WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Существенным для понимания современной логики феноменов адата и мусульманского права является обоснование в работе их интеллекту­альной, социальной значимости для народов Северного Кавказа.

Диссертант анализирует основные правовые отношения на Северном Кавказе, соотношение, конвергенцию и взаимовлияние адатского, му­сульманского и российского права.

В работе всесторонне обобщены данные о законодательных шагах российских государственных властей по легитимации национального права северокавказских народов. На основе и с использованием широко­го круга документов и источников в практическом плане доказывается, что адатское и мусульманское право северокавказских народов было включено в законодательство Российской империи, РСФСР и СССР, и формально являлось с начала XIX в. до 30-х гг. XX в. составной частью российской правовой системы.

Основные положения исследования базируются на архивных доку­ментах и материалах. Эти источники убедительно доказывают, как рос­сийское право и закон, государство и судебная практика воспринимали и санкционировали решения, выносившиеся на основе адатского и мусуль­манского права.

В рамках предложенной концепции автор стремится актуализировать в творческом и практическом планах вопросы мусульманской правовой культуры на Северном Кавказе в настоящее время, выработать конкрет­ные предложения по определению ее места и роли в структуре общества в условиях проводимой судебно-правовой реформы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Характерной чертой динамики правовой системы России является «собирание» в нее систем права тех народов, которые к ней присое­динились. На протяжении XIX в. эти системы действовали параллель­но с общероссийским правом, тем самым обеспечивался учет нацио­нальных особенностей населения империи.

2. Действующим правом у присоединившихся северокавказских народов в результате формальной институционализации признается адатское и мусульманское право и право империи. Право выражает социальный плюрализм, отсюда проистекает плюральная структура права на Се­верном Кавказе.

3. Соотношение традиционного адатского и мусульманского права с российским правом выразилось первоначально в их сотрудничестве, а позже переросло в интеграцию, включившую их в право империи. Придание традиционному (адатскому и мусульманскому) праву по-

14

средством законодательства и судебной практики законной силы оп­ределило его статус, как части общегосударственного права.

4. Реформаторские и консервативные тенденции в политике правитель­ства в отношении введения на Северном Кавказе судебных уставов 1864 г. на протяжении второй половины XIX в. шли параллельно. Здесь возобладало компромиссное решение: провозглашенные судеб­ными уставами принципы и институты вводились в усеченном виде, горский словесный суд, действующий на основе адатского и мусуль­манского права, был сохранен и вписан в общий строй государствен­ных институтов.

5. Сохранение и легитимация адатского и мусульманского права, вы­полнявшего регулятивные функции, явилось важной частью нацио­нальной политики Советского государства. В политико-правовой кон­цепции Советского государства адат и шариат рассматривались как санкционированное право, возможное и необходимое для организации нового правового порядка.

6. В Советском государстве мусульманское право претерпело радикаль­ную трансформацию в результате глубинных изменений, внесенных в его природу. Оно было секуляризировано, лишилось теологической основы. Вводились выборность и коллегиальность шариатского суда, были созданы институ! предварительного следствия, мусульманские апелляционные и кассационные органы.

7. Легитимация мусульманского права и суда осущес!влялась, как пра­вило, путем приня[ия высшими государственными органами авто­номных республик и областей Северного Кавказа специальных зако­нодательных актов. Законодательство о мусульманской юстиции представляло, таким образом, особый аспект советского законотвор­чества.

8. Шариат в системе советского права характеризовался как специфиче­ская разновидность классического исламского права, которое под влиянием российского права и государства трансформировалось в право мусульманских народов Северного Кавказа.

9. В условиях современной радикальной социально-политической трансформации общества попытки воссоздания мусульманского права и его институтов, провозглашения «исламскою государства», «джи­хада», внедрения и распространения салафизма в отдельных регионах Северного Кавказа обусловлены комплексом причин политического, социального и интеллектуального характера. В такой обстановке адат и шариат сохраняют роль неформального регулятора отношений в этническом социуме.

15

Эмпирическая база исследования. Рассматриваемые вопросы по­требовали привлечения широкого и разнообразного круга первоисточни­ков. Важнейшими из них стали северокавказские региональные архивы. Для всестороннего анализа данной проблемы привлекались фонды госу­дарственных архивов: Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Рес­публики, Республики Северная Осетия - Алания, Республики Адыгея, Карачаево-Черкесской Республики, Краснодарского края. Автору удалось также сохранить ряд документов (1918-1925 гг.) по шариатской проблеме бывшего ЦГА Чечено-Ингушской Республики.

Не менее важное значение для исследования имело изучение материа­лов большого числа конкретных судебных дел. В число изученных и ис­пользованных материалов архивных фондов были включены: протоколы и стенограммы заседаний руководящих советских партийных и государ­ственных органов автономных республик Северного Кавказа, посвящен­ных вопросам шариатского судебно-правового строительства; обзоры, отчеты, исторические справки о деятельности органов шариатской юсти­ции.

Важнейшие документы по легализации в Советском государстве му­сульманского права и шариатских судов были изучены в Государствен­ном архиве Российской Федерации.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного ис­следования определяется возможностью использования содержащихся в диссертации положений и выводов для осмысления стратегии и тактики преобразований права и суда на Северном Кавказе в современных усло­виях.

Теоретическая значимость положений и выводов диссертационного исследования обусловлены обозначившейся тенденцией в государствен­ной поддержке религиозных конфессий, в том числе и мусульманства. Содержащиеся в нормативных материалах, архивных документах, трудах юристов, историков государства и права обширные сведения о принци­пах взаимодействия властей в России с адатским и мусульманским пра­вом и практика его применения при критическом осмыслении и взвешен­ном подходе могут быть реконструированы в нынешнем правовом про­странстве.

Практическая значимость определяется широким неформальным ис­пользованием и соблюдением норм адата и шариата, необходимостью выработки государственно-правовой политики по отношению к данным феноменам культуры на Северном Кавказе.

Положения и выводы диссертационного исследования могут быть ис­пользованы при разработке курсов истории государства и права, теории права и государства. Их можно применять в процессе законотворчества, в

16

частности, в государственном регулировании ряда основных правовых отношений у народов Северного Кавказа, особенно в брачно-семейной и земельной сферах, в которых сохранилась сила адатско-мусульманских правовых традиций.

Материалы диссертации могут служить не только для более глубокого осмысления истории права в России, но и для усвоения классических понятий правового плюрализма, его сущности и логики в обществе и го­сударстве, развития совокупных знаний о праве как культурном наследии и достоянии правовой цивилизации.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на кафедрах государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России и государственно-правовых дисциплин Нальчикского фи­лиала Ростовского юридического института МВД России.

Основные выводы и предложения были изложены на межвузовских, всероссийских научных и научно-практических конференциях, в частно­сти:

- научно-практической конференции «Государственность и право рес­публики в составе Российской Федерации» (г. Нальчик, 1996 г.), орга­низованной Российской Академией государственной службы при Президенте РФ, Правительством Кабардино-Балкарской Республики;

- научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью на Северном Кавказе» (г. Нальчик, 1998 г.);

- VI конгрессе этнологов и антрополоюв России (г. Нальчик, сентябрь 2001 г.)

На протяжении 1990-2001 гг. автор являлся членом экспертной груп­пы Парламента Кабардино-Балкарской Республики и участвовал в регио­нальном законодательном процессе. При разработке и принятии респуб­ликанских законов о земельной реформе, мировых судьях, религиозных конфессиях были использованы научно-методические рекомендации и выводы настоящего диссертационного исследования.

В настоящее время результаты исследования используются в препо­давании учебных дисциплин «История отечественного государства и права», «Теория права и государства» в Нальчикском филиале Ростов­ского юридического института МВД РФ, на юридическом факультете Кабардино-Балкарского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав (семнадцати параграфов), заключения, списка использованной лите­ратуры.

17

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность, а также рассматривается степень ее разработанности в отечественной и зарубеж­ной литературе, определяются основная цель и задачи исследования, из­лагается содержание научной новизны в изучении данной темы и форму­лируются основные положения, выносимые на защиту, указывается тео­ретическая и практическая значимость полученных результатов, а также возможности их прикладного использования.

В первой главе - «Адатское и мусульманское право в период инкор­порации Северного Кавказа в Российское государство» - определяется природа адатского и мусульманского права, его значение в жизни наро­дов Северного Кавказа в процессе вхождения в Российское государство.

Адатское право осмысливается как продукт цивилизации и феномен культуры, его становление прослеживается в контексте существующих теорий в истории и праве, формулируется вывод о том, что кавказский адат имеет транснациональный характер. Это право представляет собой четко очерченную систему, предназначенную для универсального при­менения. В XIX в. российская юридическая и этнографическая науки (М.М. Ковалевский и Ф.И. Леонтович) объективно оценивали право кав­казских этносов как явление общественной культуры, встречавшееся в истории всех народов. После присоединения Северного Кавказа россий­ская государственная влас!ь признала достоинства адата как правового феномена, отличного oi мусульманскою права. Приоритет адата перед шариатом, носил протекционистский характер со стороны Российского государства (XIX в.).

В главе раскрываются сущность и содержание адата как нормативно-ценностного регулятора фактических отношений. Адат осмысливается в виде системы, включающей в себя объективное, субъективное, матери­альное и процессуальное право. Адат способен к трансформации и мо­дернизации под влиянием экзогенных правовых ценностей, конвергенции с другими системами права. По своей сути, адатское право имеет как ста­билизирующее, так и консервативное значение. Профилирующими функциями северокавказского адата являются воспроизводство социаль­ной системы и утверждение в жизни этносов нормативных начал. Здесь же доказывается положение о том, что под влиянием позитивного редак­тирования Российским государством адатского права, в нем происходили известные преобразования: ему было придано качество институционно-сти, а в этой связи — публичного признания и обязательности.

Автором обобщены результаты влияния мусульманства на общество и право народов Северного Кавказа, на основе сравнительного метода ис-

18

следования автор стремится создать целостное представление о реализа­ции мусульманского права, в то же время им не ставится цель охватить все его принципы и институты.

Мусульманское право народов Северного Кавказа занимало специ­альное место в правовой системе российского православного государст­ва.

С самого начала соприкосновения с мусульманами Северного Кавказа Россия еще в XVIII в. признала компетенцию мусульманского права в вопросах персонального статуса. Автором раскрывается проблема разры­ва или сохранения мусульманского права в Российской империи. Изло­женная в параграфе концепция представляет собой идеально-типическую реконструкцию феномена. В широком плане мусульманское право ос­мысливается как цельная система социально-нормативного регулирова­ния, включающая в себя как юридические нормы, так и религиозные и нравственные правила поведения. Обособление юридических норм от данных правил, их система выступают, по разделяемому с Л.Р. Сюкияй-неном мнению, мусульманским правом в юридическом значении.

С учетом среды каждый регион мусульманского мира, и Северный Кавказ не исключение, внес в шариат элементы традиционного права и культуры. Опираясь на анализ взаимодействия мусульманского права с адатским и российским правом, результаты его редактирования и санк­ционирования, автор обосновывает вывод о том, что оно трансформиро­валось в «право северокавказских мусульман».

В главе характеризуются восприятие христианским православным го­сударством ислама и шариата, его роль среди других источников россий­ского права. В 1843 г. Временным отделением Собственной Его Импера­торского Величества канцелярии был подготовлен свод мусульманских узаконений, который в вопросах регламентации культового поведения полностью следовал классической мусульманской традиции. Вместе с тем, легализованные нормы мусульманского права отклоняются от клас­сического шариата. Соприкосновение двух систем повлекло, с одной сто­роны, коррекцию мусульманского процессуального права, а с другой - не подверглись деформации такие отрасли права как брачно-семейное, на­следственное. Составляя суть жизни мусульманина, они не могли изме­ниться радикальным образом.

Народы Северного Кавказа являлись частью социально-экономиче­ского организма Российского государева, однако сохраняли свое право. Это было закреплено на законодательном уровне положениями об управ­лении Дагестанской, Терской, Кубанской областями.

Существенные изменения происходили в середине XIX ъ. в период становления в стране унитаризма и абсолютизма. Замена на Северном

19

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»