WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Четвертый параграф «Источники иностранного права» посвящен выявлению круга иностранных источников права, которые были известны в средневековой Руси и могли оказать влияние на систему правового регулирования общественных отношений, сложившуюся на северо-западе Руси в XII-XV вв. Значительное количество источников права византийского происхождения (правила св. Василия Великого, Избрание от закона Моисеева, Новые заповеди Юстиниана царя, Закон Судный людем, Закон Градский, Эклога и др.) были широко известны на Руси, однако не применялись и их воздействие на формирующееся право русских земель было минимальным. Учитывая, что важнейшим источником всё же являлось обычное право, нормы которого лишь частично были отражены в сохранившихся до наших дней памятниках, для нужд данного исследования были привлечены нормы, бытовавшие в период средневековья среди ближайших соседей Северо-Западной Руси, связь между правовыми институтами которых и древнерусскими установлениями можно считать очевидной и доказанной. Привлечение этого рода памятников позволило обнаружить не нашедшие отражения в официальных источниках нормы обычного права. В частности, особый интерес в этом отношении представляют Гуталаг и так называемые «Ливонские правды».

Глава вторая «Брачно-семейные отношения в праве государств Северо-Западной Руси XII-XV вв.» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Виды брака» предложена новая классификация видов брачных союзов, которую позволил выявить детальный историко-правовой анализ законодательных, летописных, литературных источников.

Наиболее архаичным из известных видов брака следует признать «умыкание у воды». Этот брак носил ритуально-бытовой характер, то есть в некоторых случаях имел обрядовое значение, лишь формально представляя собой насилие над личностью невесты, в других же случаях имели место факты действительно насильственного похищения девушек. Умыкание могло сопровождаться последующей уплатой вена, посредством чего молодожены получали согласие родителей и, возможно, признание их брака общинным коллективом. Эту разновидность умычки можно выделить в отдельный вид брака.

Дальнейшим развитием этого вида брака явилось усиление договорных начал, в результате чего брак превратился в разновидность гражданско-правовой сделки, в ходе которой стороны достигали соглашения о вступлении в брачный союз жениха и невесты. При этом особое значение получают имущественные гарантии брака – приданое и брачный дар.

Наряду с этим сохранялось и действие выраженного в институте умыкания принципа насилия мужчины над волей женщины. Свое выражение этот принцип находит в практике насильственного «поставления» («положения») незамужней девушки или даже чужой жены в качестве супруги. Брак, совершенный на «вечернице» («въ вечере привелъ»), как и умыкание, имел значимую ритуальную составляющую, однако, в отличие от умычки, совершался с согласия родителей невесты и в присутствии свидетелей-соседей, посредством участия которых обеспечивалось признание брачного союза общиной. Именно этот вид брака был наиболее распространен в рассматриваемый период, учитывая, что признание этого брака родителями жениха и невесты, а также общинным коллективом, осуществлялось посредством совершения свадьбы, а имущественные обязательства сторон могли фиксироваться брачным договором.

Наконец, последний из традиционных видов брачных связей – фактический брак, брак de facto (в этнографической литературе принят термин «пробный» брак). Этот вид брака представлял собой фактическое сожительство незамужней женщины и неженатого мужчины без соответствующей публичной фиксации и, видимо, с ограниченными взаимными обязательствами супругов. Все указанные виды традиционных брачных союзов оказывали воздействие на распространявшийся с XI века церковный брак. В отличие от них венчанный брак имел четко определенные цели, к которым относилось: 1) упорядочение сексуальных отношений в рамках законного и регулируемого церковью сожительства одного мужчины и одной женщины; 2) рождение детей и их воспитание.

Во втором параграфе «Условия, допускающие и воспрещающие вступление в брак» приводятся в систему условия, при которых брак мог быть заключен и условия, препятствовавшие заключению брака.

Первоначально древнерусское брачно-семейное право не знало четкой фиксации минимального и максимального брачного возраста. По мере внедрения церковной модели брака были восприняты нормы византийского права, устанавливавшие границы брачного возраста, однако эти границы подверглись корректировке: 1) русское законодательство определяло не только нижний порог «брачных лет», но и временные границы наиболее распространенного женского брачного возраста (12-15 лет); 2) максимальный брачный возраст был меньшим, нежели в византийском праве, составляя для женщин не 60 лет, а 40-50. Относительно ранние браки, закреплявшиеся древнерусским законодательством, бытовали и в народной правовой традиции, в связи с чем последующие попытки повысить брачный возраст законодательным путем долгое время не имели успеха, не получая распространения на практике.

Второй важнейшей предпосылкой для вступления в брак являлся принцип добровольности. Необходимость получения разрешения родителей на вступление в брак в каноническом праве органично уживалось с принципом свободного волеизъявления сторон.

Наибольшей национальной спецификой отличалась система запретов на вступление в брак, связанных с состоянием в отношениях родства. При определении запретов на вступление в брак родственников и свойственников древнерусское право изменило саму систему видов родства, а действие этих запретов древнерусское право ограничивало 4-й степенью родства и свойства, допуская 7-ю, 6-ю и даже 5-ю степень до вступления в брачные отношения.

В целом, сложность системы запретов на заключение брака лицами, состоящими в определенных отношениях, связана с непоследовательностью – а иногда и с неопределенностью – позиции русского церковного права по рассматриваемому вопросу. В частности, третий брак в период XI – начала XIV века не допускался, в конце XIV-XV веках он уже признается в качестве законного. В землях Северо-Западной Руси, судя по дополнительным статьям Устава великого князя Всеволода, вплоть до XIV-XV веках заключались и признавались в качестве законных не только третьи, но и четвертые браки.

В третьем параграфе «Оформление брака» определяются этапы заключения брачного союза. Оформление брака в древнерусском праве осуществлялось в соответствии с двумя моделями – архаичной традиционной и церковной. Обе модели предусматривали несколько стадий заключения брака, из которых важнейшими являлись две: в церковной модели – обручение и венчание; в традиционной – сговор и свадьба. Церковная модель (обручение и венчание) на протяжении рассматриваемого периода пыталась вытеснить обычно-правовую, архаическую (брачный сговор и свадьба). Однако на практике происходило их дублирование (наряду с традиционными этапами оформления брака, проводились и христианские обряды – на стадии брачного сговора жених и невеста обручались, венчание сопутствовало свадьбе), либо смешение (обручение – как первая стадия оформления брака, свадьба – без венчания – как вторая).

В четвертом параграфе «Прекращение брачного союза» систематизированы основания прекращения брака в византийском праве и выявлена система оснований прекращения брака в древнерусском праве.

Источники права и светского, и церковного происхождения выделяют довольно широкий перечень оснований для прекращения брачного союза. Это и объективные основания (смерть одного из супругов; уход одного из супругов в монастырь; неспособность или нежелание мужа осуществлять половые отношения со своею женою; безвестное отсутствие одного из супругов в течение длительного времени), и виновные деяния жены или мужа (несообщение о антигосударственном замысле; прелюбодеяние; покушение на жизнь другого супруга; нарушение имущественных прав другого супруга и т.п.); однако, в полном соответствии с неформальным характером древнерусского права, не указывается способ прекращения брака, видимо, наиболее часто практиковавшийся в рассматриваемый период в русских землях - уход одного из супругов (чаще всего жены).

Расширение круга источников позволяет разрешить давнюю дискуссию о природе словосочетания «смилное заставание». Оба понятия можно рассматривать как разновидности прелюбодеяния: под «смилным» понималось прелюбодеяние, доказанное показаниями свидетелей, либо с помощью иных доказательств, под «заставанием» – случай, когда супруг сам обнаруживал факт измены, «заставал» прелюбодеев на месте преступления.

Сопоставление древнерусских установлений о прекращении брака с византийскими источниками позволяет говорить о том, что отечественное право восприняло ряд положений византийского законодательства, однако основу разводного права в течение рассматриваемого периода составляли местные архаичные институты, имевшие глубокие национальные корни. Большая свобода поведения супругов, которой характеризовались некоторые виды традиционных нецерковных браков, отразилась и в обычно-правовом регулировании расторжения брачных союзов, в частности, в распространенности «уходов» одного из супругов. С другой стороны, ряд норм, которые были введены в отечественное право в связи с принятием христианства (например, посещение игрищ как основание к разводу), не могли соблюдаться в условиях средневековой Руси и существовали только формально.

В пятом параграфе «Отношения в семье» рассматриваются личные и имущественные отношения супругов, правовое регулирование отношений родителей и детей.

Русская православная церковь, распространяя христианскую модель брачных отношений и относя их регулирование к сфере церковного суда, стремилась перестроить традиционные для восточных славян личные отношения супругов в соответствии с положениями канонического права. Тем не менее, древнерусское брачно-семейное право совершенно не восприняло аскетическую составляющую византийских воззрений на брак и поддерживало традиционный для восточных славян взгляд на брак, как на институт, естественный и обязательный для всего половозрелого населения.

В правовой традиции Северо-Западной Руси XII-XV вв. женская право- и дееспособность практически не отличалась от мужской. О высоком статусе женщины говорит тяжесть наказания за покушение на её честь, соответствовавшего штрафу за убийство свободного человека. Законодательные и правоприменительные акты государств Северо-Западной Руси XII-XV веков, в отличие от памятников предшествовавшего периода, недвусмысленно говорят о наличии у женщин права собственности на недвижимое имущество. Важнейшую часть имущества женщины составляло приданое, которое вдова или разведённая женщина могла изъять из общесемейного владения, при этом её право собственности распространялось на «приплод» от скота и детей холопов, которые входили в состав приданого. К источникам парафернального имущества женщины следует отнести имущество, нажитое в течение супружеской жизни (например, в результате свободного распоряжения приданым), а также прибыль, полученную ею вследствие выполнения опекунских функций, либо управления имуществом, находящимся у нее в «кормле». Характерно, что право Северо-Западной Руси вновь возвращается к установлениям X века об имущественной неответственности жены по долгам мужа.

Чрезвычайно важным в русском средневековом обществе было деление на хозяйственно-самодостаточных лиц (мужчина и женщина вместе образуют тягло, хозяйственную единицу, способную вести земледельческое хозяйство и т.п.) и недостаточных в хозяйственном отношении. Любой хозяин (полноценное в хозяйственном отношении лицо) нес ответственность за целый ряд лиц, связанных с ним прежде всего родственными узами и выживание которых напрямую от него зависело. Отражением этого принципа в правоприменительных актах можно считать впервые выделяемый в диссертации такой элемент духовных грамот как «наказ о сиротах» («приказ») - распоряжения относительно находившихся под опекой (в широком смысле этого слова) завещателя третьих лиц, устройство их дальнейшей судьбы. Забота о «сиротах» возлагалась не только на родственников, но и прежде всего на влиятельных лиц общины или на общинную организацию в целом (например, уличанскую). С религиозно-нравственным осмыслением пройденного жизненного пути и своеобразным подведением итогов, призванным очистить душу перед тем, как она предстанет пред престолом Бога, связан и еще один впервые выделяемый элемент духовных грамот – указание на завершение «счетов» с земной жизнью, духовное очищение («очищение от долгов»).

Глава третья «Система обязательственных отношений в праве государств Северо-Западной Руси XII-XV вв.» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе «Договор купли-продажи и его виды» на основе применения формулярного анализа к сохранившимся купчим грамотам была выявлена система видов данного договорного правоотношения, а также раскрыто содержание отдельных элементов договора купли-продажи

Содержание договора запродажи составляют два встречных обязательства: продавец обязуется продать другой стороне предмет договора за определённую в договоре цену, а покупатель обязуется её уплатить. Сделка носила двусторонний характер, при этом цена или её часть передавались сразу же по достижении соглашения, а передача предмета сделки отсрочивалась на определенное время.

Другой вид договора купли-продажи ранее в исследовательской литературе не выделялся и был условно назван «купля на закладные куны. Основания для выделения этого вида купли-продажи видятся в позиции авторов частных грамот, которые строго отделяли закладные от купчих и подчеркивали момент превращения закладной в купчую. Цена в этом случае является не полной ценой предмета сделки, а дополнением к «закладным кунам», то есть к сумме займа. Соотношение двух существенных элементов договора купли-продажи – предмета и цены – здесь принципиально отличается от договора запродажи. Если в последнем случае уплата цены обязательно предшествует передаче вещи, то в рассматриваемом правоотношении сделка купли-продажи дополняет произошедшую ранее передачу части цены (закладные куны) в обмен на некоторый объем прав в отношении предмета сделки.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»