WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Социальный контроль можно разделить на две основные разновидности: государственный и общественный (осуществляемый различными институтами гражданского общества).

Под государственным контролем понимают деятельность государства по обеспечению нормального, эффективного, целесообразного функционирования государства и общества посредством установления фактического выполнения социальных (прежде всего, правовых) норм и сдерживания выявляемых отклонений.

Контроль – это самостоятельная организационно-правовая форма государственного управления, свойственная всем ветвям государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной.

Судебная власть является одним из проявлений государственной власти и означает способность и возможность воздействия государства на поведение людей через органы судебной власти, действующие в специальной процессуальной форме.

Цель судебного контроля за законностью правовых актов состоит в том, чтобы, с одной стороны – защитить граждан и общество в целом от любых злоупотреблений властными полномочиями со стороны органов законодательной и исполнительной властей, с другой – способствовать улучшению деятельности этих органов.

В работе названы и раскрыты признаки, характеризующие судебный контроль за законностью правовых актов:

1. Судебный контроль – это разновидность государственного контроля.

2. Судебный контроль за законностью правовых актов проводится не по инициативе суда, осуществляющего проверку правового актов на предмет законности. Инициаторами судебного контроля могут являться любые иные субъекты права.

3. Всеобщность судебного контроля. Судебным контролем дложны охватываться все разновидности правовых актов (нормативные правовые, правоприменительные, интерпретационные).

4. Судебный контроль осуществляется в особом установленном законом процедурном порядке. Судебный контроль осуществляется в порядке, установленном гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным законодательством или в порядке конституционного судопроизводства. Такая, строго регламентированная законом, процедура судебного контроля является гарантией независимого и объективного сбора информации по рассматриваемой судом жалобе и принятия законного и обоснованного решения.

5. Судебный контроль влечет определенные правовые последствия.

Судебный контроль за законностью правовых актов представляет собой осуществляемую в особом установленном законом процедурном порядке деятельность судов по проверке правовых актов на предмет соответствия предъявляемым к ним требованиям.

Во втором параграфе «Виды судебного контроля за законностью правовых актов» проведена классификация судебного контроля в зависимости от различных оснований.

Классификация судебного контроля за законностью правовых актов необходима для комплексного, всестороннего изучения анализируемого явления, она позволяет проникнуть в его сущность, определить место и роль в общей системе государственного контроля и в системе судебного контроля.

Любая классификация, в том числе и классификация судебного контроля, должна отвечать следующим требованиям:

1) должны быть определены критерии классификации;

2) в одной и той же классификации необходимо применять одно и то же основание;

3) объем членов классификации должен равняться объему классифицируемого класса;

4) члены классификации должны взаимно исключать друг друга, то есть каждый класс как множество не должен содержать элементы другого класса5.

Критерий классификации судебного контроля по относительно самостоятельным группам – это признак, по которому производится классификация. Основными критериями классификации судебного контроля являются: 1) орган, осуществляющий судебный контроль; 2) субъект, издавший правовой акт; 3) вид судопроизводства; 4) отраслевая принадлежность; 5) вид правового акта; 6) общие требования, предъявляемые к законности правовых актов; 7) момент вступления правового акта в юридическую силу; 8) форма судебного контроля; 9) правовые последствия.

В диссертации проведена классификация по указанным критериям и дана характеристика каждой отдельной разновидности судебного контроля.

Особое внимание в работе уделено классификации по правовым последствиям.

В зависимости от правовых последствий, наступающих в результате судебного контроля, выделены три относительно самостоятельные разновидности «дисквалификации» правовых актов и, соответственно, три вида конт-роля.

Во-первых, правовой акт (его норма) может быть «дисквалифицирован» для данного правоприменительного случая. Подобная «дисквалификация» происходит при опосредованном судебном контроле за законностью нормативных правовых актов. Особенность рассматриваемого случая состоит в том, что подлежащий применению нормативный правовой акт, но, по мнению суда, являющийся не соответствующим вышестоящему нормативному правовому акту, не применяется при разрешении конкретного юридического дела. При этом такой акт продолжает действовать (может порождать правовые последствия при его применении другим субъектом правоприменения, в том числе судом) до тех пор, пока в форме непосредственного контроля он не будет признан недействующим или недействительным или отменен (изменен) соответствующим субъектом правотворчества.

Во-вторых, правовой акт может быть признан недействительным.

В-третьих, правовой акт может быть признан недействующим.

Если в отношении первого случая в юридической науке и практике особых споров не возникает, то второй и третий случаи трактуются весьма неоднозначно.

Анализ правовых позиций Конституционного Суда РФ позволил сделать вывод, что в его понимании различие между признанием нормативного правового акта недействующим и недействительным состоят в следующем.

Недействующий нормативный правовой акт – это акт, не подлежащий применению, то есть не способный порождать правовые последствия, выступать нормативной основой для возникновения, изменения или прекращения правовых отношений. При этом он не отменяется самим судом и не лишается юридической силы с момента издания. Отменить его может и должен (при отказе от права обращения в Конституционный Суд РФ с соответствующим ходатайством) только субъект правотворчества.

Недействительный нормативный правовой акт – это акт не только не подлежащий применению, но и утрачивающий юридическую силу, то есть, по сути, отменяемый судом. От субъекта правотворчества в таком случае, надо полагать, требуется лишь формальная технико-юридическая операция по отмене акта или исключению из него недействительного положения. Хотя, при подобной интерпретации, усмотреть принципиальные различия в правовых последствиях, получить полную ясность в вопросе соотношения рассматриваемых категорий нельзя. С одной стороны, ни тот ни другой не подлежат применению, с другой – и тот и другой в соответствии с правилами юридической техники подлежат формальной отмене (устранению из системы законодательства) субъектом правотворчества, а не судом.

Третья глава «Проблемы разграничения полномочий по контролю за законностью правовых актов между судами» включает два параграфа.

Первый параграф «Понятие и критерии подведомственности» посвящен решению проблемы категориальной определенности и критериям разграничения полномочий между различными судами.

Повышение эффективности судебного контроля за законностью правовых актов зависит от многих факторов как объективного, так и субъективного порядка. В современных условиях одним из ключевых обстоятельств, наиболее негативным образом сказывающихся на эффективности контроля, является отсутствие четкого разграничения полномочий по контролю за законностью между различными судами. Причем этот вопрос не решен как в теоретическом плане на категориальном уровне, так и в практическом – в плане нормативного (законодательного) решения данной проблемы.

Нерешенность проблемы в науке и несогласованность действующих норм о разграничении полномочий в законодательстве приводит к тому, что не только юридические и физические лица, но и судьи, и ученые испытывают трудности при установлении критериев и правил определения подведомственности. В юридической практике это порождает принятие дел к производству неполномочными судами или же, наоборот, полномочный суд отказывается рассматривать дело, что приводит к нарушению конституционного права на судебную защиту.

Непременным условием оптимального законодательного решения указанной проблемы является ее основательное научное переосмысление.

В этом плане необходимо решить две взаимосвязанные задачи.

Во-первых, внести ясность в категориальный аппарат, который в значительной степени на сегодняшний день является запутанным и неопределенным. Речь идет о неопределенности в понимании и неясности в соотношении таких категорий, как компетенция, юрисдикция, подведомственность и подсудность.

Во-вторых, выявить и обосновать критерии, которые могли бы явиться надежной теоретической основой для последующего законодательного разграничения полномочий по контролю за законностью правовых актов между различными судами.

Несмотря на то, что в отдельных случаях вполне допустимо, а в ряде случаев и обоснованно вместо понятия «компетенция» употреблять понятие «юрисдикция» в общем категориальном каталоге юриспруденции, их отож­дествлять нельзя. Проанализированные в работе подходы к пониманию указанных категорий дают основание для вывода о том, что «юрисдикция» охватывается объемом понятия «компетенция». Последняя категория шире. Она включает в себя не только полномочия по разрешению конкретных юридических дел, но все иные полномочия того или иного органа государственной власти.

Следует проводить различие между предметной компетенций и подведомственностью. Если предметная компетенция рассматривает предмет с точки зрения субъекта – органа государственной власти, то подведомственность рассматривает предмет с точки зрения самого предмета. При характеристике совокупности всех полномочий определенного органа публичной власти следует употреблять понятие компетенции. В том же случае, когда определяется принадлежность тех или иных предметов к ведению того или иного определенного органа публичной власти, следует употреблять понятие подведомственности.

Сложнее демаркировать подведомственность и юрисдикцию. Как было отмечено, и первое и второе понятия соприкасаются с предметной компетенцией. Однако, как представляется, полностью эти понятия отождествлять нельзя. В категориальном аппарате юриспруденции каждое из них выполняет особую функциональную нагрузку и отражает различные аспекты правовой действительности. При использовании понятия «подведомственность» акцент делается на разграничение компетенции между различными инстанциями. Понятие «юрисдикция» позволяет дать статусную характеристику особой категории государственных органов.

Проще всего разграничить понятия «подведомственность» и «подсудность». Если судебная подведомственность предполагает разграничение дел между различными видами органов судебной власти (Конституционным Судом РФ, судами общей юрисдикции, арбитражными судами и конституционными (уставными) судами субъектов РФ), то подсудность позволяет разграничивать дела внутри органов судебной власти.

Комплексный анализ законодательства, практики его применения, а также научной и учебной общеправовой и отраслевой юридической литературы позволяет выделить следующие критерии определения подведомственности:

– субъект правотворчества (правоприменения, толкования), издавший проверяемый акт;

– вид правового акта, на соответствие которому проверяется контролируемый правовой акт;

– вид проверяемого правового акта (нормативный или индивидуальный);

– характер спорного отношения;

– субъектный состав спора.

При этом обращено внимание на два взаимосвязанных положения.

Во-первых, при решении проблемы разграничения полномочий по конт-ролю за законностью правовых актов (определении подведомственности) необходимо исходить не из автономного, а из совокупного действия приведенных критериев. Хотя вполне очевидно, что в каждом конкретном случае доминирующим будет какой-то один или два критерия.

Во-вторых, приведенные критерии только тогда смогут выполнять роль эффективного инструмента для решения рассматриваемой проблемы, когда они будут четко закреплены в действующем российском законодательстве. В противном случае невозможно будет избежать различного рода правовых коллизий при определении судебной инстанции, которая в данном конкретном случае должна осуществить контроль за законностью соответствующего акта.

Во втором параграфе «Разграничение полномочий между судами по контролю за законностью правовых актов» на основе выявленных критериев предпринята попытка разрешить проблему разграничения подведомственности между различными судебными инстанциями.

В соответствии с действующим законодательством к компетенции Конституционного Суда РФ отнесен контроль за законностью (конституционностью) нормативных правовых актов, принимаемых как на уровне Федерации, так и на уровне субъектов Федерации. Акты, имеющие ненормативный характер, не рассматриваются Конституционным Судом РФ.

Основной проблемой, возникающей в процессе контроля за законностью рассматриваемой группы правовых актов, является проблема конкурирующей подведомственности между высшими судебными инстанциями в Российской Федерации.

Об остроте проблемы свидетельствуют статьи с далеко не нейтральными названиями, опубликованные в Российской газете в 2003 году: «Судейский передел»6 и «Ябеда в Конституционном Суде РФ»7.

Дело в том, что на тот момент ситуация дошла до судебно-конституционного кризиса. Суть проблемы в том, что Верховный Суд последовательно игнорирует ряд постановлений Конституционного Суда, которые, кстати, тоже далеко не всегда являются последовательными.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»