WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Сатирические традиции Г. Тукая были развиты в поэмах Ш. Бабича. Поэма «Кандала» («Клоп»), вырастая из реалистического и романтического мировосприятия, обогащается и условными элементами. Образ клопа, являясь символом, может интерпре­ти­роваться по-разному. Ясно одно: поэма создана в годы Первой Мировой войны, что делает глубже его социальное звучание и дает возможность проведения параллели между сюжетом произведения и реальными событиями.

Во втором разделе «Романтические поэмы в татарской литературе начала ХХ века» исследуется жанровое своеобразие романтических поэм.

В татарской литературе начала XX века складывается новая романтическая парадигма, в которой взаимодействуют различные типы романтического отношения к действительности: традиции средневековой романтической поэзии Востока («восточный ро­мантизм»), связанный с интересом к русской поэзии и, в частности, к творчеству М. Ю. Лермонтова «байронический» романтизм, наконец, «романтизм идей». «Романтизм в татарской поэзии начала XX века, – пишет Ю. Нигматуллина, – в целом имел просветительский характер, это был «романтизм идей». В романтической форме (форме романтической образности – символизации, поэтизации герои­ческо­го, романтического лиризма, особой интонационной напряженности его выражения, использовании традиционных романтических образов восточной и русской литературы и т. д.) преподносились идеи национального освобождения, осознания будущего татарского на­рода»5. «Романтизм идей», таким образом, стал своего рода син­тетической формой, в которой соединялись различные романтические тенденции. Синтез этих тенденций по-разному осуществлялся в поэмах татарских поэтов начала XX века.

Так, например, в поэмах Ф. Бурнаша «Казакъ кызы» («Казахская девушка»), «Дулкыннар арасында» («Среди волн») обнаруживается синтез «восточного романтизма» и романтизма европейского («байронического») типа. Идеи национальной свободы в поэме «Среди волн» раскрывается через изображение героя-бунтаря, чьи переживания составляют основу произведения. В них на первое место выходит оппозиция прошлого и настоящего: мысль о том, что великое прошлое уже не вернуть, а будущее невозможно сделать гармоничнее, лежит в основе конфликта произведения, который можно определить как фаталистический конфликт личности и судьбы.

Влияние традиций «восточного романтизма» обнаруживается на уровне поэтики произведений. Например, основу сюжета поэмы «Среди волн» составляют восходящие к сюжетам восточных поэм любовные коллизии; автор обращается к традиционным фольклор­ным образам, в частности, к образу Хызыр Ильяса.

В поэме «Казакъ кызы» восходящее к традициям «восточного романтизма» описание природы («Мосу тынлык... Сандугачлар сайрамыйлар, / Пырылдашып кунар урын сайламыйлар / Тын чабында... ич бер юк... Яшь егетлр, / Тавыш биреп, парлап чалгы кайрамыйлар / Яшереним, дип, алтын кояш Каф тавына, / Кача-кача и урман артларына» – «Грустная тишина… И соловьи не поют, / Не ищут себе места, / Тихо на лугу… Никого нет… Молодые парни, / Не точат звонко косы. / Солнце, желая спрятаться за гору Каф, / Прячась, заходит за леса»), включающее традиционные восточные образы (образ соловья) и мотивы (мотив тишины), соединяется с символикой ночи, которая, с одной стороны, приобретает экзистенциальную семантику (подчеркивает трагизм человеческого бытия), с другой – социальную (проводится параллель между ночью и жизнью нации в эпоху перемен).

В поэмах «Айсылу» и «Габдельман» поэтическая идея связана с представлениями об идеальном человеке, который, по мнению автора, должен посвятить свою жизнь служению нации, народу.

Героиня первой поэмы, с малых лет воспитывавшаяся среди русских, пробуждается от многолетнего сна и отправляется на поиски своих корней. Напротив, Габдельман, герой второй поэмы, изображается как человек, забывающий о национальных ценностях и, в конечном итоге, расплачивающийся за это своей жизнью.

Просветительская доминанта в «романтизме идей» по-разному проявляется в поэтике поэм. Противопоставление «идеального» и «реального» может раскрываться через оппозицию прошлого и настоящего, фантастического и «реального».

В романтических поэмах начала ХХ века их авторы часто обращались к национальной мифологии и историческому прошлому, к легендарным и историческим лицам: Сююмбеки, Чингисхану, Чура батыру и др. Интерес к мифологии и истории – одна из особенностей литературного процесса начала прошлого столетия, когда писатели, художественно воссоздавая историческое прошлое, зачастую идеализировали его как время независимости и соотносили с современностью.

Например, в поэме К. Юлдашева «Чура батыр» используется сюжет известного дастана, в котором, по мнению исследователей, ключевой темой является история падения Казанского ханства6. В образе легендарного эпического богатыря автор воплощает национальный идеал, в котором на первое место выходит идея героического служения своему народу.

В поэме Б. Мирзанова «Инкыйлаб» («Революция») поэтическая идея раскрывается через обращение автора к фантастике: поэт создает образ идеального подводного мира, противопоставленного действительности.

Значительный интерес представляют поэмы поэтов, в чьем творчестве взаимодействуют различные художественные тенденции, как, например, поэмы Г. Рахима «Баллада» и «Яу» («Орда»).

Герой поэмы «Баллада» стремится к идеальному, красоте, сим­волом которых выступает Девушка. Поэтическая идея раскрывается через ряд бинарных оппозиций: небо-земля, мечта-действительность, жизнь-смерть. В описании Девушки обнаруживаются характерные для восточной поэзии образы (образы драгоценных камней, золота): Баскыч буйлап моар таба югарыдан тш бер кыз. Мхббтле караш белн карый моар бу матур кыз. Кигн киеме бу гзлне ава кебек згр атластан, алтын таы башындагы, тукылган якут-алмастан. (По лестнице сверху спусается к нему девушка одна. Смотрит на него взглядом, полным любви. Одежда на ней из голубого, словно небеса, атласа, золотая корона на голове украшена рубинами и бриллиантами). В образе-символе Девушки воплощена идея красоты, как безусловной ценности, способной преобразить окружающий мир.

В поэме «Яу» художественная концепция раскрывается в условно-символической форме. Примечательно, что символические образы у Г. Рахима зачастую приобретают философское, экзистенциальное звучание, как, например, образ степи, выступающий как символ памяти, связующего моста между прошлым, когда гремели бои, погибали люди – рабы тщеславия, и настоящим, где никто об этих войнах не помнит и не думает о неизбежном конце. Мысль о конечности всякого существования отражена в образе Вечного Странника: Алмый иск лсен, юлчы аман алга бара, / Аны арты баш сяклр клеп-ыржаеп кала (Не думая о смерти, странник идет вперед, / За ним смеясь-оскалясь остаются только черепа).

Вторая глава «Новые искания в татарских поэмах начала ХХ века» посвящена изучению влияния модернизма на татарскую лиро-эпику.

В рамках модернистской парадигмы в татарской литературе начала XX века получили развитие несколько течений: символизм, экзистенциализм, импрессионизм, позднее – футуризм (А. Кутуй), имажинизм (К. Наджми). Наиболее заметными явлениями в рамках модернизма стали символизм и экзистенциализм, что обусловило структуру второй главы.

В первом разделе «Влияние символизма на татарские поэмы начала ХХ века» анализируется поэтика поэм Ш. Бабича («Газазил» («Демон»)), М. Гафури («Адм в Иблис» («Адам и Демон»)), Г. Сунгати («Хозыр» («Старик»), «Су анасы» («Водяная»)), Г. Хариса («рк» («Приведение»)), Н. Думави («Шрык даие» («Гений Востока»)).

Одной из особенностью этих поэм является мифологизм: в основе их сюжетов – традиционные татарские мифы (как языческие, так и сложившиеся в исламской мифологии).

В большинстве из этих поэм авторы создают модель «антижанра». Беря за основу традиционные формы тюрко-татарской поэзии, писатели наполняют их противоположным по сравнению с исходным жанром содержанием, причем возможны две стратегии создания «антижанра»: пародийная и непародийная7.

Поэмы Ш. Бабича «Газазил» и М. Гафури «Адм в Иблис» – образцы пародийного антижанра, а «Хозыр» Г. Сунгати, «рк» Г. Хариса – серьезного.

Ш. Бабич в своей поэме «Газазил», обращаясь к известному мифологическому сюжету изгнания Демона с небес, выражает свое сатирическое отношение к явлениям современной действительности. Художественная идея поэмы, состоящая в том, что стремление к власти осмысливается как порок, приобретает комическое звучание, причем комизм усиливается именно за счет соединения несоеди­нимого: хоровое исполнение «Марсельезы» бесами, благодарственная речь «избранного», жонглирование флагами.

В основе сюжета поэмы Г. Сунгати «Хозыр» («Старик») – известный миф о Хызыр Ильясе, одной из функций которого в исламской мифологии является покровительство путникам. Мифо­логический контекст поэмы (Хызыр помогает сбившемуся с пути герою), соединяется с философским (путь выступает в поэме как символический образ, как символ человеческой жизни) и социальным (образы бурана, вьюги, символизирующие катастрофичность бытия: Мен ачы буран башланды, / Крсе бит: кз д ачып булмый, / иле ничек уйнап сызгыра, / Кыямтме, ббкм, й Ходаем, / Бтен юлга буран туздыра./ (Вот начался буран / Видишь же: глаза даже не открыть / Как ветер играя, свистит / Не ад ли это, дитя, о Боже / На всем пути метет буран).

Обращает на себя внимание изменение традиционного для татарской мифологии изображения Хызыра: в большинстве случаев этот мифологический персонаж, соотносимый с архетипом мудрого старика, изображается как седой старец с посохом, в то время как у Сунгати Хызыр предстает в совсем другом облике (в лохмотьях, с безжизненным лицом, хранящим отпечатки пережитых потерь).

В татарской литературе начала XX века авторы зачастую обра­щались к историческому прошлому, представляя своего рода мифо­логизированное видение истории. Эта тенденция обнаруживается в произведениях различных жанров, в том числе, и в поэмах.

В поэме Н. Думави «Шрык даие» («Гений Востока») мифо­логизируется личность Чингисхана, который выступает как символ мужества, силы, свободы. Для раскрытия поэтической идеи поэмы автор использует ряд традиционных символических образов, в частности, образ солнца, который в восточных литературах часто используется для идеализации героев. Идеализируя Чингисхана, Н. Думави в то же время утверждает мысль о том, что ни одна личность не может овладеть бесконечной властью: Днья зур, фкать, Чыгыз, мин д анда / Падишалык кыла алмыймын бер заманда. / Крмсе, алмаш-тилмш хкем итм / Бер анда, ир астында, бер монда (Мир велик, но, Чингиз, и я в нем / Не могу царствовать одновременно. / Видишь: управляю поочередно, / То там, в подземелье, то – тут).

Во втором разделе «Экзистенциализм в татарских поэмах начала ХХ века» анализируются произведения Ф. Бурнаша, Н. Исан­бета, С. Сунчаляя, Г. Шарифи, и Ф. Ибрагимова, в которых обна­руживаются элементы экзистенциального сознания.

Характерные для экзистенциального сознания представления о бренности человеческой жизни, о конечности бытия проявляются в поэмах Ф. Бурнаша («Коркыт»), Н. Исанбета («Сукбай» («Бродяга»), «Качкын» («Беглый»)), С. Сунчаляя («Снгн ан» («Угасшая душа»)), Б. Мирзанова («Сулган гл» («Увядший цветок»)).

В поэме Ф. Бурнаша «Коркыт» основной становится идея не­минуемой гибели любого человека. Всякая попытка главного героя избежать смерти заканчивается осознанием безысходности поло­жения. В итоге, Коркыт понимает основной закон бытия: Хзер белдем: котылмак юк лемнн (Сейчас узнал: нет спасения от смерти).

Герои поэм Н. Исанбета «Сукбай» («Бродяга») и «Качкын» («Беглый») также приходят к мысли о неизбежности смерти, бессмысленности жизни.

В поэме «Сукбай» герой изображается на границе прошлого и настоящего. Вечный странник, ищущий свое счастье вдали от родины, герой остается один на один со своей печалью, понимая, что прошлое уже не вернуть, а счастья в будущем не обрести: йттелр: «Ил ташлаган бу», – дип мине! Яман сз бу! / Бер баеп кайтмаммы дип йрдем, аман келд сез! / Калмады мин ятмаган ир: бер казарма, трм д, / Эзлдем бхетне, а, тик тапмадым бер ирд д! (Сказали: «Родину он бросил!» Ужасное это слово! / Думал: вернусь однажды богатым, а в душе – вы! / Не осталось места, где бы я не был, ни одной казармы и ни одной тюрьмы. / Искал счастья, ах, только не нашел нигде!).

В поэмах «Снгн ан» («Угасшая душа») С. Сунчаляя и «Сулган гл» («Увядший цветок») Б. Мирзанова сюжетной основой являются этапы эссенции и экзистенции главных героев. Если в первой поэме описывается печальное бытие девушки, так и не узнавшей счастья и радости жизни, то вторая поэма повествует о сорванном цветке, что в символической трактовке предстает как символ красоты, что заставляет читателя задуматься о судьбе татарских девушек.

В поэмах Ф. Ибрагимова «Тш» («Сон») и «Гармун тавышы» («Звук гармони») утверждается мысль об абсурдности и бес­смысленности бытия.

В поэме «Сон» сновидение героя становится точкой оценки, переосмысления жизни, которая осмысливается как путь между жизнью и смертью.

Во второй поэме в жизненных перипетиях персонажей обна­руживаются экзистенциальные мотивы. Каждый из персонажей (по­терявший надежду старик Ахмед; вдова, вспоминающая о былом счастье и ничего не ждущая от будущего; насильно выданная замуж девушка) экзистенциально переживает собственную драму. В переживаниях четвертого героя на первое место выходит не личная драма, а трагизм бытия народа в целом: Днья тетрткн бек длт сн, / Эш аман артка бара, тпк бата, / Зур арсланнар бетлр, кмлр (Угасает потрясшее весь мир государство, / Дела идут все назад, идут ко дну, / Могучие львы уходят, их хоронят) говорят уже не только о конце человеческой жизни, а об обреченности всего человечества.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные результаты:

1. В начале ХХ века татарская литература переживает обуслов­ленный культурно-историческим контекстом период ускоренного развития, проявившийся в полилоге культурных традиций, во взаимодействии различных художественных парадигм, многообразии жанровых форм.

2. В поэмах начала XX века трансформируются восходящие к средневековой восточной поэме жанровые традиции, обнаруживается взаимодействие (синтез) различных художественных методов: про­светительского и критического реализма, восточного романтизма и романтизма идей, романтизма и модернистских тенденций.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.