WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В исследуемый период, когда система прямого государственного руководства литературным процессом еще не сложилась, Союзу писателей удавалось сохранять независимую позицию, но уже и в эти годы все действия партийно-государственного аппарата характеризуются тенденцией к уничтожению института старых литературных, художественных и научных школ. В результате целого ряда запретов Союз с самого начала был лишен выхода к широким общественным слоям, что в значительной мере парализовало его работу. В последующие годы ленинградский Союз писателей сохранил активную позицию и, насколько мог в условиях нарастающей диктатуры, противостоял цензурному и экономическому террору.

В четвертом параграфе – «Дореволюционные литераторы и молодые «попутчики»: опыт взаимодействия и преемственности» – исследовано творческое и организационное сотрудничество в Союзе писателей двух литературных поколений, сложившихся в принципиально разной историко-культурной и социально-политической действительности. Появление в начале 1920-х годов в рядах Союза писателей нового поколения пишущей молодежи, воспитанников Литературной студии издательства «Всемирная литература» и Дома искусств, учеников Замятина, Гумилева, Шкловского, в частности – группы «Серапионовы братья», – стало свидетельством жизнеспособности идей, составлявших основу его идейно-эстетической позиции: преемственность литературного развития и независимость художественного творчества от внелитературных обстоятельств.

Культурная локализация «Серапионовых братьев», творческие контакты с крупнейшими мастерами слова, их профессиональными объединениями и периодическими изданиями («Петербургский сборник», «Литературные записки») определились в самом начале литературного пути членов содружества. Освоение культурного опыта прошлого стало одним из основных программных положений группы. Прием в Союз писателей начинающих авторов, не имевших необходимого, по уставу Союза, литературного стажа, свидетельствовал о признании их старшим поколением своими преемниками и «несомненными отпрысками»4 прежней литературной школы. Уже в 1923 году трое «серапионов» (К. Федин, Вс. Иванов, Н. Тихонов) вместе с крупнейшими литераторами дореволюционной эпохи (Е. И. Замятин, А. Л. Волынский, Ф. Сологуб, А. А. Ахматова) были избраны в новое правление Союза. С середины 1920-х годов именно «попутчики» составляли ядро руководства ленинградского Союза писателей и определяли его программную политику.

Феномен «попутничества», сложившийся и отчетливо проявившийся в рамках Союза в исследуемый период, не только представлял собой сложный клубок умонастроений в писательской среде, но и заключал в себе различные модели поведения в условиях набирающего силу политического диктата, когда все явственнее проступали черты иной эпохи, и нужно было выбирать свой тип взаимоотношений с нею.

В главе III «Всероссийский союз писателей (Петроградское отделение) в условиях идеологического и организационного диктата партийно-государственного аппарата (1922–1923)» – рассмотрено положение Союза писателей и трансформация его общественно-политической платформы в обстоятельствах постепенного уничтожения института старых художественных школ.

В первом параграфе – «Работа Всероссийского союза писателей (Петроградское отделение) на фоне политической дискредитации оппозиционных литературных объединений и раскола литературной среды» исследованы и проанализированы мероприятия партийно-государственного аппарата, направленные на борьбу с идеологическими оппонентами, и реакция членов Союза. Укрепление советской власти, произошедшее к 1922 году, сопровождалось усилением партийного влияния во всех областях культуры и политическими репрессиями против интеллигенции. Вопросы культурной политики последовательно обсуждались в высших кругах власти, начиная с 1921 года. Комплекс новых мер заключался в идейно-политическом расслоении творческой среды, поддержке «сменовеховских» настроений, высылке из страны культурной элиты, ликвидации оппозиционных объединений и органов печати. Борьба за умы граждан сопровождалась откровенной политической дискредитацией в прессе объединений и органов печати «буржуазной» интеллигенции. Руководство Союза писателей и Дома литераторов (Замятин, Волынский, Волковыский, Харитон, Ирецкий, Шкловский) было обличено в монархических, антисоветских настроениях.

Внутрисоюзные разногласия по вопросу об отношении к советской власти, «сменовеховстве» и дальнейшей позиции Союза, наметившиеся в 1922 году, резко обозначились с опубликованием А. Толстым в берлинской газете «Накануне» частного письма Чуковского, негативно характеризовавшего петроградские писательские круги. Обсуждение этого инцидента в правлении Союза, вскрывшее противоречивые настроения в писательской среде, детально рассмотрено в данном параграфе. Очевидный политический подтекст публикаций вносил в психологическую атмосферу Союза нервозность и неуверенность.

Во втором параграфе – «Всероссийский союз писателей (Петроградское отделение) и высылка из страны культурной элиты» – проанализированы обстоятельства вытеснения из интеллектуальной среды Петрограда идейных противников советской власти, изменившие состав Союза писателей. Ленин, отдавая распоряжения об арестах и последующей высылке инакомыслящей интеллигенции, рекомендовал обратить пристальное внимание на петроградских литераторов. Среди арестованных в августе 1922 года и намеченных к изгнанию из страны оказались руководители Всероссийского союза писателей (московского и петроградского отделений).

В сентябре–ноябре 1922 года все высылаемые, за исключением Замятина, покинули Россию. Петроградский Союз писателей потерял деятельных руководителей, занимавших активную независимую позицию. Истории несостоявшейся высылки Замятина в диссертации уделено особое внимание.

В третьем параграфе – «Всероссийский союз писателей (Петроградское отделение) и политический контроль над деятельностью организаций» исследовано формирование системы руководства культурой в применении к Союзу писателей. К середине 1922 года относятся и первые официальные мероприятия по «огосударствлению» литературы. Особое значение имеет постановление ВЦИК и Совнаркома от 3 августа 1922 года «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и порядке надзора за ними», узаконившее государственный контроль над деятельностью организаций, подчиненность литературы официальной власти. Дальнейшее существование Всероссийского союза писателей ставилось в зависимость от признания им своей полной подконтрольности партийно-государственному аппарату, и непосредственно – НКВД. Конкретные требования заключались в изменении устава, состава правления и всей организации, в частности – исключения из петроградского Союза Замятина. В диссертации подробно рассмотрены обстоятельства согласования с НКВД устава Союза и состава правления, представляющие собой одну из ярких страниц в летописи противостояния петроградских литераторов диктату власти.

Мощная идеологическая кампания, продолжавшаяся весь 1922 год, повлияла на общую внутрисоюзную атмосферу и обнаружила противоречия относительно дальнейшей линии поведения. Всероссийский союз писателей был вынужден пойти на первые уступки и согласиться на частичное изменение устава, введя в новую редакцию пункт о подотчетности НКВД. Устав, утвержденный НКВД в феврале 1923 года, действовал до конца 1929 года. В середине марта 1924 года А. Л. Волынский, возглавлявший Союз в течение четырех лет, отказался баллотироваться в правление по «причинам принципиального характера»; председателем Союза был избран Ф. Сологуб.

Государственное вмешательство в творческий процесс, примиренческие настроения внутри Союза, появление в нем молодых литературных сил, смена председателя, изменение устава, свидетельствовали о вступлении организации в новую фазу своего развития. К 1924 году завершился первый период деятельности Петроградского отделения Всероссийского союза писателей, характеризующийся упорным сохранением художественных принципов и традиций классической литературы, открытой оппозиционностью советскому строю и культурной политике партийного руководства. От жесткой открытой конфронтации петроградский Союз писателей постепенно переходил к более гибкой и осторожной тактике поведения и интенсивной внутренней творческой работе, чему в немалой степени способствовала позиция его нового председателя.

В Заключении подводятся основные итоги диссертационного сочинения.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:5

Книга:

  1. Серапионовы братья в собраниях Пушкинского Дома: Материалы. Исследования. Публикации / Авт.-сост. Т. А. Кукушкина, Е. Р. Обатнина. СПб.: Дмитрий Буланин, 1998. – 194 с. (12 п. л.).

Статьи и публикации:

  1. Кукушкина Т. А. «Здесь такая благодать, что лучшего и представить нельзя» (Холомки и Бельское Устье в письмах К. И. Чуковского) // Краеведческие чтения. Материалы юбилейных конференций. Порхов – Холомки. Псков, 2001. С. 60–67 (0,4 п. л.).
  2. *Из литературного быта Петрограда начала 1920-х годов (Альбомы В. А. Сутугиной и Р. В. Руры) / Вступ. ст., публ. и коммент. Т. А. Кукушкиной // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1997 год. СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. С. 341–402 (3,7 п. л.).
  3. Кукушкина Т. А. Е. И. Замятин в правлении Всероссийского союза писателей (Ленинградское отделение) // Евгений Замятин и культура ХХ века: Исследования и публикации. СПб.: Издательство Российской национальной библиотеки, 2002. С. 108–125 (1 п. л.).
  4. Материалы Е. И. и Л. Н. Замятиных в собраниях Пушкинского Дома. Аннотированный каталог / Предисл., сост. и коммент. Т. А. Кукушкиной // Там же. С. 409–450 (2 п. л.).
  5. *Кукушкина Т. А. «Всеобъемлющий и широко гостеприимный…». Дом литераторов (1918–1922) // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1998/1999 год. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. С. 77–95 (1,1 п. л.).
  6. Кукушкина Т. А. Русская литература ХХ века // Пушкинский Дом: Книга-альбом. СПб.: Издательский дом «Классика», 2003. С. 298–301 (0,3 п. л.) – совм. с В. П. Муромским.
  7. Кукушкина Т. А. Анна Ахматова // Там же. С. 396–397 (0,5 п. л.) – совм. с А. И. Павловским.
  8. *Л. Н. Лунц. I. Посмертная литература о Блоке. II. Новые поэты / Вступ. ст., публ. и коммент. Т. А. Кукушкиной // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2000 год. СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. С. 383–412 (2 п. л.).
  9. Кукушкина Т. А. «Странное чувство сытости…» // Taleon. СПб., 2004. № 3. С. 26–34 (0,4 п. л.).
  10. Кукушкина Т. А. Венус Георгий Давыдович // Русские писатели ХХ века. Прозаики, поэты драматурги: Биобиблиографический словарь. М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. Т. 1. С. 361–363 (0,4 п. л.).
  11. Кукушкина Т. А. Лунц Лев Натанович // Там же. Т. 2. С. 483–486 (0,4 п. л.).
  12. Кукушкина Т. А. Чуковский Николай Корнеевич // Там же. Т. 3. С. 659–661 (0,4 п. л.).
  13. Кукушкина Т. А. «Кривые…» жизни Евгения Замятина // Taleon. СПб., 2005, № 5. С. 32–42 (0,4 п. л.).
  14. *Кукушкина Т. А. Всероссийский союз писателей. Ленинградское отделение (1920–1932). Очерк деятельности // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2001 год. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006. С. 81–144 (4,2 п. л.).
  15. *Кукушкина Т. А. Всероссийский союз поэтов. Ленинградское отделение (1924–1929). Обзор деятельности // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2003–2004 год. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. С. 83–139 (3,2 п. л.).

1 Дом литераторов в Петрограде 1919–1921 годов (Воспоминания А. В. Амфитеатрова) / Публ. А. Г. Виноградова // Встречи с прошлым. М., 1996. Вып. 8. С. 162.

2 Замятин Е. И. Я боюсь // Дом Искусств. Пб. 1921. № 1. С. 43.

3 Гиппиус З. Живые лица. Книга I. Тбилиси, 1991. С. 331.

4 Литературная хроника в Петербурге // Литературные записки. 1922. № 2. 23 июня. С. 18.

5 Звездочкой (*) отмечены издания, указанные в «Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук» (редакция – апрель 2008 г.).

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»