WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во второй главе анализируется и первый многосторонний международно-правовой акт в отношении Каспийского моря на современном этапе - подписанная в 2003 году Рамочная Конвенция по защите морской среды Каспийского моря.

В течение всего переговорного процесса большинство прикаспийских государств (кроме Ирана и Туркменистана) достигли консенсуса в одном: «Дно делим, вода – общая», закрепив данное положение в Бакинской декларации 2001 года. Россией, Азербайджаном и Казахстаном в качестве деления донных секторов была одобрена теория модифицированной срединной линии, устанавливающей донную границу по линии, соединяющей равноудаленные точки от сухопутных границ государств.

Все прикаспийские государства не смогли также договориться о ширине прибрежных рыболовных зон и пространственном пределе донных секторов. Первоначально Россия предлагала установить 15-мильную зону, Казахстан – 25, Иран – 30, а Азербайджан и Туркменистан – зону в 40 миль. В последствии большинство государств сблизило свои позиции до 20 миль, но решение так и не было приято.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что пять прикаспийских государств, начиная с 1992 года определили свои позиции по статусу Каспийского моря на различных совместных совещаниях, которые ежегодно проводились в прикаспийских государствах, однако их позиции в период с 1992 года по настоящее время были противоречивы и по многим вопросам не совпадали, поэтому согласованного проекта Конвенции по статусу Каспия до сих пор нет.

Во втором параграфе «Современный правовой режим Каспийского моря и международное экономическое сотрудничество в регионе», анализируются основные аспекты современного правового режима использования Каспийского моря.

В разделе 2.2.1. «Судоходство» диссертантом анализируются основные вопросы регулирования судоходства, в которых доминирует принцип свободы судоходства на всей акватории Каспийского моря. Важное значение в содержании этого принципа занимают свобода судоходства торговых и военных судов прикаспийских государств, запрет плавания судов неприкаспийских государств, запрещение включать в состав экипажа судов граждан неприкаспийских государств.

Вопросы судоходства на Каспии регулируются положениями, установленными Договором 1940г. Исходя из положений Договора 1940 г., торговые суда, плавающие под флагом одной из сторон в Каспийском море, рассматриваются равными во всех отношениях. Предусматривается, что в Каспийском море могут находиться только суда, принадле­жащие Союзу ССР или Ирану, а также гражданам и торго­вым и транспортным организациям этих двух государств, плавающих соот­ветственно под флагами СССР или Ирана. Плавание в Каспий­ском море судов под флагами третьих стран, по смыслу Договора 1940 г., как и предшествующих российско-персидских договоров запрещается. Поскольку Азербайджан, Казахстан и Туркменистан расцениваются Россией и Ираном как полноправные участники межгосударственных отношений по вопросам Каспия и они являются правопреемниками вышеуказанного договора, право судоходства в нынешних условиях должно закрепляться только за пятью прикаспийскими государствами, как это следует из Договора 1940 года и Венской конвенции 1978 года.

Специальными рабочими группами экспертов прикаспийских государств по вопросам судоходства продолжается работа над проектом Соглашения о торговом судоходстве в Каспийском море. Данный проект, предложенный прикаспийскими государствами в 2004 году подтверждает сложившееся положение, устанавливающее беспрепятственное плавание судов прикаспийских государств по всей акватории Каспийского моря.

В ст. 5 проекта Соглашения устанавливается право свободного захода торговых судов в порты прикаспийских государств, открытые для международного сообщения.

В проекте соглашения дублируются и конкретизируются положения договора 1940, касающиеся таможенных и санитарных режимов в портах прикаспийских государств.

В настоящий момент не все статьи проекта Соглашения одобрены всеми прикаспийскими государствами. Основные расхождения в позициях касаются вопросов использования внутренних морских путей и организации перевозок, а также условий взаимности и ответственности.

В последнее время некоторыми прикаспийскими государствами ставится вопрос о перспективе развития грузовых морских перевозок между портами Ирана, России и других прикаспийских государств, как части российского направления международного транспортного грузопотока «Север – Юг» и возможности использования внутренних водных путей России для международного судоходства. В частности, Азербайджанской стороной для включения в проект Соглашения о торговом судоходстве в Каспийском море была предложена статья о свободе транзита по внутренним водным путям Российской Федерации судов прикаспийских государств, как государств, не имеющих выхода к морю и Мировому Океану. По мнению диссертанта, этот вопрос должен решаться в соответствии с Кодексом внутреннего водного транспорта РФ, в котором закреплено положение о том, что проход судов под иностранным флагом по внутренним водным путям РФ, в том числе в целях транзита, может быть осуществлен только на основании решений Правительства РФ. Представляется, что вопрос об открытии реки Волги и других внутренних водных путей России для свободного транзита должен решаться категорично отрицательно, если нет специальных международных соглашений, возлагающих на Россию такие обязательства. Учитывая мировой опыт, следует исключить предоставление права нероссийским судам плавания по Волге по специальным разрешениям. В диссертации указывается, что нахождение иностранных судов во внутренних водных объектах России может наносить вред национальной политической, экономической и экологической безопасности и может привести, в частности к неблагоприятным экологическим последствиям, например, заражению воды микроорганизмами, привезенными иностранными судами в тоннажных водах из других водоемов. По мнению диссертанта, выход из создавшегося положения, следует искать в организации перевалки грузов с иностранных судов на российские суда в российских портах и их транспортировки по Волге на российских судах для доставки в страны Европы.

Одним из важных аспектов судоходства является присутствие военного флота прикаспийских государств на Каспии. Такое присутствие на Каспии необходимо для обеспечения региональной безопасности в этом районе. Каспий - зона национальных интересов прикаспийских государств и его охрана является их задачей. Но вот вопрос о присутствии военных кораблей неприкаспийских государств должен решаться категорично отрицательно, исходя из национальной безопасности отдельно взятых прикаспийских государств и всего региона в целом. Кстати, такое присутствие противоречит положениям российско-иранского договора 1940 года и желательно заключить многосторонний договор о коллективных мерах безопасности прикаспийских государств. Заход в порты прикаспийских государств военных кораблей возможен по разрешению властей прибрежного государства, полученного в дипломатическом порядке.

В разделе 2.2.2. «Рыболовство и разработка других живых ресурсов», диссертантом отмечается уникальность Каспийского моря как места обитания большого количества разнообразных видов осетровых рыб. Однако нет пока международных соглашений о регулировании рыболовства на Каспии, и поэтому правовое регулирование рыболовства осуществляется преимущественно на национальном уровне. Так в Договоре 1940 года не решен вопрос о рыболовстве за пределами установленной 10-мильной рыболовной зоны, из чего следует, что за этими пределами устанавливается свобода рыболовства, которая должна регулироваться отдельными международными соглашениями.

В настоящее время на Каспии Договорами 1921 и 1940 гг. установлена 10-мильная рыболовная зона. Сторонами высказывались различные предложения о ее увеличении. Позиция России по данному вопросу состоит в установлении 15-мильной зоны. По мнению диссертанта, расширение рыболовной зоны более 15 миль недопустимо, вследствие увеличение национальных промысловых зон и тем самым повышения угрозы причинения ущерба количеству осетровых. Окончательное установление прибрежных национальных рыболовных зон позволит выработать многоцелевую стратегию по использованию биоразнообразия Каспийского моря.

Анализируя проблемы международно-правового регулирования рыболовства на Каспии, можно указать на роль Международной организации по всемирной торговле грозящими исчезновением видами флоры и фауны (Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС)). Она в настоящее время, согласно существующему порядку, дает разрешение на квоты вылова, по представлению прикаспийскими странами данных о планируемом количестве экспорта осетровых.

По нашему мнению, вопрос об установлении квот должен решаться не Международной организацией СИТЕС, как многопрофильной международной организацией, а специальной региональной, состоящей из представителей прикаспийских государств. Для распределения квот, регулирования вопросов рыболовства и охраны биоразнообразия диссертантом предлагается создать вышеупомянутую международную межправительственную организацию прикаспийских государств - Каспийский экологический центр со штаб-квартирой в России, как страны, обладающей большим научным и исследовательским потенциалом в области рыболовства, естественного и искусственного воспроизводства рыбных ресурсов.

В 1992 г. прикаспийскими государствами была создана Комиссия по водным биоресурсам Каспийского моря, основными задачами которой являлось установление общего допустимого улова совместно используемых промысловых объектов (осетровые, килька, тюлень), определение национальных квот вылова и согласование организации их промысла, охраны и воспроизводства. Диссертантом предлагается включить данную комиссию в качестве структурного подразделения в Каспийский экологический центр.

Размер предоставляемой каждому государству квоты напрямую должен зависеть от ряда факторов: 1) вклада соответствующего государства в деятельность по воспроизводству осетровых; 2) проведение государством мероприятий по повышению естественного воспроизводства осетровых, в частности дноуглубительных работ рек, в которых происходит нерест осетровых; 3) увеличение объема пресного стока; 4) степень загрязнения водоема различными отходами производства; 5) масштабы браконьерства и др. Государствами, которые имеют на своей территории рыбозаводы по искусственному разведению мальков осетровых являются Россия и Иран, и, следовательно, размер ежегодно выделяемых квот у них должен быть, по нашему мнению, несколько больше, чем у других прикаспийских государств.

Вклад государства может быть и отрицательной величиной. По мнению диссертанта, в этом случае государство, на основании заключенного соглашения, должно исключаться из числа получателей квоты, а квота вылова - распределяться только между государствами, внесшими общий положительный вклад в формирование запаса.

В случае если государство не может самостоятельно осуществить промысел выделенной ему квоты, оно должно передать право на осуществление вылова одному из прикаспийских государств, в целях сохранения живых ресурсов для населения прикаспийских государств.

Следовало бы так же принять, по нашему мнению, прикаспийским государствам долгосрочную «Стратегию восстановления и устойчивого использования запасов осетровых и сохра­нения генофонда этих рыб», а также конкретную программу действий по этому вопросу, с целью недопущения исчезновения вида рыб осетровых пород.

Одному из главных вопросов в установлении правового режима Каспийского моря и сотрудничества прикаспийских государств посвящен раздел 2.2.3. «Разработка минеральных ресурсов». В диссертации рассматривается ретроспектива открытия месторождений и начала добычи нефти и газа. В связи с открытием после 2000 года новых месторождений во всех прикаспийских республиках, Казахстан, а также Азербайджан и Туркменистан, не дожидаясь определения размеров донных секторов каждого государства и установления правового статуса Каспия, начали практическое освоение своих участков. Полагаем, что наилучшим вариантом было бы установление размеров национальных донных секторов на многосторонней конференции прикаспийских государств.

Однако поскольку нет пятистороннего международного договора по вопросам разведки и добычи углеводородных ресурсов, в настоящее время вопрос недропользования регулируется в двусторонних соглашениях, заключенных Российской Федерацией и Азербайджаном и Российской Федерацией и Казахстаном. В этих соглашениях стороны разграничили дно и недра северной части Каспия, передав друг другу суверенные права в целях разведки, разработки и управления ресурсами. По мнению диссертанта, как уже было отмечено, односторонние, несогласованные со всеми прикаспийскими странами действия, неправомерны.

Рассматривая вопрос добычи нефти в диссертации рассматривается важный вопрос о ее транспортировке. Она производится по действующим и строящимся трубопроводам. Одним из основных является Каспийский трубопроводный консорциум (КТК). Он был создан Россией, Казахстаном и Оманом в 1992 году для транспортировки нефти северного Каспия. В настоящий момент России принадлежит контрольный пакет акции КТК. Наиболее остро в последнее время встал вопрос о прокладке трубопроводов по дну Каспия. Прокладка трубопровода из Казахстана в Азербайджан по дну Каспия отложена до определения правового статуса моря и согласия всех прикаспийских стран. По мнению диссертанта, прокладка трубопровода по дну Каспия угрожает его экологической безопасности и поэтому должен решаться категорически отрицательно, несмотря на экономическую выгоду данного проекта.

В разделе 2.2.4 «Охрана окружающей среды» диссертант указывает на то, что разведка и добыча нефти оказывает воздействие на всю окружающую природную среду Каспийского моря.

Вследствие неконтролируемого сброса неочищенных сточных вод и технологических растворов, связанного с разведкой, добычей и транспортировкой углеводородного сырья, сохраняется стойкая тенденция ухудшения состояния морской среды и экологической системы Каспийского моря в целом. Из-за ухудшения качества среды обитания, повсеместного широкомасштабного браконьерства наблюдается резкое снижение популяции осетровых и других видов рыб, имеющих важное промысловое значение, а также случаи массовой гибели тюленей и иных представителей каспийской ихтиофауны.

В качестве первоочередных мер диссертант предлагает, как указано в разделе «Рыболовство», создание Каспийского экологического центра, который будет способствовать урегулированию вопросов охраны окружающей среды, рационального использования биологических ресурсов, недропользования и в конечном итоге сохранению уникальной экологической системы Каспийского моря. Подробно вопросы создания центра рассматриваются в третьей главе диссертации.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»