WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Второй параграф «Условия, мотивы и основания задержания лица по подозрению в совершении преступления» начинается с исследования разноплановых мнений ученых относительно условий, необходимых для процессуального задержания подозреваемого. Под условиями применения задержания как меры принуждения автор понимает определенные требования, которые должны быть обязательно соблюдены на момент принятия решения об уголовно-процессуальном задержании, чтобы оно было допустимо и законно. Ими являются: 1) наличие возбужденного уголовного дела; 2) подследственность уголовного дела органу дознания или следователю, инициирующему задержание; 3) субъект производимого задержания является надлежащим с точки зрения уголовного законодательства; 4) лицо подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы; 5) имеются основания задержания, указанные в статье 91 УПК; 6) задержание лица по подозрению в совершении данного преступления производится впервые, за исключением повторного задержания при направлении в суд ходатайства об изменении подозреваемому меры пресечения на заключение под стражу.

В качестве мотивов задержания рассматриваются субъективные побуждения следователя (дознавателя) воспрепятствовать определенным предполагаемым действиям подозреваемого, которые в случае их осуществления могли бы помешать реализации целей применяемой меры процессуального принуждения либо привести к совершению преступления. Отмечается, что закон не содержит перечня мотивов задержания, поэтому и в научных кругах не сложилось единого мнения по данному вопросу. Изучив существующие точки зрения, автор приходит к заключению, что мотивами задержания следует признать наличие основанных на материалах уголовного дела опасений, что подозреваемый, находясь на свободе, скроется от дознания либо предварительного следствия, будет заниматься преступной деятельностью, воспрепятствует установлению обстоятельств совершенного преступления. Требование ч. 2 ст. 92 УПК об указании мотивов в протоколе задержания подозреваемого обусловливает необходимость дополнения уголовно-процессуального законодательства перечнем мотивов задержания.

При исследовании оснований задержания диссертант указывает на различие мнений среди ученых и практических работников в отношении способа их закрепления в материалах уголовного дела. Автор аргументирует собственную позицию о том, что в качестве оснований задержания следует рассматривать фактические данные, полученные при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, обосновывающие обстоятельства, перечисленные в ст. 91 УПК, содержащиеся в доказательствах по уголовному делу и свидетельствующие о причастности конкретного лица к совершению данного преступления. В работе подробно рассматриваются предусмотренные законом основания задержания и даются практические рекомендации по их применению. Особое внимание уделено определению содержания «иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления», которые применяются только при наличии указанных в ч. 2 ст. 91 УПК условий и, как показало анкетирование практических сотрудников, представляют для них наибольшую сложность в понимании и использовании.

Диссертант приходит к выводу, что перечисленные в ст. 91 УПК основания задержания лица по подозрению в совершении преступления не нуждаются в существенном изменении. Однако в п. 2 ч. 1 следует вернуться к ранее существовавшей формулировке указанного основания задержания – «когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление», а саму статью дополнить частью, указывающей в качестве самостоятельного основания задержания подозреваемого направление в суд следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора ходатайства об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (соответственно изъяв аналогичную формулировку из ч. 2).

В третьем параграфе «Процессуальный порядок задержания и реализации прав подозреваемого» диссертант на основании исследования проблемных вопросов правовой регламентации и практической деятельности вносит предложения о совершенствовании законодательства, регулирующего задержание подозреваемого. Отмечается, что многими авторами в теории упоминается процедура задержания лица по постановлению о задержании, однако УПК это не предусмотрено и на практике фактически не применяется. Тем не менее, такая необходимость все же возникает, если решение о задержании лица по подозрению в совершении преступления принимается в его отсутствии. В связи с этим ст. 92 УПК следует дополнить частью, регламентирующей порядок задержания при вынесении соответствующего постановления. В п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК целесообразно предусмотреть полномочия дознавателя (аналогично полномочиям следователя) давать органу дознания письменные поручения, в том числе об исполнении постановлений о задержании.

В диссертации аргументируется точка зрения о том, что процессуальное оформление задержания лица по подозрению в совершении преступления и его правовая регламентация нуждаются в определенных коррективах: законодателю в ч. 2 ст. 92 УПК следует более понятно расшифровать требования к реквизитам протокола задержания лица по подозрению в совершении преступления в части указания даты, времени, места фактического задержания лица; в протоколе задержания должен быть сформулирован предмет подозрения и уголовно-правовая квалификация совершенного деяния.

Оформление личного обыска следует производить отдельно от оформления задержания лица. Поскольку необходимость изъятия орудий преступления, предметов, документов у лица, подозреваемого в совершении преступления, нередко возникает до оформления процессуального задержания, когда уголовное дело еще не возбуждено, в настоящее время оно производится в рамках п. 2 ст. 11 Закона РФ «О милиции», является личным досмотром и осуществляется в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, что неправильно, если речь изначально идет о преступлении. Порядок личного досмотра лица, фактически задержанного по подозрению в совершении преступления, следует предусмотреть в уголовно-процессуальном законодательстве.

Соискателем обосновывается мнение о необходимости уточнения момента начала исчисления сроков сообщения прокурору о проведенном задержании и уведомления заинтересованных лиц; уточнения круга субъектов, производящих уведомление о задержании и подлежащих уведомлению, и делаются соответствующие предложения о внесении конкретных изменений в ч. 3 ст. 92, ч. 1 и 2 ст. 96 УПК.

Автор отмечает, что права подозреваемого представляют собой не случайную совокупность, а целостную и логически обоснованную систему, позволяющую лицу отстаивать свои законные интересы на каждом этапе всего периода его нахождения в данном процессуальном положении. Рассматривая используемые процессуалистами различные критерии систематизации прав подозреваемого, диссертант предлагает авторский вариант их классификации. По форме правового закрепления – общепризнанные, конституционные, уголовно-процессуальные. По сфере действия – общегражданские права; права, характерные не только для подозреваемого, но и для других участников уголовного судопроизводства; права, принадлежащие исключительно подозреваемому; права, принадлежащие задержанному или заключенному под стражу подозреваемому. По моменту возникновения и длительности существования – общие и частные. По сфере затрагиваемых интересов – затрагивающие судьбу уголовного дела и касающиеся личного состояния подозреваемого. По порядку реализации – активные и пассивные. В соответствии с возрастом – права подозреваемого, не зависящие от его возраста, и права несовершеннолетнего подозреваемого.

Автор солидаризируется с процессуалистами, считающими пробелом уголовно-процессуального законодательства отсутствие в нем прямого формулирования обязанностей подозреваемого, и предлагает дополнить ст. 46 УПК обязанностями подозреваемого: являться по вызовам следователя и дознавателя; не препятствовать производству расследования незаконными средствами и способами защиты; соблюдать условия принятой в отношении него меры пресечения; подчиняться процессуальным решениям лиц, производящих расследование, и суда (о производстве освидетельствования, представлении образцов для сравнительного исследования, обыске, выемке, помещении в медицинское учреждение для производства экспертизы, аресте имущества); не уклоняться от участия в следственных действиях, соблюдать порядок проведения расследования.

Останавливаясь на проблемах реализации прав подозреваемого, соискатель отмечает, что значительная часть из них связана с реализацией права на защиту, которое начинается с возможности выбора подозреваемым конкретного защитника. Следует законодательно закрепить для подозреваемого, к которому применено задержание по подозрению в совершении преступления либо которому избрана мера пресечения – заключение под стражу, право на свидание с родственниками либо обсуждение по телефону вопроса о выборе защитника. Однако задержанному подозреваемому в силу различных причин не всегда может быть обеспечено участие в качестве защитника конкретного выбранного им адвоката. Учитывая, что согласно ч. 2 ст. 46 УПК допрос подозреваемого должен быть проведен не позднее 24 часов с момента фактического задержания, необходимо внести изменения в ч. 4 ст. 50 УПК, уменьшив временной интервал для явки выбранного подозреваемым защитника с 24 до 16 часов, что позволит следователю (дознавателю) в установленный законом срок своевременно принять меры для обеспечения участия в нем другого защитника.

Отмечая важность первых показаний, даваемых лицом после задержания, соискатель высказывает несогласие с позицией законодателя относительно содержания п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК, устанавливающего специально для показаний подозреваемого (а наряду с ним и обвиняемого) условия, при возникновении которых они должны быть отнесены к недопустимым доказательствам: если в ходе досудебного производства показания даны в отсутствие защитника и впоследствии не подтверждены в суде. Автор считает это перегибом в осуществлении права на защиту, который привел к формированию в органах предварительного следствия и дознания практики «навязывания» задержанному услуг дежурного адвоката. Свое мнение он подтверждает результатами анкетирования: 76,9% следователей и дознавателей, 63,2% судей и 50,0% адвокатов одобрили предложенные им изменения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК в следующей редакции: к недопустимым доказательствам относятся: «показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, за исключением случаев добровольного отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде».

Среди проблем реализации прав подозреваемым автор выделяет отсутствие в УПК и Федеральном законе № 73-ФЗ от 31.05.2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» механизма осуществления подозреваемым права присутствовать при производстве экспертизы, что требует внесения дополнений в указанные правовые акты.

Реализация прав подозреваемым тесно связана и с продолжительностью временного периода, в течение которого лицо обладает указанным процессуальным статусом. В работе отмечается, что институт подозрения в УПК не имеет четкой границы окончания, в том числе после освобождения задержанного лица, так как закон не обязывает следователя (дознавателя) в какие-либо установленные сроки разобраться с правомерностью возникшего подозрения и изложить точку зрения по этому вопросу в процессуальном акте. В результате временной период, в течение которого лицо находится под подозрением, грозит быть бессрочным. Упорядочить ситуацию может внесение дополнения в ст. 46 УПК РФ: «Лицо считается подозреваемым до принятия одного из следующих решений: вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, составления обвинительного акта, а в случае неподтверждения подозрения – вынесения постановления о прекращении уголовного преследования. Если освобождение подозреваемого произведено по основанию, предусмотренному пунктом первым части первой статьи 94 настоящего Кодекса, либо если подозреваемому отменена мера пресечения в связи с непредъявлением обвинения в сроки, установленные частями первой и второй статьи 100 настоящего Кодекса, постановление о прекращении уголовного преследования должно быть вынесено незамедлительно после принятия указанных решений».

Анализируются и другие проблемы процедуры задержания, в том числе продления срока задержания и иммунитета от задержания, для решения которых автором вносятся предложения:

- о дополнении главы 12 УПК «Задержание подозреваемого» самостоятельной нормой, предусматривающей обращение в суд следователя (дознавателя) с мотивированным ходатайством о продлении срока задержания;

- о введении в УПК понятия международного иммунитета;

- об уточнении отдельных формулировок ст. 449 УПК путем их согласования с редакцией п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК и приведения в соответствие с законами Российской Федерации, содержащими правовые нормы, которые устанавливают дополнительные гарантии и расширяют круг специальных субъектов иммунитета от задержания (Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации»).

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования.

Основные результаты диссертационного исследования получили отражение в следующих научных публикациях, в том числе в издании, рекомендованном ВАК России:

1. Актуальные вопросы задержания подозреваемого // Обеспечение общественной безопасности в центральном федеральном округе Российской Федерации: Материалы международной научно-практической конференции. Воронеж, 2007. – 0,3 п.л.

2. Актуальные вопросы задержания подозреваемого на стадии возбуждения уголовного дела // Преступность в России: состояние, проблемы предупреждения и раскрытия преступлений: Материалы международной научно-практической конференции. Воронеж, 2008. – 0,4 п.л.

3. Задержание подозреваемого – следственное или процессуальное действие // Современные проблемы применения органами внутренних дел административного и оперативно-розыскного законодательства России: перспективы и пути развития: Сборник докладов межведомственной научно-практической конференции. Липецк, 2006. – 0,2 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»