WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

ской личности или непременными законами общежития, оно составляет более или менее неуклонную обязанность государства; поскольку наказание относится к бу­дущему, оно является средством для достижения известных целей, оно рассматри­вается как реализация права государства, которым последнее должно пользоваться по разумным основаниям».

Сообразно с этим и концепции о содержании и целях карательной деятельно­сти сводится к двум основным группам: теориям, обращенным к прошедшему и видящим в наказании исключительно оплату за совершенное посягательство на правопорядок, за учиненное преступником зло (теория возмездия), и теориям, об­ращенным к будущему и видящим в наказании не только вызванное, но и обуслов­ленное преступным деянием проявление целесообразной деятельности государства (теория полезности). Между ними имеется, в свою очередь, группа разных посред­ствующих или соединительных попыток.

Далее отмечается, что отказ от кары свидетельствует о развитии гуманистиче­ских начал как в обществе, так и в праве, и в российском уголовном праве в част­ности, даже в условиях роста преступности. Кара - это месть, возмездие, - нечто средневековое, канонистически-инквизиционное, применяемое как расплата за от­клонение от преподанных свыше предписаний. Применяя кару, палач не задумыва­ется над тем, можно ли вернуть в лоно законопослушания оступившегося собрата. Он не задумывается и над тем, что именно общество породило злую волю преступ­ника, а теперь оно за это карает. Кара - не средство перевоспитания. Она - орудие слепой мести, не согласующееся с попытками изменить антисоциальную установку правонарушителя.

В современной юридической литературе сущность спора между учеными в ос­новном сводится к тому, считать кару в качестве цели уголовного наказания или нет. Первоначально дискуссию вызывала редакция ст.20 Уголовного Кодекса РСФСР, содержащая следующее определение целей: "Наказание не только являет­ся карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевос-

1 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. Т.2. М., 1994. С.41

17

питание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения за­конов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупрежде­ние совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами". Слова "не только" и породили, таким образом, два подхода к определению целей наказания.

В настоящее время законодатель, отойдя от прежнего определения, как бы по­ставил точку в этом многолетнем споре. Согласно ст.43 Уголовного Кодекса РФ наказание применяется по действующему уголовному законодательству в следую­щих целях:

а) восстановление социальной справедливости;

б) исправление осужденного;

в) предупреждение (превенция) новых преступлений.

Вместе с тем, диссертант отмечает, что подобное определение не является аб­солютно новым в истории уголовного законодательства; впервые аналогичные це­ли были сформулированы в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845г. Согласно Уложению наказание должно было преследовать три цели: удов­летворение, исправление и устрашение.

Автор разделяет точку зрения ученых - юристов о том, что «возникновение и развитие системы наказаний определяется общественным и государственным стро­ем. Происходящие в обществе и государстве социально-политические изменения и тенденции непосредственно влияют на систему наказаний: изменяется иерархия их видов, одни наказания утрачивают свое значение и исключаются из уголовного за­конодательства, появляются новые их виды, обусловленные общими изменениями и потребностями в общественно-политической, экономической и идеологической сферах.»

Во втором параграфе - «Система наказаний и их классификация в науке уголовного права дореволюционной России» отмечается, что наука уголовного права в дореволюционной России относительно проблем наказания не имела еди­ной точки зрения. Предмет рассуждений и забот криминологов сводился по суще-

18

ству к тому, должно ли существовать наказание, имеет ли государство право на ка­рательную деятельность Именно так формулировал этот вопрос профессор С. В. Познышев, анализируя уголовно-правовые воззрения ряда специалистов в данной области. В этой связи им все уголовные теории того времени были разбиты на пять групп.

К первой группе были отнесены теории профессора Н.С. Таганцева и профес­сора Н.Д. Сергеевского, существо которых сводилось к более или менее резкой разграничительной черте, проводившейся упомянутыми криминалистами между правом и необходимостью наказания. Профессор Н.С.Таганцев и профессор Серге­евский Н. Д. признавали за государством широкое право «обложить наказаниями» все правонарушения, но в то же время ставили вопрос и о необходимости наказа­ния.

Вторую группу составляли теории немецких профессоров Франца Листа, Ио­сифа Гелыпнера и др., доказывавших необходимость наказания и полагавших, что если такая необходимость будет установлена, то тем самым будет утверждена и на­личность карательного права государства.

К третьей группе принадлежали теории Анселя Фейербаха и Бруно Бауэра, ко­торые не допускали смешения вопросов о праве государства наказывать и о необ­ходимости наказания, а рассматривали их самостоятельно, выражая по каждому от­дельные соображения.

К четвертой группе профессор С. В. Познышев относил теории, подобные взглядам Лайстнера, занимавшегося исключительно вопросом о субъективном пра­ве государства на карательную деятельность.

Наконец, к пятой группе были отнесены теории, существо которых сводилось к вопросам о нравственном оправдании или необходимости наказания (напр., тео­рия Иеремии Бентама).

Сам профессор С.В. Познышев придерживался последней теории и полагал, что вопрос о праве государства на наказание и о необходимости наказания для го­сударства ни в коем случае смешивать нельзя. Более того, он доказывал, что «пер-

19

вый из них несостоятелен и должен быть вычеркнут со страниц нашей науки». Ос­новным вопросом о наказании проф. С.В.Познышев считал «вопрос о правовой за­конности данного института», т.е. о необходимости наказания для государства, и глубоко его обосновывал. Подробно рассматривая все предложенные теории, автор подводит философское обоснование существующей в настоящее время теории на­казания, воплощенной в Уголовном кодексе РФ 1996г.

Третий параграф - «Проблемы правонарушений в русской юридической мыс­ли» - посвящен исследованию специфики наказания как одной из правовых форм борьбы с правонарушениями, а также рассмотрению концепций о борьбе с право­нарушениями, сложившимися в русской юридической мысли к концу Х1Хв.

На основе анализа взглядов ряда прогрессивных и реакционных деятелей рус­ской правовой науки, касающихся института наказания, автором сделан вывод о том, что наказание как уголовно-правовой институт должен определяться с учетом его исторической, практической и филологической сущности, т.е. как возмездие, научение и исправление, что может охватываться термином кара. Однако под ка­рой следует понимать адекватную конкретным обстоятельствам преступления ре­акцию государства, проявляющуюся в применении к виновному лицу соразмерных им совершенному преступлению последствий, с целью не только восстановления социальной справедливости, но и исправления виновного и предупреждения со­вершения новых преступлений. Именно такой подход к определению кары продик­тован изучением развития русского уголовного права.

На протяжении всей истории русского права оставалось незыблемым то общее положение, что преступник подлежит наказанию. Но формы наказания менялись. Старинная кровавая месть заменилась репрессиями от имени государ­ства и по приговору суда. Смертная казнь постепенно заменялась другими мера­ми уголовных репрессий и, наконец, на ее применение наложен государственный мораторий. Постепенно отмирали, а затем вовсе были отменены телесные нака­зания, упразднена ссылка. Вместе с тем постепенно сокращались и имущественные взыскания, в настоящее время отменена конфискация.

20

Подобную эволюцию наказаний прошли многие народы: вымирали жестокие формы уголовных кар, в виде смертной казни, членовредительных или иных бо­лезненных телесных наказаний. Постепенно каторжные работы заменялись тюрь­мой или арестом, а тюрьма и арест денежным штрафом или выговором (в 18-19вв). И в этой связи прав К.Иеринг, сказавший, что история наказания есть ис­тория его отмены1.

Если так, то в этой связи правомерен вопрос автора о том, что человечест­во, возможно, бессильно в борьбе с преступлениями, и что наступит время, когда оно откажется от этой борьбы, и наказания преступников не будут прак­тиковаться вовсе Однако опыт истории права подсказывает такой ответ на по­ставленный, вопрос: борьба с преступлениями всегда велась и, конечно, будет вестись, человечество не может отказаться от нее; но способы борьбы изменялись в связи с эволюцией взглядов на преступление и наказание.

Вторая глава — «Институт наказание в уголовном праве России в XI-XX вв.» посвящена исследованию эволюции основных видов наказаний, применяемых в ис­следуемый период. Проводится анализ законодательного закрепления основных ви­дов наказания.

Первый параграф - «Преступление и наказание в традиции русского уголовно­го права (ХТв.-ХУПв.)»- посвящен историко-правовой характеристике первона­чального этапа формирования уголовного законодательства, регулирующего на­значение наказания.

Раскрывая содержание этого параграфа, автор отмечает, что древнейшая форма наказания у многих народов - месть. «Убьет муж мужа, то мстить брату брата...», такими словами начинается русская Правда. Какую цель преследует месть Оче­видно, одну, а именно - возмездие. Возмездие - древнейшая цель наказания. Эта цель признавалась не только в эпоху существования мести, она существовала и позже. Многие постановления Литовских Статутов и Уложение 1649г. прямо ука­зывают на возмездие, как на цель наказания. Так, например, убийца с целью воз-

1 К. Иеринг. Борьба за право. Киев, 1893. С.58

21

мездия предавался смертной казни: «на горле маеть бьгги каран на смерть, и кровь его своею кровью заплатит» (Л.СТ., 1588, XI, 14); кто изувечит другого, «тому ма­еть теж таковой члонок утят и урезан ибо выбит быти» (Л.СТ., 1588; XI, 27; Улож. XXII, 10); «кто город зажжет или дворы... и его самого сжечь без всякого милосер­дия» (Улож., II, 4, 228).

Эта же древнейшая цель наказания слышится и в законодательстве XVIII века. Так, в Воинских Артикулах читаем: «кто кого убьет... оного кровь паки отомстить и без всякой милости оному голову отсечь».

Далее диссертант обращает внимание на то, что постепенно месть заменяется денежными выкупами, которые становятся основной формой наказания в эпоху Русской Правды. Денежные выкупы поступают в пользу пострадавшего (головни­чество и урок) и в пользу князя, как представителя государственной власти (вира и продажа). Значит, в эпоху выкупов преследовались две цели - удовлетворение по­страдавшего и извлечение материальных выгод государством.

Первая цель сохранилась и даже получила преобладающее значение в западно­русском праве в эпоху Статутов. В Статутах подчеркивается, что пострадавший, прежде всего, должен быть удовлетворен. В его пользу назначаются различные «пенежные вины» - шкоды, наклады, навязки, головщины, гвалты, заруки; в случае несостоятельности преступника, он выдается пострадавшему до отработки причи­ненного преступлением ущерба. В восточно-русском праве нет такой заботливости об интересах пострадавшего, как в западнорусском праве. Здесь интересы уступают место интересам государства.

Вторая цель выкупов - извлечение материальных выгод. Летописец рассказы­вает, что Владимир Святой, по совету епископов, начал казнить разбойников, но через некоторое время те же епископы и старцы градские указали ему, что это не­выгодно, что лучше восстановить виры, ибо виры дают средства для приобретения коней и оружия. Действительно, виры и продажи, по свидетельству памятников, со­ставляли один из основных источников государственных доходов в древней Руси.

22

Эта цель сохраняется в литовско-русском праве. В пользу господарского скар­ба и урядников господарских и земских поступали различные штрафы под названи­ем «вин», «зарук» и «закладов»; в пользу господаря поступали конфискованные имущества преступников. С господарем и его урядниками конкурировали частные землевладельцы, обладавшие судебной властью и взыскивавшие «вины» в свою пользу.

В памятниках московского права извлечение государством материальных вы­год, как цель наказания, преследуют такие виды наказания, как пеня, продажа, кон­фискация имущества. Эту цель преследует и ссылка. В XVII в. ссылки с целями ко­лонизации малонаселенных и незаселенных окраин государства. В XVIII в. к ссыл­ке для колонизации присоединяется ссылка в каторжные работы. И ссылка в ка­торжные работы преследует первоначально ту же цель - извлечение материальных выгод.

Во втором параграфе - «Система наказаний и их классификация в уголовном праве России в период абсолютной монархии (вторая половина XVII - начало XIX)» автор продолжает анализ целей наказания по российскому уголовному праву, анализируя следующий период российской истории.

Диссертант указывает, что в памятниках московского и литовско-русского права ставится новая цель, а именно - защита общества от преступления и преступ­ников. Но каким образом достигнуть этой цели В разное время практиковались разные способы; они находились в соответствии с уровнем культуры. В древности, когда господствовали грубые нравы, и личность человеческая не имела большой ценности, защита общества от преступлений достигалась, прежде всего, путем ис­требления преступников. В памятниках московского права иногда встречается вы­ражение: «чтоб лихих вывести». Это выражение указывает на истребление пре­ступников, как на цель наказания. Для того, чтобы лихих вывести, применяется смертная казнь, изгнание, выволание.

Другим средством охраны общества от преступлений и преступников, тоже со­ответствующим низкому культурному уровню населения, служит устрашение.

23

Уложение 1649г. угрожает жестокими наказаниями «без всякой пощады», «без вся­кого милосердия»; иногда применение жестокого наказания мотивируется так: «чтобы иным на то смотря, не повадно было так делать», или «чтобы на то смотря, иным такого беззаконного и скверного дела не делали» (Уложение, XXII, 1, 9, 14, 24, 26; XXI, 14, 1, 2; 11, 4, 19, 21; X, 20, VI, 4; XXV, 16).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»