WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  • Рыболовная зона каждого из прикаспийских государств не должна, по нашему мнению, превышать 15 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива, с целью максимального сохранения биоресурсов Каспийского моря.
  • Каспийское море, как нам представляется, должно быть открыто для торгового и военного мореплавания только прикаспийских государств, в том числе в прибрежных рыболовных зонах, без права заниматься в них иной деятельностью кроме прохода через эти воды.
  • Плавание военных и торговых судов неприкаспийских государств запрещается.
  • Граждане неприкаспийских государств не вправе быть членами экипажа торговых и военных судов, как это было указано в предыдущих договорах 1921 и 1940 гг..
  • Заход в порты, объявленные каждым государством для международного судоходства, могут осуществлять без разрешения только невоенные суда других прикаспийских государств. Военные корабли прикаспийских государств вправе заходить в порты других прикаспийских государств только на основании разрешения, полученного в дипломатическом порядке.
  • Разведка и добыча минеральных ресурсов (нефти и газа) разрешается только прикаспийским государствам, в пределах национальных донных секторов, установленных на согласованных и взаимоприемлемых основах на международной Конференции, Конвенцией о статусе Каспийского моря. Допускается совместная разработка спорных или совместных месторождений на основе отдельных международных соглашений, которая должна осуществляться с неукоснительным соблюдением всех необходимых мер, препятствующих загрязнению окружающей природной среды.
  • Прикаспийским государствам целесообразно дополнить Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря 2003 года, статьями, предусматривающими единообразные меры защиты среды Каспийского моря от пагубного воздействия: браконьерства, разлива нефти, занесения микроорганизмов, загрязнения воды, уничтожения гидробионтов. Следует воздержаться от строительства трубопроводов по дну и берегам Каспийского моря с целью максимально возможной охраны окружающей среды Каспия и сохранения его уникального биоразнообразия.
  • В Рамочную конвенцию 2003 года следует включить положения о создании в рамках Конференции, как главного органа по защите окружающей среды, специализированных структур (комитетов, групп) для решения отдельных вопросов.
  • В целях мониторинга и осуществления координации мер по защите окружающей среды Каспия в диссертации предлагается вместо Комиссии по биоресурсам Каспийского моря, действующей по Соглашению 1992 года, создать вышеуказанный Каспийский экологический центр.
  • Практическая значимость результатов исследования. Результаты исследования, полученные автором, могут быть использованы:

      • в практической работе ведомств и организаций, занимающихся проблемами Каспийского моря.
      • при обосновании позиции Российской Федерации в процессе подготовки рекомендаций относительно правового статуса и правового режима Каспийского моря.
      • в учебном процессе при преподавании курса международного морского права, международного речного права и международного публичного права в целом.

    Реализация и апробация результатов исследования. Основные положения диссертации излагались диссертантом в докладах (выступлениях):

    • на Международной научно-практической конференции «Социально-экономические преобразования в прикаспийском регионе: поиск оптимальной модели устойчивого развития» (Элиста, 2002 г.),
    • Международной конференции «Единый Каспий: межгосударственное сотрудничество и проблемы экономического и социального развития региона» (Астрахань, 2002г.),
    • Международной научно-практической конференции «Социально-правовые проблемы Прикаспийского региона» (Астрахань, 2003 г.),
    • Межвузовской научной конференции «10 лет Конституции Российской Федерации: проблемы общественного развития» (Саратов, 2004г.),
    • Международной конференции «Россия и Восток. Обучающееся общество и социально-устойчивое развитие Каспийского региона (Астрахань, 2005г.).

    В статьях:

    • Условия определения правового статуса Каспийского моря на современном этапе международных отношений прикаспийских государств // Человек в социальном мире. Проблемы. Исследования. Перспективы, Тула, 2004, № 1 (12).
    • Международный механизм охраны окружающей среды Каспийского моря // Южнороссийский вестник геологии, географии и глобальной энергии. Научно-технический журнал, 2006, - № 6 (19).

    Вопросы международно-правового статуса и режима Каспийского моря освещаются диссертантом в процессе чтения лекций по курсу «Международное публичное право» и спецкурсу «Международное речное право».

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 4 параграфа, заключения и списка использованных источников.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

    Во введении обоснованы актуальность темы исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, объект и предмет исследования, методология, показана степень разработанности проблемы, определены цели и задачи диссертации, сформулированы выносимые на защиту положения.

    Первая глава «Сотрудничество прикаспийских государств (историко-правовой аспект)» состоит из 2 параграфов.

    В параграфе «История развития сотрудничества прикаспийских государств по установлению режима использования ресурсов Каспийского моря в XVII – XIX веках» автором исследуется история становления статуса Каспийского моря. Особое внимание автором уделяется Гюлистанскому мирному договору между Россией и Персией 1813 года и Туркманчайскому договору 1828 года, которые установили свободу торгового судоходства, запрещение Ирану иметь военный флот на Каспии, отсутствие государственных границ на Каспии. По мнению диссертанта, данные договоры фактически рассматривают Каспийское море как российско-персидское (советско-иранское) море. На основании этих положений, можно утверждать, что в указанный период стали активно развиваться межгосударственные отношения между Россией и Персией и заложены предпосылки формирования международно-правового статуса Каспийского моря.

    В параграфе «Определение международно-правового режима Каспия в российско-иранских международных договорах (1921-1940 гг.) как исходный момент для развития концепции о статусе Каспийского моря» раскрываются основные положения договоров 1921 и 1940 гг., при этом Российско-персидский договор 1921 года о дружбе и сотрудничестве является базисным правовым источником по определению статуса Каспия.

    Данный договор, в отличие от предыдущих договоров, определяет Каспий как море, принадлежащее России и Персии (Ирану), определяет сферы влияния России и Ирана на территории Каспийского моря, в частности, закрепляет право судов России и Ирана плавать по акватории Каспия только под своими флагами. В диссертации показано, что в Договоре 1921 года не шла речь о каком-либо разграничении вод Каспийского моря между двумя странами, т.е. об установлении здесь государственных границ. Кроме того, в статье 7 оговаривалось, что «в составе экипажа судов персидского флота не должны находиться граждане третьих держав, использующие свою службу в персидском флоте в недружелюбных по отношению к России целях».

    В этом же параграфе обсуждается противоречивая точка зрения об установлении якобы СССР в одностороннем порядке линии государственной границы на Каспийском море от Астары до Гасан-Кули. Однако на основании изученных документов можно сделать вывод о том, что официально зафиксированной морской границы между СССР и Персией, а потом Россией и Ираном, никогда не было, поэтому точка зрения некоторых авторов1 о ее существовании не соответствует действительности.

    В диссертации отмечается, что в Договоре 1921 года был заложен правовой режим использования вод Каспийского моря в целях судоходства, поскольку четко закреплен принцип свободы судоходства на Каспии судов двух стран.

    Следующим официальным правовым актом, относящимся к статусу Каспия, стал Договор о торговле и мореплавании между СССР и Ираном, заключенный 25 марта 1940г. В нем подтверждалось равенство в условиях мореплавания для торговых судов обеих стран по всей акватории моря, закреплялось исключительное право каждой стороны на рыболовство в 10-ти мильной прибрежной зоне. В отдельной статье оговаривалось, что в Каспийском море могут находиться только советские и иранские суда, т.е. исключалась возможность использования его акватории неприбрежными государствами.

    По мнению диссертанта, к началу 40-х годов, согласно международно-правовым нормам Каспийское море считалось принадлежащим СССР и Ирану как объект их совместного исключительного использования без официально-определенной государственной границы на Каспии. На практике же, СССР охранял линию Астара – Гасан-Кули, за пределы которой иранские суда практически не допускались.

    Анализируя российско-иранские договоры 1921 и 1940 гг., в диссертации отмечается, что они не определили в полном объеме статус Каспия, поскольку в них нет уточнения статуса Каспия как водного объекта, т.е. является он озером или морем; нет указания на разграничение его вод и дна; нет также и государственных границ на Каспии.

    Вторая глава «Проблема определения правового статуса Каспийского моря и развитие международного экономического сотрудничества прикаспийских государств на современном этапе» состоит из двух параграфов.

    В первом параграфе «Позиции пяти прикаспийских государств в отношении статуса и режима Каспийского моря после 1991 года» рассматриваются притязания новых прикаспийских государств о закреплении за ними национальных участков Каспия, т.е. раздела Каспийского моря.

    В 1992 г. начался переговорный про­цесс по разграничению Каспийского моря на донные сектора прибрежных стран. С другой стороны, предложение России и Ирана, закрепленное в совместном Коммюнике прикаспийских государств в 1992 году стало попыткой подтвердить принадлежность Каспия всем прикаспийским государствам, что положило начало в разработке и уточнения статуса Каспия как объекта общего пользования всеми пятью прикаспийскими государствами.

    По нашему мнению, наилучшим решением всех этих проблем было бы заключение уже на первом этапе этого переговорного процесса многосторонней Конвенции о статусе и режиме Каспийского моря. Но прикаспийские государства пошли по другому, менее эффективному пути, с чем трудно согласиться.

    Вопреки ранее высказанным предложениям России и Ирана в 1992 году на Тегеранской конференции в совместном Коммюнике считать Каспийское море кондоминиумом, с чем не согласились остальные прикаспийские государства, с 1993 года прикаспийские государства начали предпринимать односто­ронние и двусторонние попытки решения вопроса разграничения Каспия. В частности, Азербайджан стал определять Каспийское море как «по­граничное озеро», закрепив в 1995 г. в своей Конституции (ст. 11, п. 2) суверенитет на сек­тор Каспия, включающий дно, водную толщу и воздушное пространство. Тогда же был издан туркменский закон о государ­ственной границе, в котором Туркменистан устанавливал территориальные воды на Каспии. По мнению диссертанта действия Азербайджана и Туркменистана неправомерны, т.к. в соответствии с Венской конвенцией о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г., при отсутствии нового международного договора, до момента подписания новой Конвенции о статусе Каспийского моря, должны действовать Договоры 1921 и 1941 гг., устанавливающие права только прикаспийских государств (России и Ирана) на использование Каспийского моря, свободу судоходства на нем и исключительные права на рыболовство в 10-мильных прибрежных рыболовных зонах. Закрепленные в туркменском законе территориальные воды, относятся к сфере регулирования международного морского права, а как мы уже отметили, Каспий является международным региональным озером и к нему не применяются положения Конвенции ООН 1982 года.

    За период переговоров 1992 – 2003 гг. прикаспийские страны сформировали свои позиции по вопросу раздела Каспия. Россия, Азербайджан и Казахстан заня­ли единую позицию по разграничению Каспийского моря, вытекающую из принципа «делим дно, а вода - общая». В то время как Туркменистан продолжал отстаивать позицию о полном секторальном разделе Каспия. Иран же в начале отстаивал идею общего использования водного пространства, но затем, изменив позицию, стал выступать за секторальное деление. Не соглашаясь с позицией Ирана и Туркменистана, диссертант придерживается точки зрения, выраженной в заявлениях остальных прикаспийских государств, что вода должна находиться в общем пользовании всех прикаспийских государств, а дно поделено на национальные сектора по модифицированной срединной линии, которая подразумевает под собой линию, строящуюся на основе равного удаления от исходных базисных точек на береговой линии и островах, а координаты исходных базисных точек определяются из среднего многолетнего уровня Каспийского моря.

    Существенным моментом в истории установления международно-правового статуса Каспия стало заявление России на Бакинской конференции в 2001 году о том, что по проблеме освоения минеральных ресурсов дна Каспия она исходит из необходимости согласования между все­ми прикаспийскими государствами обязательных условий и правил (с заклю­чением соответствующего соглашения), регулирующих реальную деятель­ность по разработке дна Каспия, в том числе с привлечением физических и юридических лиц третьих стран. Кроме того, в Декларации, было закреплено положение о том, что дно делится на зоны недропользования между прибрежными государствами, а толща моря и его поверхность оста­ются в общем пользовании. Положения Декларации подтвердили установленную договорами 1921 и 1940 гг. практику установленной свободы судоходства и подразумевали свободу рыболовства на Каспии.

    В качестве единственного способа принятия решений по Каспию сторонами в 1995 году в Тегеране был определен принцип консенсуса; прикаспийские государства выдвинули идею подписания многостороннего международно-правового акта по статусу и режиму Каспийского моря.

    В период с 1998 по 2001 год Россия заключает двусторонние соглашения о раз­граничении северной части дна Каспийского моря. По мнению диссертанта как односторонние, так и двусторонние действия по разграничению дна недопустимы, поскольку это противоречит позиции государств по вопросам совместного использования ресурсов Каспия и принятия согласованных решений всеми прикаспийскими государствами.

    Pages:     | 1 || 3 | 4 |






    © 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»