WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Над рассказом «Гамлет Щигровского уезда» И. С. Тургенев работал весной-летом 1848 г., то есть вскоре после революционных событий в Париже, свидетелем которых он стал в мае-июне того же 1848 г. и которые занимали творческое воображение писателя довольно долго. К воспоминаниям о революции 1848 г. И. С. Тургенев впоследствии обратится в романе «Рудин» (1855), по прошествии многих лет он напишет очерки «Наши послали» (1874) и «Человек в серых очках» (1879). В последних числах мая — начале июня 1848 г. Тургенев узнает о смерти В. Г. Белинского. Оба эти события в равной мере повлияли на работу писателя над рассказом «Гамлет Щигровского уезда». Таким образом, сам процесс создания произведения был тесно связан с биографическими обстоятельствами и переживаниями, повлиявшими на замысел автора.

Своего героя Тургенев поселил именно в Щигровском уезде Курской губернии неслучайно: там находилось одно из тургеневских имений — Семеновка. Более того, как известно, в черновом автографе рассказа вместо Щигровского был назван Чернский уезд, что прямо указывало на автобиографичность тургеневского произведения: в Чернском уезде Тульской губернии находилось родовое имение отца писателя — село Тургенево и несколько имений, принадлежавших Лутовиновым. Описывая жизненный путь своего вымышленного героя, Тургенев достаточно последовательно, шаг за шагом воспроизводит события и факты своей биографии. Многие жизненные ситуации, о которых тургеневский Гамлет рассказывает своему случайному собеседнику, находят подтверждение в документальных свидетельствах, касающихся биографии Тургенева. Автора рассказа и его героя сближает многое: деревенское детство, раннее увлечение поэзией; матушка, занимавшаяся воспитанием сына «со всем стремительным рвением степной помещицы» (С. III, 261). Герой тургеневского рассказа вспоминает о дяде-опекуне, ограбившем племянника. Дядя И. С. Тургенева, Н. Н. Тургенев, в течение нескольких лет был управляющим Спасским имением. У В. П. Тургеневой и ее сыновей были основания сомневаться в бескорыстии Н. Н. Тургенева (письмо от 11/23 июля до 23 июля / 4 августа 1842 г.). Тургеневский герой вспоминает, что был у него «какой-то братишка завалящий, с английской болезнью на затылке, да что-то скоро больно умер» (С. III, 261). Здесь — возможный намек на раннюю смерть младшего брата писателя, Сергея Тургенева. Кроме того, известно, что у самого писателя темя с детства не заросло и было прикрыто одной кожей. Увеличение и не зарастание «родничка» является одним из проявлений рахитизма, который и в XIX веке, и позднее называли английской болезнью.

Тургеневский герой проходит ровно тот же путь, что и сам писатель. Подобно «Гамлету Щигровского уезда», который, не найдя ответов на свои вопросы «у русской жизни», «взял да и пустился, с богом, в чужую сторону, к нехристям» — «ведь наука-то, кажись, везде одна, и истина одна» (С. III, 260), Тургенев мотивировал свое собственное желание продолжить образование за границей убежденностью в том, что «в России возможно только набраться некоторых приготовительных сведений, но что источник настоящего знания находится за границей» (С. XI, 8). О своей недолгой службе в канцелярии Министерства внутренних дел Тургенев вспоминал: «служил очень плохо и неисправно» (С. XI, 204), однако в прошении на имя императора Николая I об отставке сослался именно на «слабость зрения» (П. I, 347). По этой же причине оставил службу и тургеневский герой, который признается, что «в больших комнатах казенного заведения у меня голова разбаливалась, глаза тоже плохо действовали; другие кстати подошли причины» (С. III, 270). Едва ли не единственный факт в биографии тургеневского героя, который, на первый взгляд, не находит опоры в реальной биографии писателя, — женитьба Василия Васильевича. «Уездный Гамлет» не вполне понимает природу своего чувства к Софье, историю своей любви он называет «трагикомедией» (С. III, 267), отмечает «странность» своей любви. Подобная «половинчатость» чувств, свойственная подчас и самому писателю, проявилась, в частности, в его отношениях с Т. А. Бакуниной.

Одно из средств самохарактеристики в рассказе — ссылки на великие имена — Вольтера, Гегеля, Гете, цитаты из произведений М. Ю. Лермонтова, Ф. Шиллера, А. де Мюссе. Демонстрируя, с одной стороны, недостаток самобытности вымышленного героя, приведенные примеры, одновременно характеризуют культурные предпочтения самого Тургенева. Все названные авторы оказали влияние на становление внутреннего мира писателя в разные периоды его жизни. Подобные совпадения значительно сближают внутренний мир литературного персонажа и автора, что, в свою очередь, подчеркивает связь художественного произведения с биографией его создателя. Форма исповеди литературного героя, избранная писателем в рассказе, дает возможность отражения биографии и откровенного размышления об обстоятельствах и проблемах собственной жизни, позволяет ему вести доверительный разговор с читателем и высказать отношение к своему прошлому и к себе в этом прошлом. Следовательно, художественная задача, которую ставил перед собой Тургенев при создании рассказа «Гамлет Щигровского уезда», была, наряду с прочим, и автобиографической.

В тургеневском рассказе отсутствуют описания наружности и костюма главного героя. Вместе с тем существенно, что единственная упомянутая деталь одежды — бумажный колпак, который держит в руке, постоянно жестикулируя, тургеневский герой. Деталь почти комическая или, во всяком случае, достаточно уничижительная. Летом 1881 г. Тургенев в Спасском-Лутовинове рассказывал Я. П. Полонскому, как однажды, в Париже, во время приступа тоски, он соорудил себе из шторы «длинный — аршина в полтора — колпак. <…> надел его себе на голову, стал носом в угол и стою… Веришь ли, тоска стала проходить, мало-помалу водворился какой-то покой, наконец, мне стало весело». Описываемые события происходили, по словам Тургенева, когда ему было «около 29-ти» лет. Таким образом, этот эпизод, приведенный в воспоминаниях Я. П. Полонского, следует отнести к 1847-1848 гг., то есть ко времени работы над рассказом «Гамлет Щигровского уезда». Шутовской колпак появляется и в создававшейся почти одновременно с рассказом комедии «Нахлебник» (1848). Сам писатель никогда не боялся выглядеть смешным в глазах окружающих. Подтверждение этому содержится, например, в воспоминаниях Н. А. Тучковой-Огаревой. Щигровский Гамлет знает, «как пошла, пуста, плоска и ничтожна кажется жизнь» (С. V, 334), он позволяет окружающим смеяться над собой, нарочно подвергает себя «всяким мелочным унижениям, и в этом унижении, даже не позволяет самому себе думать», что «предается горькому удовольствию иронии» (С. III, 272). В этом качестве героя мы также видим известный автобиографический элемент.

При всей несопоставимости фигур уездного Гамлета, в его собственной оценке «ничтожного», ненужного, «неоригинального человека» и, с другой стороны, самого писателя, такое полное (во многих подробностях) совпадение реальной биографии писателя и жизненного пути его литературного героя никак нельзя рассматривать как внешнее и тем более случайное сходство. Рассказ «Гамлет «Щигровского уезда» является произведением с подробным, широким биографическим основанием, где имеет место не просто использование писателем биографических фактов, своих настроений и чувств в повествовании о другом человеке, а достаточно откровенный рассказ о конкретных событиях собственной биографии и их проницательный психологический анализ — самоанализ. Автобиографизм выступает в данном случае как одна из значимых черт поэтики. Это примечательный случай творческого претворения эмпирического материала жизни писателя в художественный образ, далекий от автопортретности и вместе с тем автобиографически емкий и содержательный.

Глава III. Драматургия И. С. Тургенева 1840-1850-х годов. Биографические сюжеты и мотивы

3.1. К истории изучения драматургии И. С. Тургенева в свете биографической проблематики

Уже для современников писателя было очевидно, что многие ситуации, нашедшие отражение в тургеневских пьесах, и образы действующих лиц носят биографический характер. О биографических основаниях тургеневской драматургии писали Н. А. Котляревский, П. Н. Сакулин. Р. Б. Заборова приходит к выводу о том, что некоторые черты характера и поведения дяди писателя, Н. Н. Тургенева нашли отражение в образе бывшего предводителя Пехтерьева («Завтрак у предводителя», 1849). Л. М. Лотман указывает на тот факт, что в пьесах «Безденежье» (1845) и «Провинциалка» (1850) Тургенев приписывает своим героям некоторые известные факты собственной биографии. По наблюдениям исследователей, автобиографические ситуации находят известное отражение в образах Горского («Где тонко, там и рвется», 1847) и Вилицкого («Холостяк», 1849).

3.2. Биографические источники драматургии И. С. Тургенева 1840-1850-х гг. Фактическая история сюжетов

Одним из наименее проясненных вопросов остается вопрос о времени возникновения и реализации замысла пьесы «Безденежье». Исследователями не вполне правомерно был обойден один из тезисов «Мемориала», где среди важнейших событий за 1842 г. Тургенев помечает: «Безденежье» (С. XI, 199). Это может обозначать, по меньшей мере, возникновение замысла пьесы или даже начало работы над ней, о чем свидетельствует целый ряд фактов. Помимо того, что 1842 г. характеризуется большой творческой активностью писателя, нельзя не отметить и возросшего в начале 1840-х гг. интереса писателя к драматургии, обойти вниманием воспоминания самого Тургенева о двух его встречах с Гоголем в конце 1841 г. К весне 1842 г. относится и первый петербургский период в жизни писателя, после его возвращения из Германии. Письмо Тургенева братьям Бакуниным от 3 / 15 апреля 1842 г. воспринимается как своего рода «заготовка» к «Сценам из петербургской жизни молодого дворянина» и не оставляет сомнений в том, что в образе Жазикова писатель запечатлел свой собственный комический автопортрет.

Пытаясь убедить сына вернуться в Спасское, В. П. Тургенева рисовала ему идиллические картины будущей совместной жизни в деревне, и эта программа полностью совпадает с той, какую воображает себе Жазиков. Точно так же, как и мать литературного героя, В. П. Тургенева была обеспокоена отсутствием у сына более или менее определенных планов относительно рода его будущих занятий, требовала «определиться к месту». Целый ряд замечаний и выражений из письма матери Жазикова дословно совпадает с угрозами в письмах Варвары Петровны. Характерно, что в тургеневской пьесе «попасть под гнев» боится не только старый слуга, но и сам Тимофей Петрович. По отношению к матери, от которой зависит его финансовое благополучие, Жазиков не испытывает особенной сыновней любви, он не находит времени написать письмо домой, а о здоровье матушки справляется у случайно заехавшего к нему соседа-степняка. Деревня матери Жазикова называется Сычовкой. Название деревни Сычи (Сычовка, Сычово), принадлежавшей В. П. Тургеневой, часто упоминается в ее письмах к сыну. Недовольный нерасторопностью своего слуги, Жазиков собирается «выписать другого, помоложе» (С. II, 51). Сам писатель, так же, как и герой его «сцен», в начале 1840-х гг., по мнению матери слишком часто менял камердинеров. Можно отметить целый ряд других, достаточно явных совпадений, позволяющих сделать вывод: ни в одном из своих произведений, ни до, ни после «Безденежья», Тургенев не рассказывал с такой откровенностью и комизмом о тех лишениях, которые пришлось ему пережить в годы молодости.

Примечательно, что Тургенев фиксирует не только сам факт безденежья, но и моральное состояние, которое переживает в этом случае человек. Безденежье порождает зависимость. Жазиков предпочитает жить вечным должником, лишь бы только не ехать к матери в деревню. Гораздо больше, нежели деревенской скуки, Жазиков боится, точно так же, как и сам писатель, вернувшись в деревню, оказаться во власти матери, потерять свободу. Тимофей Петрович испытывает и еще один, также вполне тургеневский страх – перед женитьбой, которой боится ничуть не меньше деспотизма матери. Тот же страх преследует и героя комедии «Где тонко, там и рвется», Евгения Горского. Откровения Горского по поводу возможной женитьбы созвучны признаниям самого Тургенева, высказанным им в письме от 28 августа / 9 сентября 1850 г. П. Виардо. Указанное письмо позволяет сделать вывод о явных биографических основаниях некоторых эпизодов и комедии «Провинциалка».

В тексте комедии «Где тонко, там и рвется» обнаруживаются строки из незавершенной лермонтовской поэмы «Сказка для детей» (опубл. в 1842 г.). В диссертации устанавливаются параллели между «Сказкой для детей» и тургеневской комедией. Явные лермонтовские реминисценции в тургеневской пьесе свидетельствуют о том, что поэма Лермонтова явилась своего рода «первообразом» комедии «Где тонко, там и рвется».

Точно так же, как Жазиков и Горский, оказывается не способен на поступок и персонаж комедии «Холостяк» — Вилицкий. Безвольный и слабохарактерный Вилицкий полностью попадает под влияние Фон Фонка. В авторской характеристике Фонк персонаж отталкивающий, неживой: «Холодное, сухое существо». (С. II, 174). Вместе с тем Родион Карлович наделен твердым характером, ему свойственна непоколебимая уверенность в собственной правоте, он безоговорочно признает за собой право руководить поступками и, в конечном счете, судьбами других. Это обстоятельство играет решающую роль в развитии сюжета комедии. Фонк использует нерешительность Вилицкого для того, чтобы отговорить от «невыгодной», по его мнению, женитьбы. Он замечает: «У образованного человека есть потребности, которым супруга иногда не сочувствует; его занимают вопросы, которые ей недоступны» (С. II, С. 208). Эти рассуждения тургеневского персонажа перекликаются с наставлениями матери писателя, высказанными в сходной ситуации (см. письмо от 9 / 21 ноября 1840 г.; ед. хр. 93. Л. 20; 13 / 25 июля 1843 г.; Ед. хр. 96. Л. 37–38). Представления Фонка о семейных устоях, роли и положении женщины в семье («жена должна слепо повиноваться мужу» — С. II, С. 208), также полностью совпадают с взглядами матери писателя: «Жена должна быть хороший вахмистр у своего мужа; приказы исполнять в точности, и скоро, и верно» (9 / 21 ноября 1840 г.; ед. хр. 93. Л. 20). Фонк, в чьем представлении любовь — это род болезни, предлагает свое средство преодолеть этот недуг: «Если бы вы могли теперь удалиться отсюда, хоть на месяц, я уверен, вы бы вернулись совершенно другим человеком» (С. II, 209). Отправляя в мае 1843 г. старшего сына в заграничное путешествие, В. П. Тургенева также рассчитывала, что разлука заставит Николая изменить его планы относительно А. Я. Шварц (письмо от 14 / 26 мая 1843 г. ед. хр. 96. Л. 19-20). И даже заявление Фонка: «Я небольшой охотник до современной словесности: нынче как-то странно пишут» (С. II, 203, 204) — находит известные аналогии в письмах В. П. Тургеневой (письмо от 24 августа / 5 сентября 1840 г.; ед. хр. 93.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»