WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Согласно Аристотелю, все философы до него рассматривали эту проблема имея в виду четыре начала или четыре причины: 1) материю, т.е. то, в чем реализуется понятие; 2) форму - понятие, которое принимает материя в моцент перехода ее из возможности в действительность; 3) причину движения и 4) цель, во имя которой совершается то или иное действие. Например, когда ваятель делает скульптуру, то материей при этом является медь, формой - замысел конкретной скульптуры, причиной движения или действующей причиной - деятельность ваятеля, а целью - назначение скульптуры. Характеристику этих четырех начал или причин Аристотель дал во второй главе V книги «Метафизика».

Аристотель видел в форме и материи причины и принципы, благодаря которым, якобы, можно объяснить происхождение мира и весь мировой процесс в целом, С точки зрения формальной логики, Аристотелю удалось доказать вечность мира и движения, с условием предположения вечной причины, вечного двигателя, т.е. перводвигателя мира, без которого невозможно никакое движение. Этим вечным началом движения, перводвигателем и причиной, по Аристотелю, является Бог.

Здесь мы, может быть, впервые сталкиваемся с таким случаем, когда понятие о Боге формируется, не исходя из религиозной догматики, а из потребности рационального философского его осмысления божественного начала. Определяя и характеризуя этот перводвигатель, Аристотель наделял его атрибутом неподвижности, т.е. двигая мир, он сам остается неподвижным. «А так как то, что и движется и движет, занимает промежуточное положение, то имеется нечто, что движет, не будучи приведено в движение; оно вечно и есть сущность и деятельность- И движет так предмет желания, и предмет мысли; они движут, не будучи приведены в движение».

Развивая учение о человеке, Аристотель экстраполировал все его свойства на Бога. Если ум человеческий действительно есть начало всех действий на физическом плане бытия, способный созерцать самого себя, то бог, по общему мнению, принадлежит к причинам и есть некое начало. Если бы теоретическое начало не способно было оказывать активное непосредственное влияние на материю, двигать ее, тогда бы это «начало» было не божественным, т.е. не теоретическим, а практическим, как человеческий ум.

В силу этого Бог как теоретическое «начало» есть цель мира и всего мирового процесса, есть мышление о мышлении, т.е. чистое мышление, предметом которого является его собственная деятельность. Следовательно, Аристотелевское учение о «начале» по существу не отличается от учения Платона. Ведь у последнего на вершине его иерархии идей также стоит единая

«идея блага».

Для философа аристократа, занимающегося умственным трудом, презирающего физический труд, мудрость является верхом совершенства челове-

39 См.: Там же. С. Мб,

4" См.: Там же С. 309

36

ка, поскольку только она, якобы, знает причины и начала мира. Таким образом, ясно, что мудрость есть наука об определенных причинах и началах.4'

Политические взгляды Аристотеля тесно переплетаются с его этическим воззрением, которое обнаруживается в его сочинениях «Политика» и в одной, дошедшей до нас, главе колоссального труда, содержащего 158 конституций других греческих государств - «Государственный строй Афин».

При изучении социально-политических и правовых взглядов Аристотеля чувствуется, что если бы не было Платона как философа-попитика, возможно, не было бы и Аристотеля как философа-социолога- Почти все произведения Аристотеля пропитаны духом платонизма в вопросах социологии и обусловлены проблематикой платоновских диалогов. Проблемы те же, но способы их решения совершенно другие. В сочинении «Политика» о Платоне говорится очень мало, но он подразумевается всюду, где поставлена серьезная задача «... хотя Платон и истина мне дороги, однако, священный долг велит отдать предпочтение истине».42

Аристотеля можно прямо-таки считать антитезой платонизму. Приняв платоновские социологические тезисы за исходные пункты, Аристотель развил их в совершенно противоположном направлении во всех аспектах, придя к своим убеждениям путем борьбы против своего предшественника.

Если обратиться к социологическим воззрениям Аристотеля, то можно увидеть в них человека с глубокой искренней любовью к правде, ясным пониманием действительности, со всеми ее реальными отношениями, неутомимым рвением к собиранию фактических знаний, их систематизации. По своим социологическим убеждениям он является трезвым, спокойным мыслителем, чуждым фантастическим увлечениям Платона. В этой связи, мы с уверенностью можем сказать, что в лице Аристотеля греческая политическая мысль совершила свой переход от идеальной восторженности юношеской эпохи к трезвой рассудительности зрелого возраста-

Однако, будучи рабовладельцем, Аристотель ратовал за упрочение и увековечение рабовладельческого государства. «Природа устроена так, - писал он, - что и физическая организация свободных людей отлична от физической организации рабов: у последних тело мощное, пригодное для выполнения необходимых физических трудов, свободные же держатся прямо и не способны для выполнения подобного рода работ, зато они пригодны для политической жизни... Как бы то ни было, очевидно, во всяком случае, что одни люди, по своей природе, - свободны, другие - рабы, этим последним быть рабами и полезно и справедливо». Классовые социальные корни социологических воззрений Аристотеля - это борьба против рабов и бедняков, защита интересов рабовладельцев. «Разве справедливо будет, если бедные, опираясь на то, что они представляют большинство, начнут делить между собой состояние богатых».

Политические расхождения ученика с учителем обнаруживаются з положении о том, что в идеальном государстве должен быть организован альтер-

41 См.: Аристотель. Метафизика. Соч в 4-х тг. Т. I. М, 1976 С 69-70

41 См Аристотель Этика СПб. 1908 С 7.

^См Аристотель. Политика Пер С.А. Жебечева СПб I91! С !4-;

37

нативныи порядок власти и подчинения, что является условием подлинной свободы в государстве. Это значит, что каждый человек должен уметь и властвовать, и подчиняться. Поскольку невозможно одновременно установить, чтобы все граждане были правителями или подчиненными, нужно сделать так, чтобы они поочередно менялись местами. Только общее равенство, согласно Аристотелю, есть залог незыблемости государственной власти

Никакого другого отношения не может быть среди свободных и рявных, т.е. среди истинных граждан государства. При этом Аристотель принял принцип античного демократизма, который был решительно отвергнут Платоном в его сочинении «Государство» и к которому он более снисходительно отнесся в «Законах».

Аристотель скептически относился к аристократизму, который у Платона составлял душу его правовой политики. «Если где-нибудь найдутся такие люди, которые будут превосходить других смертных, как их превосходят Боги, и герои - и в смысле физическом, и в смысле духовном, и, если их превосходство будет самоочевидно для других людей, то, разумеется, таким людям должна быть присвоена власть над смертными; но такое превосходство вещь редкая и спорная. Оно приписывается царям Греции», - замечает Аристотель, желая подчеркнуть сомнительный характер этого факта и, может быть, намекая на восточно-кастовый характер платоновского совершенного государства.

Установление вечной власти стражей и философов, согласно Аристотелю, может привести только к одному - к гражданской войне. Таким образом, Аристотель отверг платоновскую идею правления философов, как явление вредное, да и нереальное, и провозгласил новый, совершенно противоположный Платону, принцип нормального управления государством:

каждый должен уметь и властвовать, и подчиняться; подчинение - школа для властвующих

Аристотель подверг критике также платоновский проект социально-экономической жизни государства, хозяйственно-бытовой коллективизм Согласно Аристотелю, возможны только три способа организации общественной жизни в государстве: или все должно принадлежать всем, или ничего не должно быть общим, или одни вещи должны быть общими, другие -принадлежать отдельным лицам. Второй принцип по Аристотелю неприемлем, так как государство само собой предполагает нечто общее, поскольку государство есть общество. Общество людей немыслимо без территории, на которой оно существует, следовательно, земля должна быть общей.

Что касается теории общности имущества, которую создал Платон вслед за пифагорейцами, то она, согласно Аристотелю, также имеет значительный недостаток в том, что об общей собственности люди всегда менее заботятся, чем о личной

Кроме того, сами понятия политики и права у Аристотеля имеют совершенно другое содержание, чем у Платона. Если Платон упрекал Перикла и других знаменитых греков в том, что они не сумели научить своих детей добродетелям в силу того, что недостаточно были мудры, для Аристотеля, напротив, мудрость есть высочайшее теоретическое знание о добродетели, и требовать этого высочайшего знания от политиков просто нелепо, поскольку в полном смысле таким знанием обладают существа высшие, чем обыкно-

38

венные люди. От политики требуется, чтобы ее представители обладали практической смекалкой, поскольку она есть особый род мастерства. Смекалка, согласно Аристотелю, имеет дело с земными вещами, которые приходится обсуждать и рассчитывать, но это не наука, которая должна формулировать всеобщие и-необходимые истины, это такой род знания, который имеет дело с конкретными человеческими отношениями-

В диссертации доказывается, что в решении вопроса о государстве, Аристотель решительно отмежевался от патриархального учения о власти, которого строго придерживались его предшественники Согласно патриархальной доктрине, нет качественного отличия власти отца семейства, хозяина рабов от власти главы государства. Вопреки этому тезису Аристотель формулирует принципиально качественную разницу между отцовской и государственной властью- Первую он называет деспотической, вторую - политической. Последняя власть - над свободными и равными. Важно, чтобы тот, кто политически властвует, умел одновременно подчиняться, в политико-правовых отношениях власть и подчинение альтернативны.

Заслугой Аристотеля следует считать то, что он сам понял недостаток своей классификации и сразу же предложил другую, основанную уже не на формальных признаках. Великий Стагирит был первым из всех мыслителей Древней Греции, который с удивительной ясностью понял зависимость отдельных форм государственного устройства от классовой структуры общества. Этот новый подход проявил себя в его отношении к олигархии и демократии.

Анализ идей Платона и Аристотеля показал, что их интересовали больше всего не природная сущность этого первоначала, хотя она и выводилась из природы, а ее идеальный смысл, который вытекал из обстоятельств особого специфического существования в этом мире как целостном, и казавшемся законченным совершеннейшим образованием. В этом стремлении познать и понять первоисточник государства использовались различные средства и мифологического, и религиозного, и философского, и художественного, и научного сознания не из личных побуждений субъекта, не из его сугубо природной познавательной потребности, определяемой способом существования того общественного целого, к которому субъект принадлежал.

В четвертой главе «Эволюция социогенеза личности и государства» анализируются социогенез властеотношений в государстве, права человека и ограниченность власти, рассматривается личность как субъект власте-отношения, исследуются концептуальные элементы власти, раскрывается эволюционное развитие огосударствленного общества.

В первом параграфе «Основания эволюции личности, общества и государства» дается ответ на вопрос: что лежит в основе развития личности и государства Человечество открыло множество объективных законов развития вселенной и жизни, однако, неизбежно встает очень серьёзная проблема -это наличие разума. Объяснить с позиции разума, бесчисленные войны, убийства, насилие, творимые человеком, просто невозможно. Поэтому и обречены на неудачу попытки сформулировать законы власти исходя только из «сознательного», либо только из «бессознательного». Наблюдая постепенное продвижение человеческого общества по пути прогресса, и не только в сфере инноваций, но и в сфере интеллекта, в сфере развития общественных отно-

39

шений, в сфере духовности, мы неизбежно приходим к выводу о том, что, существует сила направляющая общество по этому пути. По вполне справедливому мнению Ш. Монтескье всё существующее подчинено действию определённых законов. Разумные существа имеют как законы, которые установлены ими, так и законы, которые не ими созданы

В отличие от Ш.Монтескье, который считал, что основными законом природы является стремление к миру, необходимость добывать себе пропитание, взаимное влечение, постепенное обретение знаний, Т. Гоббс полагал, что основным природным законом было стремление человека к войне против всех. Однако человек, не мог быть агрессивен в первобытном стаде, ибо агрессия, удел хищников, человек же не имеющий ни клыков, ни когтей, не мог составить им конкуренцию. А, поэтому, он и не мог проявлять свою агрессивность. Следовательно, человек и не мог стремиться к войне против всех Его агрессия могла проявляться только в тех случаях, когда появлялась угроза его выживанию, как это происходит в животном мире, когда «миролюбивые», травоядные животные нападают на хищников, защищая свой потомство45

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»