WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Проведенный анализ выявил связь интереса с потребностью, сознанием и другими составляющими психики и духовного мира субъектов, в том числе его системой ценностей и свойством избирательности, детерминирующим направленность отношения и деятельности. В интересе всегда содержится ответ на вопросы о том, чей он и на что направлен. “Интерес не существует сам по себе, а связан с определенным лицом, иными словами, в частном праве речь идет о субъективных интересах частных лиц”. Эти интересы являются двухполюсным образованием, имеют две точки опоры: одну – в субъекте, другую – в объекте. В этом смысле интерес есть связующее звено между лицом и любыми другими элементами, образующими условия его бытия. Это вполне соответствует одному из изначальных значений термина interest – быть между. В понимании интереса Р. Иерингом, которое в наибольшей мере соответствует духу частного права, еще нагляднее выражен аксиологический смысл. Иметь интерес – значит придавать значение его объекту.

Частно-правовой интерес есть элемент отношения и деятельности, актуализирующей потребность субъекта частного права. Сущность его заключается в зависимости субъекта от конкретных объектов и отношений природной и социальной реальности, имеющих значение для обеспечения его нормальной жизнедеятельности. Правовое регулирование, согласование и защита частно-правовых интересов осуществляется специфическими методами частного права. Мера правового обеспечения частного интереса относительна, подвижна. Однако во взаимоотношении интереса и права есть другая и более важная сторона вопроса. Сам интерес выступает мерой для права. В этой мере, по Р. Иерингу, отражается понимание жизни народом, уровень его культуры. “С интересами народа также изменяется его право, назначение которого в том именно и заключается, чтобы охранить непреложные требования общества путем принуждения”. Таким образом мы подошли к вопросу о роли интереса в правообразовании.

Во второй главе “Частно-правовой интерес и правообразование” интерес рассматривается специфическим элементом системы факторов правообразования, раскрывается основополагающая роль частного интереса в формировании и развитии частного права.

Первый параграф “Интерес как фактор правообразования” посвящен исследованию правообразующей роли интереса, выяснению его места и специфики в комплексе факторов правообразования. Для решения поставленной задачи наиболее адекватной теоретико-методологической основой представляется развиваемая С.В. Полениной и В.М. Барановым социально-юридическая трактовка явлений и процессов, образующих правотворчество вообще и законотворчество, в частности. В основу данной концепции положена идея детерминации права комплексом базисных и надстроечных социальных факторов, обусловливающих, при правильном их учете, надлежащее качество принимаемой юридической нормы. Важнейшая функция надстроечных факторов в правообразовании состоит в выявлении и согласовании разнообразных существующих в обществе интересов.

Социально-юридическая концепция правообразования, рассматривающая социальные факторы материальным источником права, позволяет раскрыть роль интереса в данном процессе. Побудительная функция интереса в полной мере соответствует пониманию фактора причиной, движущей силой какого-либо процесса или деятельности. Первым, кто, руководствуясь теоретическими соображениями, указал на интерес как на материальное основание права, был Р. Иеринг.

Интерес выполняет в правообразовании интегративную, системообразующую роль. Он является не отдельным, самостоятельно существующим элементом в ряду социальных факторов, выражаемых правом, а необходимой составной частью каждого из них. Он логически немыслим находящимся вне и рядоположенным относительно любого фактора – экономического, демографического, экологического и т. д., превращающегося в “руках” законодателя в норму позитивного права. Это утверждение основано на том, что непосредственным предметом отражения юридических норм является деятельность. Интерес же составляет неотъемлемый, важнейший элемент деятельности любого вида. Выступая в этом качестве, социальный интерес выполняет в правообразовании смыслообразующую роль и наполняет его содержанием. По мнению В.К. Бабаева, “процедура возведения норм и принципов естественного права, социальных потребностей и интересов граждан в закон составляет содержание правотворчества”.

Социальный интерес как материальный источник права образует содержание правовой нормы. Выступая объектом правового отражения, он является, вместе с тем, движущей силой самой законотворческий деятельности. Социальные интересы, детерминируя право и отражаясь с той или иной степенью адекватности в правовых нормах, испытывают на себе их обратное воздействие. Обусловливая качество нормативно-правового акта, интерес ставит свою дальнейшую судьбу в зависимость от него. В этом проявляется специфическая форма тождества социального и правового. Социальный фактор на предправотворческой стадии правообразовательного процесса имплицитно содержит в себе правовой компонент, а сформированное на стадии правотворчества позитивное право выполняет не просто социальную, но социотворческую функцию.

Качество принимаемых правовых норм определяет характер их воздействия на социальные интересы. Право может препятствовать развитию потребностей и интересов, оказывать угнетающее влияние на общественную жизнь или, напротив, быть эффективным средством их развития, оптимального сочетания и защиты. Это дает основание для понимания интересов, с учетом степени их развитости и защищенности, одним из критериев правового прогресса.

Рассмотренные функции интереса в правообразовании в полной мере проявляются в процессе формирования и развития частного права. Развитие российского частного права порождает множество проблем, требующих глубокого научного осмысления. Проблема интереса, несомненно, относится к их числу, поскольку является одной из наиболее сложных и фундаментальных для права вообще и частного права в особенности. Фундаментальность ее обусловлена тем, что “интерес выступает общим и решающим критерием при определении правовой системы в целом и при характеристике публичного и частного права”. Тема исследования обязывает нас сосредоточить внимание на основополагающей роли именно частного интереса в становлении права.

Во втором параграфе “Частный интерес – основа формирования и развития частного права” исследуется соотношение частного интереса и права, раскрывается основополагающая роль частного интереса в становлении частного права.

Утверждая, что частный интерес приобретает правовой характер, будучи закрепленным в частном праве, нужно признать определяющую роль последнего в понимании частно-правового интереса. А чем определяется качественное своеобразие самого частного права Ответ на этот вопрос связан с решением проблемы деления права на частное и публичное. Имеется достаточное основание согласиться с тем, что “за частным и публичным правом стоят интересы” (В.М. Корельский). Однако ранее мы установили, что один и тот же интерес можно квалифицировать как частным, так и публичным, в зависимости от выделенного в нем квалифицирующего признака. Чем же по существу определяется характер частно-правового интереса и частного права вообще – самой природой частного интереса или формально-юридическим основанием выбора правоустанавливающего субъекта Это вопрос соотношения материального и формального критериев деления права, основания его деления.

Частным является интерес, осуществление которого определяется собственной волей субъекта в пределах, установленных тем сообществом, целостным социальным образованием, в которое данный субъект включен. Публичным будет интерес, осуществляемый по воле данного сообщества. Интересы, не подвергшиеся еще правовому опосредованию, не имеют универсального различающего их формального признака.

Основание, определяющее выбор законодателем частно-правового или публично-правового опосредствования конкретного интереса, имеет внеправовой характер. В приемах юридической техники отсутствует сама возможность различения характера конкретного жизненного интереса. Это задача философско-правового и социально-политического свойства. Она еще ждет своего теоретического решения. Надежный критерий правильного формально-логического деления интересов на частные и публичные пока не найден. Но ведь сами-то они существуют, и это факт принципиального значения. В правоприменительной практике, преследуя целью защиту интересов лица, которые подлежат правовой защите, порой невозможно обойтись без четкого разделения публично-правовых и частно-правовых интересов, а также их соотношения в конкретных правоотношениях.

Трудность точного определения разделяющей их границы не есть основание для отрицания объективного существования этой границы. Важнейшая задача права состоит в регулировании деятельности субъектов, преследующих свои личные интересы, поэтому не случайно понятие “частный интерес” входит, как правило, в определение частного права.

Частный интерес образует основу частного права в генетическом аспекте, в плане формирования и развития его социального содержания. Позитивное право настолько сложное и масштабное явление, что охватить все его элементы, свойства, стороны, уровни, функции, этапы формирования каким-то одним критерием, одной меркой не удается. Высказанная в литературе идея дополнительности различных критериев, позволяющих в своей совокупности более точно отграничить и конституировать сферы частного и публичного права (А.П. Семитко), представляется весьма перспективной.

Основанием для нынешней постановки вопроса о частном и публичном праве в российской юриспруденции служит практически стоящая перед нашим обществом задача формирования гражданского общества. Она является одной из главных причин стремительно возросшей популярности категории интереса в современном лексиконе. Борьба за частный интерес есть существенная характеристика гражданского общества, являющегося социальной базой частного права. Не будучи разумно урегулированным публичной, государственной властью, частное в современной России оборачивается вседозволенностью и рвачеством. Причин этому много. В сложившейся ситуации власти необходимо проявить решимость и мудрость в преодолении подобных негативных явлений. Веское слово на правовом языке должно сказать государство. “В обществах, характеризующихся безрассудной игрой интересов и страстей – как индивидуальных, так и групповых, как частных, так и общественных, – именно юристы выступают в роли общественных миротворцев и регуляторов социальной жизни”.

Необходимым условием и предпосылкой включения понятия “интерес” в систему частно-правовых категорий является его сущностная связь с основной системообразующей идеей частного права – идеей правового обеспечения каждому гражданину возможности собственного выбора для свободной деятельности в установленных пределах. Частное право, и это особенно наглядно проявляется в основном его компоненте – гражданском праве, выражает языком юридических норм такую непреходящую ценность человеческой цивилизации, как свободу личности и ее защищенность от произвола.

Третья глава “Теоретико-правовые аспекты проблемы реализации частно-правового интереса” посвящена анализу понятия и основных правовых средств реализации частно-правового интереса.

В первом параграфе “Правовая деятельность как способ реализации частно-правового интереса” основное внимание сосредоточено на выяснении специфики правовой деятельности, раскрытии содержания понятия “реализация интереса” и его конкретизации применительно к предмету исследования.

Характеристика правовой деятельности в части ее правовой составляющей заключает в себе трудность, связанную с отсутствием единого общепризнанного основания для квалификации того или иного явления в качестве правового. Нам представляется обоснованным и убедительным решение данного вопроса первопроходцем российской цивилистики Д.И. Мейером. Рассматривая существо юридического действия, он пишет: “Но не всякое и внешнее проявление воли считается юридическим действием. Для того, чтобы внешнее действие признавалось действием юридическим, нужно, чтобы оно имело какое-нибудь отношение к вопросу о праве: наука права не обращает внимания на такие действия, которые безразличны по отношению к праву”. Такой подход дает возможность именовать правовой не только профессиональную деятельность юриста, но и деятельность специалиста любого иного профиля при наличии в ней правовых признаков. Социально-правовой подход позволяет оценить деятельность субъекта как с социальной стороны (общественно полезная или опасная, вредная), так и с юридической (правомерная или неправомерная). Указанное понимание специфики правовых (юридических) явлений свойственно и современной российской юриспруденции. Социальный интерес, признанный и гарантированный государственной властью, – это и есть правовой интерес.

Для выяснения роли интереса в механизме правовой деятельности, равно как и роли самой этой деятельности в его реализации, мы обращаемся к категории “цель”. Правовая цель деятельности частного лица может быть понята в единстве с факторами социально-правовой детерминации, важнейшим из которых выступает частно-правовой интерес. Субъект может мысленно предвосхитить результаты и последствия самых разных поступков и сценариев развития событий, осуществления предоставленных ему прав. Выбор своей волей одного из них и превращение его в цель, которая далее как закон будет определять способ и характер действий, обусловлен значимостью ожидаемого блага или вреда. Люди стремятся к цели не ради ее самой, а ради того, чему она служит. Они почему-то ее ставят и стремятся к ней, она им зачем-то нужна. Здесь причина и цель суть одно – интерес. Не случайно Р. Иеринг считал возможным заявить следующее: “Право знает один только источник – цель”.

Рассматривая интерес и цель элементами субъективного структурного ряда деятельности, можно выделить различные аспекты их связи и взаимодействия. Мы акцентируем внимание на генетическом аспекте их отношения. Это позволяет поставить в связь достижение нормативно закрепленных целей и реализацию структурированных в них правовых интересов. Объективированная деятельностью цель и представляет собой объект интереса, который, естественно, может отличаться от объекта самой деятельности.

Глубокая взаимосвязь, взаимодетерминация интереса и цели выражается в понятии “сдвиг интереса на цель” (Д.А. Керимов). Достижение предусмотренных правом целей означает претворение в реальность объекта интереса, призванного удовлетворить деятельного субъекта права. Разумеется, все это возможно при условии истинности правовой цели и обеспеченности ее средствами.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»