмотра решений, а также граждан, оправданных судом.



Диссертант обращает внимание на особенность законодательства о реабилитации стран Центральной и Юго-Восточной Европы. В этих государствах был определен довольно широкий круг репрессированных лиц, имеющих право на возмещение ущерба. Однако при установлении наличия обстоятельств, исключающих право на восстановление правового статуса, значительная часть их могла быть лишена этого права.

Одним из положительных моментов законов о реабилитации ряда стран Центральной и Юго-Восточной Европы было включение в них положения о выплате денежной компенсации за моральный вред (Польша, Югославия). Согласно УПК Польши, гражданин имел право получить «вознаграждение за испытанную несправедливость».

Таким образом, законодательство стран Юго-Восточной Европы выступило инструментом политического компромисса и социального примирения в обществе. Во многом этот процесс повлиял на принятие подобных законов в странах Прибалтики и государствах бывших союзных республик СССР.

В четвертой главе «Процесс реабилитации жертв политических репрессий в Российской Федерации на современном этапе» исследуется практика применения законодательства о реабилитации на современном этапе, вносятся предложения по изменению и улучшению данного законодательства.

В первом параграфе «Создание органов по реабилитации бывших политических заключенных» анализируется создание органов по реабилитации бывших политических заключенных на третьем этапе процесса реабилитации. По данным Главного информационного центра МВД России (ГИЦ), на 1 января 1994 года в картотеке переселенцев содержалось около 2,5 млн. карточек на лиц, состоявших на административном учете органов внутренних дел на территории СССР21.

В эти годы был принят Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года и созданы комиссии по восстановлению прав реабилитируемых, которые проводили всестороннее изучение, давали оценку политическим репрессиям, информировали общественность о масштабах и характере политических репрессий, но они не занимались реабилитацией жертв политических репрессий. Их главными задачами были координация и контроль за деятельностью органов государственной власти и общественных организаций по реализации Закона о реабилитации, возмещению материального ущерба, предоставлению льгот уже реабилитированным гражданам, рассмотрение заявлений и жалоб. Непосредственно реабилитацией жертв политических репрессий занимались Министерство внутренних дел Российской Федерации, органы прокуратуры, суды.

В соответствии с вышеназванным Законом о реабилитации органы прокуратуры рассматривали заявления граждан, репрессированных по решению судов и других органов, наделявшихся судебными функциями (ст. 8); оказывали правовую помощь в вопросах, связанных с реабилитацией репрессированных лиц, в том числе граждан государств бывших союзных республик СССР (ч. 2 ст. 11). Суды устанавливали факт применения репрессий по политическим мотивам, осуществляли пересмотр уголовных и административных дел (ст. 10), рассматривали жалобы на нарушение прав и свобод репрессированных лиц (ч. 2 ст. 8). Органы внутренних дел реабилитировали лиц, подвергшихся политическим репрессиям в административном порядке (п. «в» ст. 3), признавали пострадавшими от политических репрессий (ст. 2), устанавливали факт конфискации или изъятия имущества в связи с репрессиями (ст. 16), знакомили реабилитируемых лиц с материалами архивных дел (ст. 11), содействовали в получении из архивов рукописей, фотографий и других личных документов.

Таким образом, можно отметить, что на данном этапе были образованы органы и созданы условия для продолжения процесса по реабилитации жертв политических репрессий.

Вопросы установления факта применения репрессий и признания пострадавшими от политических репрессий органами прокуратуры и судами рассматриваются во втором параграфе «Прокурорская и судебная практика рассмотрения дел о признании пострадавшими от политических репрессий».

Установление факта применения репрессий решалось в порядке, предусмотренном статьями 8, 9, 10 Закона о реабилитации, а не по правилам гражданского судопроизводства. После введения в действие Закона о реабилитации часть его статей оценивалась исследователями неоднозначно. Началось произвольное толкование отдельных положений. Ряд исследователей считает, что категория лиц, не подлежащих реабилитации, перечисленная в пунктах «а» и «в» статьи 4 Закона о реабилитации, вызывает немало вопросов (А. Антонов). На наш взгляд, данное толкование отдельных положений статьи 4 Закона о реабилитации неправомерно. Совершенно верно, что законом был установлен ряд ограничений субъектов реабилитации. Мы солидарны с мнением Л.В. Бойцовой и В.В. Бойцовой об опасности широкого произвольного толкования указанных положений Закона о реабилитации. В этой связи следует положительно оценивать включение в законодательный акт о реабилитации Российской Федерации специальных норм механизма рассмотрения судом заключений прокуратуры об отсутствии оснований для реабилитации (суд может признать репрессии необоснованными; внести изменения в ранее вынесенные судами и несудебными органами решения; отказать в реабилитации)22. Некоторые исследователи отмечают антисоветскую направленность статьи 5 Закона о реабилитации (Е.С. Кузнецов). Мы считаем, что по смыслу данной статьи следует признать незаконным не сам факт осуждения лиц по указанным статьям УК, а деятельность законодателя по возведению данных деяний в ранг преступлений, повлекших за собой репрессии, например, включение в УК РСФСР 1926 года раздела «Контрреволюционные преступления».





Всего органами прокуратуры Российской Федерации за эти годы было проверено 636 335 дел в отношении 901 127 человек, из них реабилитировано 634 165, рассмотрено заявлений 978 891, из которых разрешено 917 53223.

Из-за отсутствия в Законе правовых формулировок, требующих официального толкования законодателя, органы прокуратуры и суды по-разному подходили к реабилитации жертв политических репрессий. Если органы прокуратуры реабилитировали строго в соответствии с Законом о реабилитации, то суды в своих решениях давали собственное толкование отдельных статей Закона.

Сложившаяся практика относила к компетенции суда установление фактов конфискации, изъятия или выхода иным путем имущества из владения в связи с применением репрессий в административном порядке. Именно по этой категории дел допускалось наибольшее количество ошибок. Подобные факты многими судами расценивались как иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам. Однако ко многим заявлениям граждан прилагались справки, из которых следовало, что имущество изымалось в счет погашения налогов либо во время обложения «твердым заданием», что не является видом политической репрессии.

По нашему мнению, иначе следует вводить в статьи 1 и 3 Закона о реабилитации новое понятие вида политической репрессии в части «иные ограничения прав и свобод», что повлечет изменения других положений Закона (п. «в» ст. 3; ст. 7). Если эта категория граждан будет признана подлежащей реабилитации, то возникают другие осложнения – предоставление им льгот, предусмотренных статьей 110 Закона РФ «О государственных пенсиях Российской Федерации»; частью 4 статьи 16 Закона о реабилитации (погребение реабилитированных); частью 2 статьи 8 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» (публикация списка реабилитированных); пересоставление заключений и замена справок о признании пострадавшими от политических репрессий на справки о реабилитации от МВД и прокуратуры, замена удостоверений в органах социальной защиты.

Сегодня органам, которые занимаются реабилитацией, следует изучить вопросы соразмерности налога и дохода двора, сопоставить размер недоимок и стоимость описанного и конфискованного имущества, после чего принимать решение о реабилитации.

По мнению диссертанта, часть 1 статьи 8 Закона о реабилитации не согласуется с новой редакцией части 3 статьи 8 (3 сентября 1993 г. добавлены п. «д» и «е», отсутствующие в ч. 1)24. Трудно было представить случай отказа в реабилитации по пункту «д» статьи 3, как это предусмотрено в части 3 статьи 8, поскольку нереабилитирующими основаниями прекращения дела являлась смерть обвиняемого (п. 1 ст. 4 УПК РСФСР) и акт об амнистии (п. 6 ст. 4 УПК РСФСР в редакции 1923 г.).

Совсем не согласуется положение о невозможности обжалования этого решения в суде в свете действующих в настоящее время положений (на основании решения Конституционного Суда Российской Федерации о возможности обжалования любых решений должностных лиц, в том числе и прокурора в суде)25

.

Отказ в реабилитации по пункту «е» статьи 3 Закона и направление дела в суд с таким заключением по заявлению заинтересованных лиц (ч. 3 ст. 8) также проблематичны. Если в действиях этих лиц усматривался состав иного уголовно наказуемого деяния, то в силу части 4 статьи 8 эти дела должны были пересматриваться в общем порядке, установленном УПК РСФСР.

Если это преступление попадало под статью 5 Закона о реабилитации, то лицо должно быть реабилитированным независимо от доказанности обвинений. А если в действиях лица усматриваются признаки другого уголовно наказуемого деяния, то постановлением прокурора эти действия могут быть переквалифицированы и изменены на основании постановления о прекращении дела правами надзирающего прокурора.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»