WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования изложены в опубликованных общим объемом около 300 п. л. работах автора. Его монографические исследования разосланы ведущим специалистам в области теории государства и права, в библиотеки юридических вузов, правоохранительных и судебных органов. Результаты исследования обсуждались и получили одобрение на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Отдельные результаты исследования докладывались на научно-практических конференциях и семинарах, обсуждались со специалистами в области судебного строительства, организации судопроизводства из США и Канады, Франции и ФРГ, Украины и Молдовы.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Она состоит из введения, трех разделов, включающих в общей сложности девять глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, показаны его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, степень разработанности проблемы в юридической науке, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, обозначаются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В первом разделе работы «Методологические предпосылки общетеоретического исследования судебной власти», состоящем из трех глав, автор концентрирует внимание на понятии государственной власти, сущностных характеристиках судебной власти, характеристике судебно-властных отношений и критериях эффективности правосудия.

В первой главе «Понятие государственной власти» автор на основе обширной литературы анализирует комплекс проблем, связанных с понятиями «власть» и «государственная власть».

Диссертант приходит к выводу, что природа власти имеет весьма сложную структуру. В первую очередь, природа власти – психологическая. Во вторую – социальная. Наконец, если власть – это общественные отношения, то, как свидетельствует объективная реальность, их совокупность в целом ряде случаев приобретает новую сущность, обладающую качествами, характерными исключительно только для этой одной, вновь образованной системы, в корне отличающейся по всем своим параметрам от всех прочих.

В качестве такого системообразующего фактора в совокупности властеотношений выступают, как правило, социальные ценности. В их перечне народ, нация, семья и собственность, Родина, государство и право. Сама власть – тоже социальная ценность, данная нам биологической природой человека.

По мнению автора, власть – это историческая реальность, уникальные и в то же время вполне закономерные общественные отношения, биологическая и социальная природа которых заключается в потенциальной способности человека разумного посредством только одному ему ведомых средств, речи, знаков и символов мобилизовать свои ресурсы ради достижения целей, как предопределенных на уровне простейших инстинктов, так и поставленных людьми осознанно, разрешать проблемы и напряжение в сфере управления.

В науке власть – это еще и проблема, а «также топологическая и полевая характеристика социальной системы, которая в свою очередь задается базисными социальными сценариями»3. Сущностные качества власти характерны для любой местности, любой эпохи, любой человеческой общности.

Что касается государственной власти, то это также понятие сложное и многогранное. Государственная власть является разновидностью власти. Можно выделить различные ее аспекты.

Государственная власть – это присущее биологической и социальной природе человека необходимое условие функционирования политического общества, а равно средство всеобщей связи (коммуникации) между людьми в их целедостижении, «символический посредник», обеспечивающий выполнение взаимных обязательств.

Позитивно определенная государственная власть – институционализация ожидания того, что в известных пределах потребностям всего народа, нации, политического (гражданского) общества будет уделено серьезное внимание. Можно также утверждать, что государственная власть – это признанная определенным народом, нацией, политическим обществом парадигма поведения в конкретном месте и в конкретный исторический момент. В числе базовых качеств власти неизменно присутствуют такие ее важнейшие характеристики, как многоаспектность, сложность и системность.

Отметим, что не обходится в организации государственной власти и без харизматических лидеров. И хотя некоторые считают, что «таковых немного, не более двух-трех в столетие, да и то – не в каждое»4, позволим себе в этом усомниться, поскольку обаяние лидера государства не только многого стоит, но и явление куда более распространенное. Проблема лишь в «уровне» харизматичности. В государственном управлении харизма – необычайно эффективный и совершенно незатратный катализатор властеотношений.

Как видим, в дело идет все, что может быть конвертировано в государственную власть и, конечно же, богатство, влияние, культура. При этом государственной властью как ресурсом народ обладает, он ее передает (делегирует). Государственная власть получается, захватывается, удерживается, представляется, делится и утрачивается.

В то же время государственная власть – устойчивые человеческие отношения, она не располагается в конкретном государственном аппарате. В самом обществе ничего не изменится, если мы лишь сменим название структур этого государственного аппарата, да призовем на службу новое поколение управленцев. Государственная власть в данном случае есть не что иное, как функция. Власть в государстве в качестве функции уже не может быть присвоена одним лицом. Отчужденную, неперсонифицированную государственную власть («у республики нет тела»5

) рассматривают как машину.

Наконец, государственная власть – форма творчества, она позволяет лидерам нации находить новые оригинальные конфигурации прежних ресурсов и функций. Надстраиваемая ими коммуникация порождает новый смысл жизни народа, гарантирует новую увязку целей и средств, выдвигает новые критерии и основания власти и эффективность целедостижения.

Феномен государственной власти многогранен. В то же время для него, как и власти вообще, характерны следующие аспекты.

Директивный, в соответствии с которым государственная власть понимается как реальное господство, имеющее материальное составляющее уже в силу того, что она является знанием целого народа, целой нации.

Технологический – совокупность социальных практик, позволяющих реализовать потенцию государственной власти в рамках функции управления обществом.

Коммуникативный – государственная власть – это язык, понятный всем субъектам государственно-правового властеотношения.

В научной литературе государственная власть четко отграничена от смежных государственных категорий: авторитета, лидерства, влияния, зависимости, воздействия, принуждения, насилия, произвола, угнетения, имеется стройная и завершенная классификация видов государственной власти.

Структура государственной власти аналогична структуре власти вообще, в ее основе – авторитет государства, его легитимность. Очевидно, что без возведения данных правовых институтов в ранг, по крайней мере, текущих социальных ценностей, установление государственной власти конкретного вида, если и вовсе практически невозможно, то экономически неоправданно.

Во второй главе «Сущностные характеристики судебной власти» диссертант сужает предмет исследования от государственной власти до судебной власти.

Действующее российское законодательство не дает прямого ответа на вопрос, что такое судебная власть. По этой причине на настоящем этапе развития отечественной юридической науки большинство ученых к определению понятия «судебная власть» пытается подойти через уяснение таких, на первый взгляд, давно устоявшихся категорий, как «суд», «правосудие», «судебная система» и т. п. Вместе с тем содержание этих институтов в течение последнего столетия трактовалось совсем неоднозначно, а имеющиеся на этот счет в научной литературе определения четкостью никогда не отличались.

Диссертант приходит к выводам, что, во-первых, судебная власть – частный случай проявления власти вообще, она – одна из форм публичной власти, а именно государственной власти. В этой связи судебная власть – метафизическая и историческая реальность, уникальные и в то же время закономерно возникающие общественные отношения, биологическая и социальная природа которых заключается в потенциальной способности человечества, базируясь в своей деятельности на такой социальной ценности, как право, посредством только одному ему ведомых средств, речи, символов и знаков мобилизовать свои ресурсы для разрешения определенных категорий социальных конфликтов, а равно наличие у общества права не только принимать решения в процессе их разрешения, но и добиваться путем неукоснительного следования нормам права обязательного их исполнения.

Таким образом, судебная власть – это присущее биологической и социальной природе человека средство и необходимое условие функционирования высокоразвитой социальной общности, а равно средство всеобщей связи (коммуникации), возникающее между высокоорганизованными людьми в процессе разрешения определенных категорий социальных конфликтов, «символический посредник», обеспечивающий выполнение взаимных для граждан и государства обязательств на основе норм права. Судебная власть – институализация ожидания обществом того, что возникшим социальным конфликтам, их разрешению в соответствии с законами и на их основе будет уделено достойное внимание. Судебная власть – это принятая определенной человеческой общностью процессуально-правовая парадигма поведения субъектов права при разрешении социальных конфликтов. Судебная власть характеризуется многоаспектностью, сложностью и системностью.

Во-вторых, наличие в комплексе судебных властеотношений народа, нации, политического (гражданского) общества, в которых народ, нация, политическое (гражданское) общество одновременно и объект и специфический субъект, так как существование государственной власти, а следовательно, и судебной власти вне народа, нации, политического (гражданского) общества абсолютно невозможно, потому что сами они – ее источники. Суд – это аппарат судебной власти, особые государственные учреждения (по сути своей уникальная особая форма государственно-властных отношений организационно-структурного характера), специфическим образом катализирующие процесс государственного управления при разрешении социальных конфликтов. При разрешении конкретного социального конфликта суд – государственное учреждение – выступает не только носителем судебной власти, но и является субъектом процесса.

В-третьих, приказ субъекта, осуществляющего судебную власть, – фактически воля народа в редукции органов государства – судов по отношению к объекту, то есть к этому же народу, в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения.

Угроза может быть выражена в самых различных формах. Особенность применения силы государством в данном случае заключается в том, что она исходит не только от государства (изнутри), а и от его аппарата, то есть для общества как бы извне. При удачном ходе судебного разбирательства в обществе быстро вызревает уверенность в том, что установившийся характер судебно-властных отношений для него благо, поэтому необходимость во внешней силе отпадает или минимизируется. Социальные конфликты разрешаются судом не посредством внешней силы, а путем совершенствования, специализации властеотношений. Именно результатом такого развития властеотношений является появление самостоятельной и независимой судебной власти.

В-четвертых, подчинение народа субъекту, то есть фактически господствующему в нем мнению, это подчинение воле осуществляющего власть субъекта. В реальной жизни такое подчинение выглядит как подчинение решению суда – решению конкретного государственного учреждения.

В-пятых, правовые нормы, устанавливающие, что отдающий «приказы» субъект – суд – имеет на это право, а объект – народ (как участники конкретного судоговорения, так и общество в целом) – обязан подчиниться его «приказам». Таким путем судебная власть легитимизируется и распадается на совокупность рядовых правоотношений власти – подчинения процессуального характера.

Безусловно, судебная власть – ресурс, который необходим для осуществления каких-либо определенных целенаправленных действий. Судебная власть в этом случае в умах людей предстает как мощь, сила, воля, в основе которых лежат почитаемые ими право, законы.

В организации судопроизводства используется все, что может быть конвертировано в судебную власть – богатство, влияние и культура. При этом судебной властью как ресурсом народ обладает, он ее передает (делегирует) судам (судьям), которые, по общему признанию, выступают как носители судебной власти.

Резюмируя все вышесказанное, подчеркнем, что судебная власть – разновидность власти вообще и государственной власти в частности. Судебная власть – это особые общественные отношения, возникновение и существование которых обусловлено способностью социума при необходимости генерировать механизм разрешения конфликтов на основе норм права, обеспечиваемый мощью государства.

Как правовой феномен судебная власть обладает комплексом сущностных характеристик, а именно она:

– реальна, обладает всеми видовыми, родовыми признаками и чертами, свойственными любой иной власти;

– существует только в динамике – процессе;

– в пределах своей компетенции сильнее любой организации или индивида, обладающих той же компетенцией на территории конкретного государства, то есть речь идет о верховенстве судебной власти, ее непререкаемости;

– одновременно носит частноправовой и публично-правовой характер;

– проявляется в правоприменительной, правотолковательной, правотворческой сферах, участвуя, таким образом, в управлении обществом;

– не существует вне нормативного регулирования;

– опосредуется в правосудии (процессах), его результатах (судебных актах);

– является животворящим источником права. Для нее, в частности, характерны особые способы формирования процедурных норм (судебный прецедент) и их трансформации (судебная практика). Правотворческая потенция судебной власти противоречива: ей под силу как оживлять «мертворожденные нормы», так и умертвлять реально действующие предписания;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»