WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Ознакомление с разнообразным истолкованием интереса в юриспруденции, философии, экономике, социологии, политологии и психологии приводит к мысли об особой роли деятельности в рассматриваемом понятийном ряду. Высказанная В.М. Барановым и В.Н. Карташовым общая посылка о том, что деятельностный подход должен занимать одно из ведущих мест в современной методологии правоведения, основана на том, что нормы права представляют собой «содержательный процесс и результат отражения человеческой деятельности»12, а сам принцип деятельности «позволяет соединить юридические аспекты исследования многих правовых явлений и процессов с философскими, социальными, психологическими, педагогическими и иными «видениями» данных объектов изучения»13. В проведенном исследовании междисциплинарной проблемы интереса в праве деятельностпый подход получает свою конкретную реализацию.

В отечественной науке выдвинул и начал разрабатывать деятельностный
подход в философии, психологии и педагогике С.Л. Рубинштейн. Суть общеметодологического деятельностного подхода он усматривает в том, что «субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формировать его самого»14

. Эта идея воспринята нами и используется как основной методологический принцип исследования интереса. По тому, что человек делает, можно определить его действительный интерес. Интерес не может быть понят помимо деятельности. Он формируется в деятельности, выступает условием и компонентом последующей деятельности, которая и призвана его осуществить.

Выявленный нами понятийный ряд отражает единство и многообразие всех составляющих частей и элементов интереса. Обилие значений термина
«интерес» свидетельствует о том, что интерес есть не более чем явление, сущность и основания которого еще должны быть найдены15

. Создается впечатление, что интерес в силу его органической связи с другими явлениями (потребностями, мотивами, целями, установками, деятельностью, вниманием, целью, отношением и т. д.) как бы «растворяется» в них и через них же проявляется. А вопрос о том, что собственно «растворяется» и каким образом проявляется, остается без ответа. Признавая, далее, существование «отраслевых» интересов и их качественное своеобразие, мы должны признать их все интересами и ответить на вопрос о том, что есть интерес вообще, т. е. как родовое понятие. Что делает их все интересами Приведенного понятийного ряда самого по себе еще недостаточно для решения этой задачи. Посредством одних и тех же понятий можно выразить разные смыслы. Необходима еще идея, интегрирующая их в целостное концептуальное образование.

Третий параграф «Концепции интереса: многообразие альтернатив»
посвящен анализу идей, определяющих концептуальное видение интереса.
Проблема по существу четко сформулирована В.П. Грибановым. Отмечая недостаточную изученность интереса не только в юридической, но и в других гуманитарных науках, он подчеркивает: «Невыясненным остается главный вопрос - о самой природе интереса, т. е. о том, является ли интерес явлением «субъективным», выражающим известную психологическую настроенность субъекта, либо он по природе своей «объективен», т. е. представляет собой некое объективное условие человеческого существования»16.

В научной литературе представлены следующие концепции интереса:

1. Объективная концепция, согласно которой интересы существуют изначально в объективной социальной реальности вне и независимо от сознания субъекта. Они складываются помимо воли и желания индивидов. Большинство отечественных ученых-юристов отдают предпочтение именно этой концепции.

2. Субъективная концепция, в которой ингерес понимается как явление
воли и сознания: он существует только во внугреннем мире и искать его вне сознания не имеет смысла.

3. В концепции двух рядов интересов термин «интерес» несет двойное смысловое значение, выражая два качественно отличных, самостоятельно существующих явления.

4. Смешанная концепция, исходящая из единства объективного и субъективного в интересе. Наиболее глубоко и системно она разработана А.Г. Здравомысловым. Признавая связь интереса с объективными и субъективными детерминантами деятельности, главную проблему он усматривал в том, чтобы выяснить, «является ли интерес в этих обоих своих качествах одним и тем же явлением или же мы встречаемся здесь с тем обстоятельством, что одним и тем же термином обозначаются совершенно разные явления»17. Его ответ на этот вопрос состоит в том, что интерес является специфической категорией, выражающей переход объективного в субъективное и обратно, выражающей определенное единство объективного и субъективного18

.

Определяясь в отношении к указанным концепциям важно учитывать
многозначность категорий «объективное» и «субъективное». Термин «объективное» используется для обозначения явлений существующих: а) вне сознания, во внешнем мире; б) независимо от сознания; в) вне и независимо от сознания субъектов. Еще более нагруженным является термин субъективное.

В работе показывается, что различение и учет точного смысла указанных терминов - это важный фактор успеха в изучении проблемы интереса в праве,
позволяющий избежать бессодержательных дискуссий. Оставаясь в рамках диалектико-материалистической парадигмы, исследователи интереса признают взаимосвязь субъективного фактора, т. е. активной целенаправленной деятельности людей и объективных социально-экономических и других условий. Концептуально, речь идет о смещении центра тяжести в этом единстве в сторону объективного, либо в сторону субъективного. В этом случае поляризация первых двух концепций и связанные с этим противоречия обнаруживаются совершенно четко. Онтологизация интересов и признание их первичности не согласовывается с принципом творческой самодеятельности субъекта и ведет к фатализму, а их психологизация грозит переходом на идеалистические позиции.

Концепция двух рядов интересов представляет значение в анализе соотношения интереса и права. Ее уязвимость в общетеоретическом плане состоит в том, что вопрос о сущности интереса в ней подменяется вопросом о формах его существования.

Смешанная концепция имеет своим основанием деятельностный подход.
Именно в деятельности человека практически соединяются объективные условия и его человеческие качества, его субъективность, которая отнюдь не исчерпывается сознанием. Это последнее обстоятельство имеет важное значение. В осознании реализуется преимущественно отражательная способность субъекта, а в мотивации — собственно субъективность, выражающаяся не в безличном знании, обладании информацией, но в пристрастности отношения субъекта в свете доминирующего личностного смысла.

Для понимания интереса с позиции деятельностного подхода основополагающее значение имеет следующее рассуждение Гегеля: «Субъект есть деятельность удовлетворения влечений, формальной разумности, а именно перевода из субъективности содержания - которое, поскольку оно субъективно, составляет цель - в объективность, в которой субъект смыкается с самим собой. Поскольку содержание влечения в смысле дела отличается от этой его деятельности, постольку дело, получившее осуществление, содержит в себе момент субъективной единичности и ее деятельности; это и есть интерес. Ничто не осуществляется поэтому помимо интереса»19

. Действительный человек, по Гегелю, есть ряд его деяний и поэтому деятельность следует рассматривать не просто реализацией интереса, а именно важнейшим определением его действительного интереса.

Рассмотрение выявленного понятийного ряда с позиций объективно-
субъективной природы интереса позволило нам сформулировать дефиницию,
не претендующую на исчерпывающую полноту, краткость и точность, однако способствующую формированию теоретико-методологической основы дальнейшего изучения интереса в праве.

Вторая глава «Основные аспекты взаимосвязи права и интереса» задает в качестве таковых логический, структурный и практический (нормотворческий) аспекты.

Первый параграф «Подходы и проблемы в понимании взаимосвязи
права и интереса» посвящен постановке и осмыслению проблемы вхождения интереса в право. Взаимосвязь между ними общепризнана. Она выражается в детерминации права интересами, в отражении различных элементов интереса в праве, в функциональной зависимости между ними. В праве интерес отражается, выражается, проявляется и т. п. «Жизненным проявлением нормы может быть лишь то, что вызывает се возникновение, задает ей содержание, служит ей оправданием, - это интерес жизни»20. По существу, проблемный вопрос состоит в том, входит ли интерес в право или нет, и если входит, то каким именно образом он задает норме содержание Мы сформулируем его иначе - интерес входит в право, только как непротиворечиво выразить это в понятиях Говоря о вхождении интереса в право мы имеем в виду не столько использование самого термина «интерес» в нормативно-правовом материале, сколько прсдставленность его содержания в нормах права и не в о сраженном виде, а «собственной персоной».

В анализе взаимодействия рассматриваемых явлений каждая из приведенных концепций интереса имеет собственное основание и сферу применения. Первая из названных концепций опирается на объективные компоненты интереса. Под интересом, например, понимается объект преступного посягательства. «Материальный интерес, - пишет Н.С. Таганцев, - обыкновенно совпадает с тем предметом, к которому прилагаются непосредственно действия преступника... Правоохраненный интерес и есть реальный объект преступного деяния»21

. В Кодексе торгового мореплавания задается объект морского страхования. Согласно ч. 1 ст. 249 КТМ, таким объектом может быть всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием - судно, 1руз, плата за пользование судном и т. д.22 В общетеоретическом плане ограниченность подобного понимания интереса заключается в том, что один и тот же предмет может быть объектом разных интересов, и простым указанием на него не устанавливается его однозначная правовая связь с интересом. Термин «интерес» используется законодателем и в субъективной (психологической) его интерпретации. В психологическом смысле он употребляется, например, в Законе «О рекламе». В нем реклама определяется как информация, призванная формировать или поддерживать интерес к лицам, товарам, идеям и начинаниям23.

Последовательно проведенные объективная и субъективная трактовки
интереса нагалкиваются на непреодолимые препятствия, что и вынуждает их
сторонников отрицать саму возможность вхождения интереса в право. «Интеpec не может входить в право, он как объективная реальность остается за пределами дейсгвия права. Иначе интерес потерял бы свои качества объективного явления, перестал бы быть объективной основой формирования и развития права»24. Оставаясь в рамках субъективного понимания интереса, Л.И. Петражицкий утверждает, что нормы права говорят не об интересах, а о действиях: «Дело в поведении, которое может быть предписано, дозволено или запрещено, совершенно независимо от того интереса, которым оно вызывается»25

. Он полагает, что закрепленное в праве действие субъекта не связано однозначно с его интересом, вот что здесь важно.

Проведенное исследование дуалистической по своим основаниям концепции двух рядов интересов свидетельствует о невозможности, исходя из нее, непротиворечивым образом доказать привлекательный тезис о том, что право есть способ существования интереса, получившего свое правовое оформление и обеспечение. Этот тезис сформулирован НА. Шайкеновым и обосновывается следующим образом: «Интересы являются не только исходным мотивационным звеном активной законодательной деятельности, но и определяющим элементом самого содержания права. Здесь объективный интерес переходит в субъективный юридический фактор; в осознанной форме интерес находит свое научно обоснованное воплощение в самом содержании права»26. Интерес, содержание которого мыслится полностью объективным, и его идеальный образ в сознании нельзя уравнять онтологически и рассматривать двумя рядами качественно различных и самостоятельно существующих интересов. Совершенно правильным считаем суждение А.И. Экимова о том, что недопустимо «смешение того, чем интерес является, с тем, как он отражается в сознании»27. Признание двух рядов интересов, соединенное с принципом определяющей роли бытия относительно сознания, создает видимость, но не позволяет считать интерес входящим в право. Он остается внешним по отношению к праву, детерминирующим его фактором.

Оригинальный вариант включения интереса в право связан с идеей многоуровневой сущности права, высказанной Л.С. Явичем. Применительно к интересу ее поддержал и развил А.И. Экимов. Сущность права первого порядка образует возведенная в закон господствующая воля, сущностью второго порядка признаются притязания индивидов и классов на юридическое и политическое признание их интересов, сущностью третьего порядка выступают отношения собственности в их вещном (материальном) содержании и волевом выражении28
. В аспекте нашей задачи важно то, что сущность уже второго порядка находится за рамками права в строго юридическом его смысле. Л.С. Явич подчеркивает, что только сущность первого порядка непосредственно предопределяет специфику права. Таким образом, выявляется зависимость решения рассматриваемого вопроса от понимания не только интереса, но и самого права. Возможно, это прос то разные грани одной проблемы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»